Беляев психологическая саморегуляция книга

Уважаемые друзья нашего сайта, эта страница посвящена — Беляев психологическая саморегуляция книга. Читайте также статьи по теме:

Содержание


Психическая саморегуляция

Овладение навыками произвольного управления собственными эмоциями называется искусством психической саморегуляции .

Чёткое управление собственной эмоциональной сферой достигается не иначе, как через освоение функций собственных чакр и основных энергетических меридианов .

Практические знания об этих структурах издревле использовались в искусстве психической саморегуляции в странах Востока.

Овладение приёмами работы с указанными структурами вооружает радикальными способами психической саморегуляции, позволяющими за несколько месяцев преобразиться из больного, нелюдимого, унылого, гневливого, вечно раздражённого человека — в здорового, жизнерадостного, общительного.

Практические приёмы психической саморегуляции, включая способность к релаксации тела и ума, к произвольному перемещению концентрации сознания внутри своего тела (в том числе, в чакрах и основных меридианах), а потом и вне тела, — это есть то, без чего добиться успехов в духовной работе невозможно.

Поведение и саморегуляция человека в условиях стресса

Поведение и саморегуляция человека в условиях стресса

Индивидуально-психологические особенности саморегуляции поведения спортсменов, занимающихся силовыми видами спорта

Психологический тренинг саморегуляции

Оригинальный набор ножей с подставкой в виде человечка. Ножи — нержавеющая сталь (5 штук).

2244 руб

Nano ведет себя словно это настоящее ползающее насекомое: его движения также непредсказуемы и быстры. Благодаря оригинальной конструкции

Мой организм хорошо отдохнет, наберется сил». Упражнение также благотворно действует на зрение, а спокойный и устремленный в одну точку взгляд успокаивает нервную систему. Рис.P1 Очистим организм от радиации Очищение организма, его органов и систем от шлаков является одним из важнейших средств самооздоровления. Самая доброкачественная пища содержит элементы, которые требуют растворения и удаления, воздух вредные примеси, и далеко не всегда обычное дыхание позволяет совершать эффективную работу. Поэтому саму систему очистки организма тоже нужно периодически чистить и стимулировать ее деятельность специальными методами. Для общего очищения можно использовать фитотерапию, диетотерапию, голодание (желательно под контролем врача), рациональное питание, а также массаж и самомассаж, физический и психологический тренинг, дыхательную гимнастику. Особое внимание следует уделить проблеме защиты организма от вредного воздействия негативных экологических факторов. Используя психофизическую саморегуляцию, вы сможете улучшить работу механизмов по естественной очистке организма от радиоактивных веществ и повысить его защитные свойства

В рамках рассматриваемого направления может осуществляться достаточно широкий спектр групповых и индивидуальных мероприятий: – формирование положительного психологического климата в подразделении, установление отношений на основе здоровой конкуренции, конструктивной критики, открытого обсуждения внутренних проблем, критического отношения к допущенным ошибкам; – выработка социально-положительной субкультуры, поддержание здоровых традиций и привычек; – поддержание открытого и профессионального общения начальника с подчиненными; – обучение сотрудников навыкам саморегуляции, выработки адекватной самооценки, умения планировать личностное развитие; – проведение индивидуальной работы в виде консультаций и коррекционных бесед; – организация групповых занятий в виде деловых игр, социально-психологического тренинга, аутотренинга; – повышение уровня профессионально-психологической подготовки. Осуществление индивидуального предупреждения с точки зрения метода воздействия осуществляется также путем убеждения, оказания помощи и принуждения.

Профессиональная адаптация приспособление уже имеющегося профессионального опыта и стиля профессиональной деятельности к требованиям нового рабочего места, освоение сотрудником новых для него профессиональных функций и обязанностей, доработка требуемых навыков и умений, включение в профессиональное сотрудничество и партнерство, постепенное развитие конкурентоспособности. Психологическое сопровождение сотрудника необходимо в обязательном порядке. Программа психологического сопровождения должна составляться по каждой службе и учитывать особенности деятельности, а по мере возможности и индивидуальные особенности работников. Это связано с тем, что адаптационные реакции на неблагоприятные психофизиологические состояния работника вызывают психическое напряжение, которое приобретает характер стресса. Так как ситуация гостеприимства для обслуживающего персонала всегда несет в себе стрессогенные факторы, то программа психологического сопровождения должна быть внедрена. Для снятия тревожности и мобилизации профессиональной активности специалиста целесообразно использовать психологическое консультирование, а в отдельных случаях и тренинги саморегуляции эмоциональных состояний

Психолого-педагогическое направление скорее относится к психологии родительства, к периоду ожидания ребенка и его раннего развития. Исследователи разрабатывают методы психологической коррекции и психологической подготовки беременной, а также семейных пар с ориентацией на «сознательное родительство», психологические тренинги, способы альтернативных родов. Выделяются качества матери, особенности ее переживаний и состояний, которые считаются оптимальными и на которые ориентируются при составлении коррекционных программ. Психотерапевтическое направление. В этом направлении изучаются особенности матери, которые могут служить источником нарушения психического развития ребенка: различные формы отклоняющегося материнского отношения, особенности матерей с шизоидными чертами, с явлениями послеродовой депрессии и т. д. Материнство как стадия половозрастной и личностной идентификации Материнство анализируется с точки зрения личностного развития женщины, психологических и физиологических особенностей разных периодов репродуктивного цикла.

Тема 10: Психическая саморегуляция (аутотренинг)

(Современные психотехнологии манипулирования)

К началу

«Вы все, вероятно, слышали о последствиях лишения сна. Последствия недостатка пищи, воды, кислорода, витаминов, физических движений тоже всем понятны. Менее понятна потребность в состоянии транса. Именно в трансе наше подсознание может произвести ту внутреннюю реорганизацию психики, в которой мы нуждаемся, чтобы приспособиться к столь быстро меняющейся в наше время действительности. Печально, что в настоящем индустриальном мире мы утеряли многие ритуалы более примитивных обществ — церемонии с пением, танцами и мифологическими действиями, в результате которых у людей наступало состояние транса. Вновь обретая способность входить в состояние транса, мы становимся достаточно гибкими для того, чтобы глубоко измениться и тем самым приспособиться к жизни, проложить свой путь через переходное состояние к новому состоянию. Без транса мы остаемся жестокими и хрупкими, как умирающее растение. И тогда мы уязвимы и беззащитны, легко поддаемся влиянию других людей. Входя в состояние транса, вы присоединяетесь к целительному древнему миру вне зависимости от конкретной культуры».

Кондрашов В.В.

«… научно установлено, в состоянии внушенной дремоты или внушенного сна мозг лучше воспринимает слова производимого врачом внушения, они лучше закрепляются в мозгу, в силу чего оказывают длительное воздействие».

1. Теория саморегуляции и самокодирования.

1.1. Психические состояния.

1.2. ИСС, транс, самогипноз, аутосуггестия, самопрограммирование.

1.3. Основные теории и техники аутотренинга, саморегуляции, самокодирования.

1.4. Кодирование и самокодирование.

1.5. Медитация.

2. Техника саморегуляции и самокодирования.

2.1. Техника аутотренинга по Й.Шульцу.

2.2. Модификации аутогенной тренировки.

Психическая саморегуляция — это метод самокодирования собственной психики. Психическая саморегуляции еще носит название аутотренинг. Аутотренинг или аутогенная тренировка, является методом самопогружения в транс, и ввод на фоне измененных состояний сознания (ИСС) психологических установок. В результате происходит психокодирование личности. Слово «ауто» означает «сам», «генос» — рождение, «тренинг» — тренировки. Т.е. если в расширенном варианте — рождение новой личности путем регулярных занятий (тренировок). Во время аутогенного погружения в транс наблюдается торможение участков коры головного мозга, а значит чрезвычайно возрастает внушаемость, и подаваемые в этот момент (момент нахождения в трансе) формулы самовнушения (самоприказы) четко усваиваются подсознанием, формируя установки, переходящие в последующем в паттерны поведения. Аутогенная тренировка действительно является удивительной возможностью самостоятельно регулировать собственное психическое состояние. Здесь помощники не нужны. Не нужен даже определенный талант. Всего лишь знания и регулярность совершенствования. И при этом — поразительная эффективность (в сравнении с другими методами психотерапии).

Было установлено (В.М.Бехтерев, М.Эриксон, Л.П.Гримак, В.Л.Райков, В.Е.Рожнов, Т.Ахмедов, П.И.Буль, В.В.Кондрашов, М.Н.Гордеев, Р.Д.Тукаев и др.) в трансовых состояниях максимально повышаются способности человека к восприятию информации, к запоминанию такой информации, а значит и к обучению. Если кратко обозначить в чем состоит психическая саморегуляция (аутогенная тренировка), то следует выделить главное: происходит мышечное расслабление, погружение в транс, и самостоятельное (самоприказ) введение в мозг формул самовнушения. Т.е. перед нами своего рода психокодирование.

Наиболее известный и эффективный метод аутогенной тренировки разработал немецкий врач-психиатр, невропатолог и гипнолог, главврач одной из клиник под Дрезденом, Иоганн Генрих Шульц (1884-1970 гг.). В 1932 году как результат собственных исследований он опубликовал монографию «Аутогенная тренировка — сосредоточенное расслабление». Шульц обратил внимание, что его пациенты могут самостоятельно входить в то состояние ИСС (предполагающее покой, расслабление, сон), которое сам он вызывал у них с помощью гипноза. При этом становятся возможными ряд удивительных особенностей реакций организма. Например, расслабление мышц — сопровождается ощущением тяжести; а наполнение кровью капилляров кожи — ощущением тепла. Шульц понял, что сознательная концентрация внимания на вызывании тяжести тела способствует расслабления мышц, а концентрация на ощущении тепла — приток крови в капилляры кожи. Кроме того Шульц заметил, что если пациенты спонтанно мысленно повторяют формулы внушений, произносимых врачом, то выздоровление наступало быстрее. Таким образом Шульц открыл важность простых и легко запоминаемых фраз («формулы самовнушения»), предназначенных для самостоятельного использования в психотерапевтических целях.

Аутогенная тренировка по Шульцу включает в себя две ступени:

1) низшая ступень — обучение расслабления мышц с помощью упражнений, направленных на вызывание ощущения тяжести, тепла, на овладение ритмом сердечной деятельности и дыхания;

2) высшая ступень — аутогенная медитация — создание трансовых состояний различного уровня.

Низшую ступень составляют шесть стандартных упражнений, которые выполняются пациентами в одной из трех поз:

1) сидя («поза кучера»: положение сидя на стуле со слегка опущенной вперед головой, кисти и предплечья лежат свободно на передней поверхности бедер, ноги свободно расставлены, глаза закрыты);

2) лежа (положение лежа на спине, голова на низкой подушке или без подушки, руки свободно лежат вдоль туловища ладонями вниз, глаза закрыты);

3) полулежа (положение полулежа — расслабиться в кресле, облокотиться на спинку, руки лежат на передней поверхности бедер или на подлокотниках, ноги свободно расставлены, глаза закрыты).

При принятии любой удобной позы начинается выполнение специальных упражнений, состоящих из мысленного повторения (5-6 раз) специальных формул самовнушения. Формулы самоприказов следующие:

Первое упражнение. Вызывание ощущения тяжести в руках и ногах, что сопровождается расслаблением поперечнополосатой мускулатуры.

Формулы:

— «Моя правая рука тяжелая. Я чувствую это»[28] .

— «Моя левая рука тяжелая. Я чувствую это».

— «Обе моих руки тяжелые. Я чувствую это».

— «Мои ноги тяжелые. Я чувствую это».

— «Все тело тяжелое; я чувствую тяжесть в руках, ногах, и во всем теле».

В начале практики аутотренинга около 40 процентов всех практикующих обычно чувствуют тяжесть с преобладанием в локтевой зоне. При последующих регулярных занятиях ощущение тяжести распространяется по всей руке и переходит на другие конечности. Такое распространение заданного ощущения (тяжести, тепла) на другие части тела называется генерализацией. Вместе с развитием явления генерализации пассивная концентрация на тяжести расширяется до другой руки или одноименной ноги. Обычно тренинг тяжести продолжается до тех пор, пока она не начинает ощущаться более или менее равномерно во всех конечностях. Затем добавляется пассивная концентрация на тепле, которая нацелена на расширение кровеносных сосудов. Обуславливаясь генерализацией ощущения тепла в других конечностях, тренинг продолжается до тех пор, пока все конечности не становятся одинаково тяжелыми и теплыми. Затем переходят ко второму упражнению.

Второе упражнение. Вызывание ощущения тепла в руках и ногах с целью овладения регуляцией сосудистой иннервации конечностей.

Формулы:

— «Моя правая рука теплая. Я чувствую это».

— «Моя левая рука теплая. Я чувствую это».

— «Мои обе руки теплые. Я чувствую это».

— «Мои ноги теплые. Я чувствую это».

— «Я чувствую тепло в руках, ногах, и во всем теле».

Третье упражнение. Контроль ритма сердечных сокращений.

Формулы:

— «Сердце бьется ровно, спокойно, ритмично».

Четвертое упражнение. Нормализация и регуляция дыхательного ритма.

Формулы:

— «Я дышу совершенно спокойно».

Пятое упражнение. Вызывание ощущения тепла в области солнечного сплетения.

Формулы:

— «Мое солнечное сплетение излучает тепло».

Шестое упражнение. Вызывание ощущения прохлады в области лба с целью предотвращения и ослабления головных болей.

Формулы:

— «Мой лоб прохладен».

Показателем усвоения каждого упражнения является прочувствование соответствующих ощущений. Например, при вызывании тепла в конечностях — вы должны реально ощущать как тепло разливаться по телу.

При аутотренинге должна присутствовать соответствующая установка. Такая установка (пока человек мысленно повторяет ту или иную формулу самовнушения), называется «пассивная концентрация». При пассивной концентрации не должно возникать никаких мыслей, и соблюдаться исключительно пассивная установка по отношению к психофизиологическим эффектам заданной формулы. Эффективность пассивной концентрации зависит от мысленного контакта с частью тела, обозначенной формулой (например, правая рука), и от поддержания в уме устойчивого течения фильмоподобного (вербального, акустического или визуального) представления аутогенной формулы. В начале пассивная концентрация на формуле не должна продолжаться более 30 — 60 секунд. Через несколько недель длительность упражнений доводится до трех-пяти минут, а спустя несколько месяцев — до тридцати и дольше. Состояние пассивной концентрации прерывается применением трехступенчатой процедуры: а) энергичное сгибание рук, б) глубокое дыхание и в) открытие глаз. Такие действия выполняются последовательно с одноминутными интервалами. После овладения стандартными упражнениями можно обучаться изменять болевой порог в тех или иных частях тела или просыпаться в заданное время.

Для выхода из аутогенного транса необходимо сделать глубокий вдох и выдох, мысленно сосчитать до трех и открыть глаза.

После погружения в транс — можно или просто отдыхать (наступает восстановление организма), или давать формулы самовнушения, направленные на улучшение, например, памяти, воспитания воли, характера и т.п. При этом существует обязательное правило: формулы самовнушения работают только при достижения транса (необходимо чтобы отключилась цензура психики). Только в таком состоянии ваши слова будут кодировать мозг, а значит наступит эффект психопрограммирования.

Курс обучения по системе Шульца рассчитан в среднем на три месяца. На отработку каждого упражнения уходит около 2 недель тренинга с интенсивностью два раза в неделю по 10-15 минут под руководством специалиста, плюс ежедневные (утром, после пробуждения, и вечером, перед сном) самостоятельные упражнения. Глубину аутогенного погружения делят на три фазы. В первой фазе пациент ощущает тяжесть, тепло, истому, разлившуюся по всему телу. Вторая фаза характеризуется ощущением телесной легкости, невесомости, причем нередко возникают нарушения схемы тела. Третью фазу можно характеризовать как «исчезновение тела». (Б.Д.Карвасарский, 2000).

При освоении первых двух упражнений (вызывание «тяжести» и «тепла») возникает особое состояние аутогенного погружения, которое Шульц называл «переключением» и определял физиологически как «понижение биотонуса при сохранном сознании». Это состояние характеризуется как промежуточное между сном и бодрствованием (весьма близко к первой стадии гипнотического сна), и вызвано снижением активности коры при отсутствии внешних раздражителей и сокращением мыслительных процессов вследствие сосредоточенности на формулах тренировки.

Аутогенная медитация по Шульцу является второй, или как ее еще называют, высшей ступенью. Она включает в себя упражнения, которые вызывают катарсис (самоочищение). Такие упражнения рекомендуется начинать после шести-двенадцати месяцев тренировок по первой ступени. При медитативном тренинге необходимо выдерживать аутогенное состояние продолжительностью до 40 минут без переживания каких-то неприятных побочных эффектов или последствий.

К упражнениям второй (высшей) ступени аутогенной медитации по Шульцу следует приступать после того, как вы можете в течении часа концентрироваться на чем-либо. В этом случае наступает т.н. состояние аутогенного погружения. Во время такого погружения возникает визуализация (видение вымышленных образов, цветовых пятен и проч.). Необходимо научиться произвольно вызывать визуализацию даже при помехах (радио, яркий свет, шум и т.п.)

Первое упражнение. Фиксация спонтанно возникающих цветовых представлений. Выполняется после прохождения шести упражнений первой (низшей) ступени. Задача: визуализация цветных образов (горная вершина, луг, море, и т.п.)

Второе упражнение. Вызывание определенных цветовых представлений, «видение» заданного цвета. Задача: визуализация заданного цвета. Кроме того — чувство цвета (напр. фиолетовый — покой, черный — печаль, и т.п.; заметим — у всех цветовые характеристики могут быть различны).

Третье упражнение. Визуализация конкретных предметов. Задача: визуализация конкретного образа (цветок, свеча, книга и т.п.). Цель — визуализация себя.

Четвертое упражнение. Сосредоточение на зрительном представлении абстрактных понятий, таких как «совесть», «счастье», «удача» и т. п. Задача: визуализация образов абстрактных понятий.

Пятое упражнение. Концентрация «пассивного внимания» на произвольно вызываемых, эмоционально значимых ситуациях. Задача: визуализация ощущений при мысленной концентрации на вызывании конкретных образов (напр. ощущения, возникающие если смотрим на горную вершину и т.п.)

Шестое упражнение. Вызывание образов других людей. Сначала — незнакомых, потом знакомых. Задача: сделать образы знакомых людей нейтральными (т.е. не окрашенными вашими установками и эмоциями).

Седьмое упражнение. Ответ своего подсознания на произвольно задаваемые вопросы. Ответ приходит в виде образов. После чего происходит катарсис (очищение).

Однако на наш взгляд, вполне можно остановиться на первой ступени, т.к. упражнения второй ступени методики Шульца (без контроля врача) могут привести вместо излечения к тяжелым психическим расстройствам.

Освоившие аутогенную тренировку (саморегуляцию) способны:

1) В нужный момент снять физическое и психическое напряжение (необходимо для профилактики переутомления, неврозов и психосоматических заболеваний).

2) В короткий срок восстановить силы.

3) Самостоятельно регулировать многие функции организма (кровообращение, частоту сердечных сокращений, и т.д.)

4) Вызывать анастезию (обезбаливание).

5) Развивать внимание, память, воображение, и т.п.

6) Избавиться от нежелательных «привычек» (истерия, алкоголь, табакокурение, и др.).

7) И многое, многое другое.

Психическая саморегуляция (аутогенная тренировка) также весьма эффективна и в качестве психотерапевтического метода. По мнению д.м.н. проф. Б.Д.Карвасарского (2000), наибольшая эффективность достигается при лечении неврозов, функциональных расстройств, психосоматических заболеваний, неврастении, психогенных сексуальных расстройствах, расстройствах сна, при неврозе навязчивых состояний, при лечении заболеваний, проявления которых связаны с эмоциональным напряжением, а также при бронхиальной астме, при стенокардии, язвенной болезни, лечения различных невротических расстройств речи и т.д.

Кроме того, достигаемые с помощью аутогенной тренировки саморегуляция эмоционально-вегетативных функций, оптимизация состояний покоя и активности, повышение возможностей реализации психофизиологических резервов организма и личности позволяют использовать аутотренинг (психическую саморегуляцию) не только в клинической практике, но и в области авиационной и космической медицины, общей и военной педагогике, при подготовке спортсменов, обучении и профессиональной адаптации специалистов операторского профиля, деятельность которых связана с воздействием экстремальных факторов труда и обитания, моделировании различных состояний человека, в том числе — в сценическом актерском искусстве, а также в ряде других профессий. (В.С.Лобзин, М.М.Решетников, 1986).

Й.Шульц свой метод аутотренинга разрабатывал в т.ч. и имея предшественников. Например, в период с 1890 по 1900 год в берлинском институте были проведены исследования знаменитым физиологом мозга Оскаром Фогтом. Фогт обнаружил, что кратковременные мысленные упражнения, если их практиковать несколько раз за день, ослабляют стрессовые воздействия наподобие утомления или напряжения. В нашей стране исследования по эффективности психической саморегуляции были проведены в 1881 году И.Р.Тархановым. Он опубликовал одно из первых научно достоверных наблюдений о влиянии самовнушения на непроизвольные функции организма. В.М.Бехтерев в 1890 году обучал больных самовнушению в гипнотическом трансе. Я.А.Боткин (1897) отмечал, что «особенно хорошо проводить самовнушение перед засыпанием и пробуждением, причем формулы самовнушения должны быть индивидуализированными, произноситься в утвердительной форме и в настоящем, а не в будущем времени». В 20 сидя или лежа в удобной позе, мысленно или шепотом 20—30 раз повторять позитивные формулы самовнушений направленные на улучшение самочувствия и общее выздоровление. Куэ впервые предложил целесообразность положительного содержания формул самовнушения (например, «Я здоров» вместо «Я не болен»). Метод Куэ развил Бодуэн, исходивший из предположения, что поведением человека управляют воображение и подсознательные влечения. По мнению Бодуэна, многократное мысленное повторение одних и тех же фраз создает внутреннее сосредоточение. В России методы внушения были основаны на русской психофизиологической школе (И.М.Сеченов, И.П.Павлов, А.А.Ухтомский, В.М.Бехтерев, К.И.Платонов). В 20 веке (в 1961 году) начал работу «Интернациональный координационный комитет для клинического применения и обучения аутогенной терапии» (ICAT), куда входил представитель СССР. С 1959 года, при медицинском факультете Университета Киуши (Фукуока, Япония) в составе Исследовательского института им. Оскара Фогта (который был другом и соратником Шульца), действует «Интернациональная исследовательская организация по применению и обучению аутогенной терапии». Большое распространение аутогенная тренировка получила в США и Канаде. Луте, соавтор Шульца по 6-томному руководству по аутогенной тренировке, изданному в Нью-Йорке и Лондоне, отмечает, что среди применяющих этот метод много представителей технической интеллигенции и администраторов, видящих в ней средство сохранения здоровья и повышения работоспособности. Аутогенная тренировка получила всеобщее признание как метод лечения и профилактики неврозов, коррекции некоторых синдромов функционального происхождения, терапии алкоголизма, в акушерско-гинекологической практике, в лечении последствий закрытых черепно-мозговых травм и ряде других областей медицинской науки и практики.

Метод Шульца является наиболее простым и эффективным. В последующем учеными были внесены различные собственные усовершенствования в методику Шульца. Рассмотрим различные модификации: (по Б.Д.Карвасарскому, 2000 и В.С.Лобзину, М.М.Решетникову, 1986).

Модификация аутогенной тренировки низшей ступени.

1) Модификация Мюллера-Хегеманна (1957).

Основываясь на работах об обширном представительстве в корковых структурах лица и кисти, Мюллер-Хегеманн ввел несколько дополнительных формул, а именно: «Лицевые мышцы совершенно расслаблены», «Челюсть отвисает свободно вниз», «Язык совершенно тяжелый» — перед формулой «Лоб приятно прохладен» и «Обе кисти рук совершенно тяжелые» — после формулы «Обе руки совершенно тяжелые». Расслабление мышц лица и кистей рук способствует более глубокому аутогенному погружению, а у больных мигренью нередко купирует начинающийся приступ. Автор вносит изменения и в третье упражнение. При его выполнении больной должен представить себе левую руку наполняющейся струящимся теплом от пальцев левой кисти до плечевого сустава. В дальнейшем он «переливает» это «накопленное в левой руке тепло» в левую половину грудной клетки, ощущает его струящимся по сердцу и так добивается рефлекторного расширения коронарных сосудов.

2) Модификация Клейнзорге и Клумбиеса (1965).

Авторы разработали технику тренировки, нацеленную на органы. Такая «направленная органотренировка» является дальнейшим развитием аутогенной тренировки. После завершения общего курса авторы разделяют больных на группы по определенным синдромам. В этих группах проводится курс специализированных упражнений, представляющих собой соответствующим образом расширенные и дополненные классические упражнения первой ступени. Комплектуются следующие группы.

Группа «голова». Показания: вазомоторные головные боли, мигрень, синдром Меньера, расстройства активного внимания. Акцент делается на 6-м упражнении аутогенной тренировки: «Лоб приятно прохладен, голова ясная, свободная, свежая, она может сосредоточиться на любой мысли» и т. п.

Группа «сердце». Показания: стенокардия, кардиологический синдром, нарушение сердечного ритма. Акцент — на 2-м и 3-м упражнениях. Терапевтическое действие основано на рефлекторном расширении венечных сосудов при расширении кожных сосудов левой руки.

Группа «живот». Показания: спазмы мускулатуры органов брюшной полости, гастралгия, дискинезия желчных путей, слизистый и язвенный колит. Акцент — на 5-м упражнении. Авторы заменяют формулу Шульца «Солнечное сплетение излучает тепло» на «Приятное тепло разливается в моем животе».

Группа «сосуды». Показания: нарушения периферического кровообращения, гипертоническая болезнь в неврогенной стадии. Упражнения построены на основе первых двух упражнений аутогенной тренировки.

Большое значение придается формулам общего спокойствия.

Группа «легкие». Показания: психогенные диспноэ, бронхиальная астма (вне приступа), начальные степени эмфиземы. Тренировка проводится в положении лежа, при открытых окнах. Вводится формула: «Мне дышится совсем легко».

Группа «покой». Показания: нарушения сна и эмоциональные нарушения. Тренируются в положении лежа. Специальные упражнения направлены на расслабление скелетной мускулатуры (частью заимствованы из комплекса прогрессирующей мышечной релаксации). Транквилизация достигается также косвенно — представлением картин, эмоционально приятно окрашенных (пейзажей и т. п.).

3) Модификация К.И.Мировского и А.Н.Шогама (1963).

Авторы назвали свою модификацию «психотонической тренировкой». Ими разработаны приемы, не только снижающие, но и повышающие тонус, мобилизирующие. Пациенты тренируются в «астено-гипотонической группе». Мышечная релаксация исключается, поскольку снижение артериального давления противопоказано. В формулы вводятся слова, имитирующие выраженные симпатомиметические сдвиги (озноб, «гусиная кожа», холод и т. п.). Тренировка заканчивается энергичной мускульной самомобилизацией. Текст тренировки: «Я совершенно спокоен. Все мое тело расслаблено и спокойно. Ничто не отвлекает. Все безразлично мне. Я чувствую внутреннее успокоение. Плечи и спину обдает легкий озноб. Будто приятный, освежающий душ. Все мышцы становятся упругими. По телу пробегают «мурашки». Я — как сжатая пружина. Все готово к броску. Весь напряжен. Внимание! Встать! Толчок!» По данным К.И.Мировского (1965), часто уже после первого занятия удается повысить артериальное давление с 60-70/45-50 до 110-130/70-80 мм рт. ст.

4) Мобилизирующие, активирующие упражнения, вызывающие симпатомиметические сдвиги, используются также А.В.Алексеевым (1969) и Л.Д.Гиссеном (1969), предложившими «психорегулирующую тренировку» для подготовки спортсменов.

В основе психомышечной тренировки по А.В.Алексееву: умение расслабляться, умение представлять формулу самовнушения, умение удерживать внимание и умение воздействовать на себя словесными формулами. Вначале идет расслабление рук, потом других групп мышц. На вдохе мышцы напрягаются, затем следует задержка дыхания с удержанием мышечного напряжения, и выдох с расслаблением мышц. Упражнения сопровождаются словесными формулами. После рук подобное расслабление проделывается с мышцами лица, шеи, ног, туловища. По завершении следуют формулы успокоения.

5) Модификация М.С.Лебединского и Т.Л.Бортник (1965).

Это сокращенный вариант аутогенной тренировки, приспособленный для стационара. Продолжительность курса — 1 месяц (вместо 3). Срок лечения уменьшается за счет удлинения каждого сеанса в начале лечения до 30 минут. Пациент занимается ежедневно 1 раз с врачом и дважды самостоятельно. Каждое упражнение усваивается за 3 дня. Срок лечения уменьшается и благодаря расширению формул. Например, формула мышечной релаксации: «Я чувствую тяжесть в правой руке, в плече, предплечье, пальцах. До самых кончиков пальцев правой руки чувствую тяжесть». Возникновению ощущения тепла в области солнечного сплетения способствует представление о проглатывании слюны и разливающемся тепле в области пищевода и желудка. Срок лечения сокращается и благодаря усилению гетеросуггестивного момента аутогенной тренировки: пациенты повторяют про себя формулы, которые врач произносит несколько раз. Перед началом работы с каждой формулой и при переходе от одной формулы к другой звучит расширенная формула спокойствия: «Я спокоен. Я совершенно спокоен. Спокойно и ритмично дыхание. Ритмичен пульс. Сердце бьется ровно и спокойно».

6) Техника самовнушения по А.М.Свядощу — А.С.Ромену.

Рекомендации А.М.Свядоща и А.С.Ромена, изложенные ими в методическом письме «Применение аутогенной тренировки в психотерапевтической практике (техника самовнушения)» в значительной степени соответствует классической методике. Так же как и у Шульца ими использовались короткие формулы самоприказов, произносимые в императивной форме.

Основой аутогенной тренировки авторы считают самовнушение. В отдельных случаях А.М.Свядощ и А.С.Ромен рекомендуют использование безусловнорефлекторного подкрепления, например, сочетания слов самовнушения «Рука холодная» с опусканием руки в холодную воду. Перед началом занятий аутотренингом проводится курс подготовительных упражнений по регуляции мышечного тонуса, что, по мнению авторов, способствует сокращению сроков усвоения метода. Обучающий курс проводится в форме гетеротренинга, формулы самовнушений произносятся врачом в императивной форме. Перед выполнением 3-го стандартного упражнения А.М.Свядощем и А.С.Роменом было рекомендовано обучение пациентов мысленному подсчету пульса или сердцебиений. Публикация методического письма А.М.Свядоща и А.С.Ромена послужила важным фактором популяризации аутогенной тренировки в нашей стране.

7) Коллективно-индивидуальный метод Г. С. Беляева.

Учитывая, что пребывание пациента в стационаре всегда ограничено временем лечения, Г.С.Беляев (1973) предложил свою модификации метода Шульца, введя интенсификацию процесса обучения аутогенной тренировке, а также индивидуализацию приемов самовнушения в зависимости от особенностей личности больного и имеющегося заболевания. Упражнения осваивались пациентами в процессе гетерогенных тренировок и закреплялись домашними занятиями после окончания стационарного курса или в амбулаторных условиях. Каждому больному назначались дополнительные упражнения с учетом особенностей и периода заболевания. Перед началом занятий Г.С.Беляев рекомендовалось не применять формулы общего успокоения, т.к. по его мнению, это может привести к дискредитации метода. Значительное место Г.С.Беляев отводил упражнениям, направленным на регуляцию дыхания. Также автор рекомендовал использовать формулы только утверждающего характера (без частицы «не»).

8) Репродуктивная тренировка. Модификация А.Г.Панова, Г.С.Беляева, В.С.Лобзина, И.А. Копыловой (1980), представляет собой комплексную методику психофизиологической и личностной саморегуляции. В этой модификации широко используется в качестве реализующего приема сенсорная репродукция — преднамеренное воспроизведение ощущений. Репродуктивная тренировка включает подготовительные психотерапевтические мероприятия (изучение личности больного и определение основных методов психотерапевтического воздействия), предварительные упражнения (дыхательная гимнастика, идеомоторная и релаксирующая тренировка мышечного аппарата) и собственно обучающий курс аутогенной тренировки. Репродуктивная тренировка объединяет в единой технике приемы, заимствованные из многих источников. Большое внимание в этой модификации уделяется так называемой «маске релаксации» — упражнению, с которого начинается курс аутогенной тренировки: «Мягко опустить веки, свести взор кнутри и книзу на щеки по бокам носа, язык мягко приложить к корням верхних зубов изнутри (звук «Т»), дать нижней челюсти слегка отвиснуть, ощутив ее вес, и чуть выпятить ее вперед (звук «Ы»)». Другой особенностью данной методики является введение в обучающий курс аутогенной тренировки дыхательной гимнастики, которая проводится по специально разработанным авторами схемам. Ритмичное форсированное дыхание понижает возбудимость некоторых нервных центров и способствует мышечной релаксации. Многие авторы отмечают влияние дыхательной гимнастики на выравнивание эмоционального состояния тренирующихся, на способность к концентрации внимания. Во время дыхательной гимнастики в брюшной полости возникает глубинное тепло, поэтому она используется перед формулой вызывания тепла в животе.

Репродуктивная тренировка включает подготовительные психотерапевтические мероприятия (изучение личности больного и определение основных методов психотерапевтического воздействия), предварительные упражнения (дыхательная гимнастика, идеомоторные и релаксирующие тренировки мышечного аппарата) и собственно обучающий курс аутогенной тренировки. Началу занятий предшествует предварительный этап, состоящий из вводной беседы, целью которой является ознакомление больного или психотерапевтической группы с методом аутогенной тренировки и создание атмосферы оптимального внутригруппового взаимодействия. У пациентов вырабатывается определенный стереотип дыхательных движений и развивается способность к «оживлению» образов, формируются навыки волевого расслабления поперечнополосатой мускулатуры. Значительное внимание уделяется управлению мимическими мышцами, как связанные с корой мозга (упражнения «маска удивления», «маска гнева», «маска смеха», «маска трубача» и др.), а также управлению мышцами пальцев рук и кисти. Подчеркивается значение тренированной релаксации мышц лица, жевательных мышц и мышц кисти. При практическом проведении занятий с пациентами рекомендуется продемонстрировать рисунок, иллюстрирующий представительство движений в коре больших полушарий (гомункулус Пенфилда). На этом рисунке смещены все пропорции тела: огромная кисть и пальцы, огромное лицо. Остальные части тела представлены скупо. Следует рассказать пациентам о положительном влиянии не только общей релаксации, но и дифференцированного расслабления отдельных мышечных групп. Следует подчеркнуть, что в эмоциональных выразительных движениях непременно участвуют мышцы лица, жевательные, кисти, пальцев. Приводятся примеры из обыденной жизни и из литературы. Из литературы, например, место из новеллы Стефана Цвейга «Двадцать четыре часа из жизни женщины» где описывается как миссис К. была поражена внешним выражением азарта игрока в казино. «Я не видела таких говорящих рук, где каждый мускул кричал, и страсть почти явственно выступала из всех пор». Лицо «. говорило на том же безудержном, немыслимо напряженном языке, что и руки. вокруг крыльев носа что-то непрерывно трепетало, словно под кожей перекатывались мелкие волны. Даже на расстоянии десяти шагов можно было видеть, как лихорадочно стучат зубы».

Упражнения первой ступени аутогенной тренировки в этой модификации усваиваются в течение 9—10 занятий гетеротренинга; таким образом, общий курс, с учетом 2 — 3 занятий в неделю, занимает 4—6 недель. На 1-м занятии пациентам предлагается выполнить «маску релаксации»: мягко опустить веки, свести взор кнутри и книзу, язык без напряжения прижимается к верхним зубам, нижняя челюсть слегка отвисает. Затем больные расслабляют мышцы затылка и шеи и предпринимают попытку распространить ощущение расслабления на мышцы туловища и конечностей. На 2-м занятии выполняются упражнения, направленные на вызывание ощущений тяжести и тепла. В процессе вводной беседы разъясняется, что главным условием всякого действия — желание совершенствования. Этот же тезис реализуется в формулах самовнушения, которые задаются врачом и мысленно повторяются пациентами. Причем формулы самовнушения укорачиваются от фразы к фразе, обеспечивая постепенный переход от мотивированного пожелания к императивному утверждению. В отличие от классической методики, упражнения, направленные на вызывание ощущений тяжести и тепла, не отделяются друг от друга, а формулы общего успокоения перед ними не применяются. Целью 3-го занятия является ознакомление пациентов со специфическими ощущениями аутогенногосостояния, практически не имеющего аналогов в обыденной жизни. В качестве демонстрации используется изменение восприятия фактора времени, обычное для фазовых состояний. После выполнения первых двух упражнений пациенты приступают к дыхательной гимнастике. Все упражнение состоит из 19 дыхательных циклов и занимает 5 —5,5 мин. На 4-м и 5-м занятиях ощущения тяжести и тепла вызываются пациентами самостоятельно на основе самоприказа. Последовательность выполнения упражнений остается прежней. После выполнения дыхательной гимнастики добавляются формулы-самоприказы, направленные на вызывание ощущения глубинного тепла в животе. 6-е занятие направлено на вызывание ощущений тепла в левой руке. Затем пациентам предлагается сосредоточить внимание на левой руке и представить, что она опускается в тепловатую воду. При этом главный акцент делается на воспоминании соответствующих ощущений. Одновременно с увеличением степени погружения руки в воду изменяется и образное представление температурного воздействия: «тепловатая вода — теплая — приятно горячая». 7-е занятие направлено на приобретение навыков воздействия на коронарное кровообращение и строится на основе идеомоторных упражнений. Обучаемым предлагается представить, что они ритмично сжимают левой рукой теннисный мяч. Темп движений задается врачом: на вдохе — «напряжение», на выдохе — «расслабление». Постепенно темп «движений» увеличивается до пределов возможного. Затем по команде врача они резко прекращаются, и пациентам предлагается путем самонаблюдения установить характер возникающих ощущений. Содержание 8-го занятия составляют упражнения, основанные на хорошо известном физиологическом факте, что ритм дыхания и частота сердечных сокращений до известной степени коррелируют рефлекторно. После предварительного объяснения связей ритма дыхания и частоты сердечных сокращений пациентам предлагается, используя пальпаторный контроль пульса, «подстроить» темп дыхания к пульсу в соотношении 4 или 6 к 1. Затем по команде врача пациенты несколько раз ускоряют и замедляют дыхание, одновременно контролируя динамику частоты сердечных сокращений. В связи с отмеченными отрицательными эффектами так же, как и предыдущее упражнение, 8-е занятие должно весьма осторожно применяться в клинических условиях. 9-е занятие по своему целевому предназначению соответствует 6-му упражнению классической методики Шульца («Мой лоб слегка прохладен»). Оно выполняется пациентами после краткого повторения программы предыдущей тренировки на фоне «маски релаксации». Больные выполняют два-три в меру энергичных вдоха через рот в целях охлаждения слизистой, что отчетливее всего ощущается на языке. Далее следует обычное носовое дыхание, однако смена ощущений прохлады (на вдохе) и тепла (на выдохе) сохраняется. При длительной фиксации внимания на этом ощущении оно начинает иррадиировать в верхнюю часть лица (лоб, окружность глазниц, щеки). Одновременно, как правило, появляются чувство свежести в голове и ясность мысли. Это упражнение обладает стойким транквилизирующим воздействием и купирует головные боли. Однако назначение его больным должно быть строго индивидуальным. X.Клейнзорге и Г.Клюмбиес рекомендуют в этих случаях «перенести» фиксацию внимания на фазу выдоха и вызвать образные представления тепла («прохладная ванна с теплым компрессом на лбу»). 9-м занятием заканчивается курс репродуктивной тренировки первой ступени. На 10-м занятии пациентам демонстрируются приемы моделирования настроения с помощью сенсорных образов-ассоциаций. Например, врачом задаются ключевые слова «оранжевый апельсин». Больным предлагается мысленно повторять их, не вдумываясь в смысл. После нескольких мысленных повторов в воображении пациентов возникает более или менее четкий зрительный образ оранжевого апельсина часто нереально больших размеров. Затем врач «подсказывает» цепь последовательных ассоциаций, ключевым словом в которых является «оранжевый» (цвет): солнечный свет, песок на пляже, поле ромашек и т. п. Посредством выбранного слова создается фон, затем образ и ситуация, которые «окрашиваются», «озвучиваются». Больным предлагается вжиться в специфические сенсорные ощущения, моделирующие определенную эмоциональную гамму, при этом часто отмечаются соответствующие изменения настроения. Если концентрация на «оранжевом» приводит, как правило, к повышению настроения, то концентрация на «зеленом» (лист — луг — свет) оказывает седативный эффект. В комплексный курс репродуктивной тренировки, применяемой при лечении неврозов и кортико-висцеральных заболеваний, кроме приведенных 10 упражнений, входят приемы: самоутверждения, представляющие собой усиленный вариант целенаправленного самовнушения, ориентированного на создание стениче-ского отношения к болезненным переживаниям («Я буду здоров!», «Я преодолею болезнь!» и т. п.); воспитание привычек, заменяющих болезненные ритуалы; специальные гимнастические упражнения, выполняемые с эмоциональной экспрессией; упражнения с воображаемыми предметами, способствующие активации целенаправленного внимания и концентрации волевых усилий; идеомоторные упражнения, наиболее эффективные при лечении логоневрозов, и функциональные тренировки (М. С. Лебединский), которые представляют завершающий этап лечения и реабилитации почти при всех формах неврозов.

9) Регуляция мышечного тонуса по В.Стоквису.

В модификации, предложенной В.Стоквисом, основным единственным элементом является релаксация. Если в классической методике аутогенной тренировки релаксация используется как один из базисных элементов, то в данной модификации расслабление определенных мышечных групп становится самостоятельной целью занятий. Так же, как и Джейкобсон, Стоквис исходит из того, что локальные моторные проявления связаны с определенными эмоциями, однако Стоквис сокращает длительность тренировок (30— 50 мин — у Джейкобсона и 5— 10 мин — Стоквиса), потому что как он считает, длительная концентрация внимания на определенных мышцах вызывает их непроизвольное напряжение. Какой-либо постоянной системы упражнений в модификации Стоквиса нет, а направленность метода обусловливается конкретными проявлениями заболевания и индивидуальными особенностями личности пациента. Стоквис отмечает, что на первых этапах расслаблению препятствуют любые попытки концентрации внимания на содержании мыслительной сферы. Существенное внимание в данной модификации уделяется воспитанию у пациента ответственности за результаты лечения, подчеркивается важность отношений доверия между врачом и пациентом. Занятия проводятся в положении лежа, всегда в одно и то же время. Стоквис считает, что лучше пропустить занятие, чем перенести его на другое время. После формулы успокоения («Теперь я лежу совсем спокойно») пациент последовательно расслабляет мышцы плеч, предплечий, обе кисти, мышцы ног, живота, груди, головы, рта, носа, глаз, ушей, лица и затылка. Занятия проводятся индивидуально в форме гетеротренинга. Каждый пациент создает собственные формулы-намерения, которые зачитываются или произносятся врачом во время сеанса. Для усиления релаксации в процессе сеанса используется суггестивное воздействие, наложение рук, образные представления напряжения и расслабления мышц в сочетании с дыхательными упражнениями. Конечной целью релаксирующих упражнений считается расслабление мышц и расслабление «духа» в их единстве, после чего пациентом мысленно произносится: «Благодаря глубокому и полному расслаблению, представления, которые я сейчас вызываю, осуществляются». Окончание сеанса завершается так же, как при использовании гипнотического внушения: врач ведет счет, сопровождая его суггестией (один — тяжесть уходит; два — глаза открываются и т. д.). Перед началом курса лечения Стоквис проводит пробы на внушаемость (опыт с маятником и т. п.).

10) Модификация д.м.н. проф. Л.П.Гримака[29].

Текст первого упражнения содержит одинаковую для всех упражнений вспомогательную часть (вход и выход из аутогенного погружения) и специально выделенную основную часть. Тексты последующих упражнений содержат лишь основную часть, начинающуюся фразами, выражающими переход основной части предыдущего упражнения во вспомогательную часть последующего. В этом варианте стандартные первое и второе упражнения разделены на две части и считаются самостоятельными. Общее число упражнений увеличивается до восьми. В каждом упражнении тренирующийся говорит себе «я», «мне», «мое» и т. д. для того, чтобы направить свою психику на необходимое действие. Текст читается медленно, с расстановкой и рассчитан на 15 расслабленное, непринужденное. Я концентрирую волевые усилия на управлении своими нервами, своим телом, своим состоянием. Я полностью контролирую свое тело и психику.

2. Я никуда не спешу. Я мысленно очертил вокруг себя линию. За этим кругом я оставил все свои заботы. Я пребываю в абсолютном покое. В этом состоянии легко вырабатываются и закрепляются навыки управления своим телом, своим состоянием. Я легко контролирую свое тело, свою психику. Я отрешился от всех забот. Я полностью успокоился. Я полностью погружаюсь в мой внутренний мир. Я внутри себя. Я слился сознанием с собственным телом. Мое «Я» проникло в каждую клеточку моего организма. И каждая клеточка моего организма охотно выполняет пожелания моего «Я» .

3. А сейчас я сосредоточил внимание на своем лице. Я контролирую и расслабляю мышцы лба, щек, губ. Мои веки смыкаются, а мысленный взор направлен в область лба. Мои зубы не стиснуты, а кончик языка расположен у основания верхних зубов. Лицо спокойно и неподвижно, как маска. Лицо — маска…

4. Мышцы шеи расслаблены полностью. Они не принимают никакого участия в поддержании головы. Мышцы туловища расслаблены полностью.

5. Я делаю спокойный вдох, выдох и устанавливаю удобный, успокаивающий ритм дыхания. Мое дыхание спокойное, ровное, ритмичное. Я вдыхаю спокойствие. С каждым вдохом покой наполняет мою голову, грудь, тело.

6. А сейчас я очень хочу, чтобы моя правая рука стала тяжелой…

Я очень хочу, чтобы моя правая рука стала тяжелой…

Хочу, чтобы моя правая рука стала тяжелой…

Чтобы моя правая рука стала тяжелой…

Моя правая рука стала тяжелой…

Правая рука стала тяжелой…

Рука стала тяжелой…

Стала тяжелой…

Тяжелой…

Я переключаю внимание на левую руку.

Я очень хочу, чтобы моя левая рука стала тяжелой…

(Далее так же, как в предыдущем случае. Формулировка, укорачиваясь на одно слово, становится все более утверждающей.)

Приятная, сковывающая, спокойная тяжесть наполнила мою правую, а затем левую руку. Я отчетливо ощущаю тяжесть в руках. (Пауза.)

7. В состоянии релаксации я отлично отдохнул, освободился от нервного напряжения. Я очень спокоен. Спокойствие дало мне уверенность, силу, здоровье. Я здоров, уравновешен, энергичен в любой обстановке. Я отлично отдохнул.

8. А сейчас мое дыхание становится глубже и энергичнее… Появляется приятное мышечное напряжение. Оно устраняет излишнюю тяжесть в теле, освежает голову. Мой организм наполнен бодростью и энергией.

Я сжимаю кулаки, поднимаю руки, открываю глаза… Я рывком приподнимаюсь и легко вхожу в состояние бодрствования.

Второе упражнение

В этом и последующих упражнениях первые пять пунктов повторяются из первого упражнения. Изменения в тексте касаются только пункта 6.

6. Приятная, сковывающая, спокойная тяжесть наполнила мою правую, а затем левую руку. Я отчетливо ощущаю тяжесть в руках. А сейчас я переключаю внимание на правую ногу. Я очень хочу, чтобы моя правая нога стала тяжелой… (Формулировка повторяется с возрастающей категоричностью, как в предыдущем упражнении.) Я переключаю внимание на левую ногу. Я очень хочу, чтобы моя левая нога стала тяжелой… Я очень хочу, чтобы моя левая нога стала тяжелой… (Далее постепенное укорочение формулировки.) (Пауза.)

Приятная, теплая, спокойная тяжесть наполнила мою правую и левую ногу. Тяжесть распространилась на все тело. Я полностью расслаблен. (Пауза.)

Далее 7 и 8 пункты из первого упражнения.

Третье упражнение

6. Приятная, спокойная тяжесть наполнила мою правую, а затем левую руку. Я отчетливо ощущаю тяжесть в руках. Я переключаю внимание на ноги, и теплая, сковывающая тяжесть наполняет мою правую, а затем левую ногу. Тяжесть распространилась на все тело. Я полностью расслаблен.

А сейчас я очень хочу, чтобы моя правая рука стала теплой.

Рука стала теплой… теплой…. Я переключаю внимание на левую руку. Я очень хочу, чтобы моя левая рука стала теплой… стала теплой. (Фразы также строятся по принципу постепенного укорочения.) (Пауза.)

Далее следуют 7 и 8 пункты. Начиная с этого упражнения, в пункт 8 вносится изменение в соответствующую фразу: «Оно устраняет излишние тяжесть и тепло в теле, освежает голову». и затем во всех упражнениях следует применять именно эту формулировку.

Четвертое упражнение

6. Приятная тяжесть наполнила мою правую, а затем левую руку. Тяжесть из рук переливается в правую, а затем в левую ногу, наполняет все тело. Я полностью расслаблен. Приятное тепло наполняет мою правую и левую руку. Тепло пульсирует в кончиках пальцев, в руках, распространилось на предплечья, плечи. Руки излучают тепло. (Пауза).

А сейчас я очень хочу, чтобы моя правая нога стала теплой… (Постепенное укорочение фразы.)

Я переключаю внимание на левую ногу. Я очень хочу, чтобы моя левая нога стала теплой… стала теплой. (Пауза.)

Приятное, успокаивающее тепло наполнило мои ноги. Я отчетливо чувствую пульсирующее тепло в пальцах стоп. Оно распространилось на голени и бедра, наполнило грудь и живот.

Мое тело излучает тепло. (Пауза.) Далее идут 7 и 8 пункты.

Пятое упражнение Оно предусматривает отработку активной роли дыхательных движений. В нем и последующем упражнении пункт 6 подразделяется на две части (а и б).

6.1. Приятная тяжесть и тепло наполнили мою правую и левую руку. Я переключаю внимание на ноги — ощутимые тяжесть и тепло переливаются в правую, а затем и левую ногу. Тепло пульсирует в пальцах рук и ног. Тепло наполнило грудь и живот. (Пауза.)

6.2. А сейчас я внимательно прислушиваюсь к своему дыханию. Я сосредоточен только на дыхании. Мое «Я» слилось с моим дыханием. Я весь — дыхание. Я весь — радостное и свободное дыхание. Я вдыхаю спокойствие и здоровье. Я выдыхаю усталость и психическое напряжение. Так будет всегда, я дышу легко и радостно в любой обстановке. Вдыхаемые радость и здоровье в виде тепла сосредоточиваются в подложечной области. Отсюда я мысленно могу это целебное тепло послать в любую часть моего тела. Так будет всегда и всюду. (Пауза.) Далее следуют пункты 7 и 8.

Шестое упражнение

Это упражнение направлено на выработку навыков произвольного расширения кровеносных сосудов внутренних органов. Полностью повторяется пункт 6.1. пятого упражнения, пункт 6.2 читается так:

«Я располагаю свою правую руку на подложечной области. Я очень ясно ощущаю, как под ладонью этой руки возникает и усиливается тепло. С каждым вдохом я вбираю в себя дополнительную порцию тепла и через правую руку посылаю его в подложечную область. Тепло явное и ощутимое. Я могу мысленно сконцентрировать это тепло в любой части моего тела. Тепло мне послушно. Тепло наполнило грудь и живот. Целебное тепло разогрело все мое тело. Я весь излучаю тепло. Я выработал устойчивую способность разогреть себя изнутри по своему желанию» (Пауза.) Далее следуют пункты 7 и 8.

Седьмое упражнение

Оно способствует выработке навыка произвольной нормализации сердечной деятельности посредством расширения коронарных сосудов сердца. Это полезно в тех случаях, когда в области сердца возникают неприятные ощущения или боли.

Давно замечено, что болевые ощущения в сердце исчезают при согревании левой руки. При этом происходит рефлекторное расширение коронарных сосудов сердца и улучшается кровоснабжение сердечной мышцы.

Упражнение, по сути дела, представляет модификацию предыдущего. Отличие состоит в том, что представления тренирующегося сконцентрированы на постепенном разогревании левой руки (только кисти или же всей руки).

Выход из состояния релаксации по стандартным формулировкам пунктов 7 и 8.

Восьмое упражнение

Особенность этого упражнения состоит в том, что внутренние усилия тренирующегося направлены на сужение кровеносных сосудов лица и головы (предупреждение или устранение головных болей), на устранение отечности верхних дыхательных путей (в том числе вазомоторных ринитов, вызывающих заложенность носовых ходов). Текст этого упражнения строится на основе текста шестого упражнения и повторяет его полностью до пункта 6а включительно. Далее следует текст: «Я начинаю вдыхать прохладу. С каждым вдохом она все ощутимее охлаждает нос и глаза. Я вдыхаю воздух через чистый снежный фильтр. Очень приятная прохлада охлаждает мой нос и глаза. С каждым вдохом прохлада откладывается в коже лба все заметнее, все ощутимее. Мой лоб приятно прохладен… Лоб приятно прохладен… Приятно прохладен… Прохладен…». После одноминутной паузы следуют пункты 7 и 8 выхода из состояния релаксации.

Первоначальный курс аутогенных тренировок является основой самокоррекции состояний, самоорганизации и саморегулирования личности. Некоторые упражнения могут иметь и самостоятельное целевое значение. Так, четвертое и пятое упражнения могут применяться для обычного пассивного отдыха в состоянии релаксации. Шестое, седьмое и восьмое упражнения в соответствии с вышесказанным носят непосредственный корректирующий состояние характер. Внося в пункт 6.2. пятого упражнения тот или иной текст, на фоне релаксации можно программировать свое поведение и совершенствовать волевые качества, память, двигательные навыки и пр.

11) Модификации В.Луте.

а) Аутогенная терапия по В.Луте.

Луте вводит новые элементы в структуру метода, и объединяя классические и новые приемы общим названием — аутогенная терапия. Луте структурирует систему аутогенной терапии следующим образом: 1) стандартные аутогенные упражнения (соответствуют низшей ступени по Шульцу); 2) аутогенная медитация (соответствует высшей ступени по Шульцу); 3) аутогенная модификация, включающая: специальные упражнения для органов и формулы-намерения (аналогичны приемам по Шульцу и Клейнзорге и Клумбиесу); 4) аутогенная нейтрализация, в которой выделяются: аутогенное отреагирование и аутогенная вербализация.

Луте классифицирует формулы-намерения на 5 типов: 1) нейтрализующие, использующие вариант самовнушений «все равно»: «Цветочная пыльца все равно» — при аллергиях и т. п.; 2) усиливающие: например, «Мой мозг говорит автоматически» — при заикании; 3) абстинентно-направленные: например, «Я знаю, что я не приму ни одной капли алкоголя, ни в какой форме, ни в какое время, ни при каких обстоятельствах»; 4) парадоксальные: например, «Я хочу писать как можно хуже» — используется при писчем спазме; 5) поддерживающие: например, «Я знаю, что я не завишу от лекарств» — используется при астме.

Таким образом, новыми в аутогенной терапии по Луте являются приемы аутогенной нейтрализации: аутогенное отреагирование и аутогенная вербализация.

б) Аутогенное отреагирование по В.Луте.

Для нейтрализации отрицательных переживаний Лутэ использует приемы «повторения» тех же (или аналогичных) ситуаций, которые и явились причиной психической травмы. По мнению Лутэ, мозг пациента «сам» знает, в какой форме и в каком порядке следует высказывать «материал» при аутогенной нейтрализации, т.к. при нейтрализации высвобождается (т. е. вербализуется) лишь тот «материал», который мешает нормальной деятельности мозга. В процессе сеанса аутогенного отреагирования по методу Луте не рекомендуется прерывать пациента, так как это может приводить к агрессивности, депрессии, страхам, головной боли и т. п. Лутэ считал, что аутогенное отреагирование — это строго программируемый процесс, хотя эта программа не всегда ясна для врача и пациента. Сложные и трудно дифференцируемые нагромождения вербальной информации Лутэ сравнивал с симфонией, в которой многие темы повторяются или варьируют, включая паузы, смену темпа и силы звука. Для интерпретации разнообразных форм аутогенного отреагирования Лутэ использует такую терминологию, как «тематическая регрессия», «тематическая конфронтация», «тематическая детерминация», «тематическая аналогия» и т. п. Если лечение было прервано, то «программа» вербализации должна начинаться с того места, где она была прервана.

Аутогенная вербализация осуществляется при закрытых глазах, а задачей пациента является рассказ о всех появляющихся в состоянии аутогенного расслабления сенсорных образах («аутогенная визуализация»). Наиболее простым способом определения окончания «обработки» темы является смена «мелькающих изображений» статическими картинами, которые, в конечном итоге, иногда вообще исчезают. В других случаях появляются поли— или монохроматические цветовые ощущения, не имеющие четких образных компонентов. При этом светлая окраска чаще свидетельствует об окончании, а темная — о перерыве в аутогенном отреагировании. Как отмечает Луте, в определенной степени мозг пациента должен сам «сказать», что он закончил психотерапевтическую работу. При необходимости, прерывание аутогенной нейтрализации рекомендуется делать только в период положительной или нейтральной фазы, т. е. когда вербализуемый материал и поведение пациента не содержат отрицательных эмоциональных компонентов.

В методике практического проведения аутогенного отреагирования по Лутэ можно выделить пять основных правил, или условий: 1) необходимость перехода (переключения) от стандартных упражнений к пассивному настрою на зрительные образы; 2) ничем не ограничиваемое вербальное описание любых восприятий (сенсорных образов), которые рассматриваются как управляемые мозгом разработки «мешающего» материала; 3) принцип психотерапевтического невмешательства в управляемую мозгом нейтрализацию; 4) соблюдение или признание внутренней динамики, которая присуща периоду аутогенных разрядов; 5) принцип самостоятельного окончания.

Все высказывания пациента в процессе сеанса аутогенного отреагирования записываются на магнитофон, параллельно регистрируются особенности поведения, которые используются для интерпретации переживаний. В качестве дополнительных приемов используются: 1) прослушивание пациентом магнитофонных записей дома, которое направлено на усиление субъективных переживаний по механизму обратной связи; 2) самостоятельное переписывание содержания сеанса аутогенного отреагирования пациентом, в процессе которого он может дополнять его новыми элементами и воспоминаниями; 3) прочтение записи вслух с комментариями в присутствии психотерапевта, что, по мнению автора, способствует достижению окончательной нейтрализации.

Необходимость такой громоздкой и длительной работы объясняется пациенту и обосновывается тем, что только его собственный мозг может объяснить «собственную продукцию». В качестве направляющих рассуждения пациента используются следующие вопросы: 1) Что хочет мой мозг сообщить мне с помощью этого изображения? 2) Как это связано с определенными событиями моего прошлого? 3) Как это связано с настоящим? 4) Каковы возможные связи между прошлым и настоящим?

На протяжении всего курса аутогенного отреагирования применяются стандартные упражнения. Самостоятельное выполнение аутогенного отреагирования допускается только по разрешению психотерапевта. Интервалы между сеансами, как правило, составляют 7 — 10 дней. Обсуждение протоколов аутогенного отреагирования, по мнению Лутэ, способствует выработке у пациента привычки к самовыражению в присутствии врача и оказывает позитивный терапевтический эффект.

Аутогенная вербализация по В.Луте.

Этот прием аналогичен аутогенному отреагированию, но осуществляется без визуализации представлений. В отличие от аутогенного отреагирования, аутогенная вербализация применяется в тех случаях, когда «мешающий материал» (болезненные переживания) поддается точному описанию. Вербализация определенной темы (например, «агрессия», «желание», «страх» и т. п.) проводится в состоянии аутогенного расслабления и продолжается до тех пор, пока пациент заявляет, что сказать ему уже нечего (или что его мозг «пустой»). При аутогенной вербализации предполагается, что пациент знает «тему», которая содержит «мешающий материал». Луте рекомендует аутогенную вербализацию в случаях, когда по тем или иным причинам аутогенное отреагирование невозможно, или когда необходима лишь кратковременная психотерапевтическая помощь (например, при эмоциональных нарушениях). На всем протяжении сеанса врач сохраняет нейтральность, так как прерывание пациента может вызывать ощущения недомогания, снижение настроения, агрессивность и т. д.

12) Другие модификации аутогенной тренировки.

М.С.Лебединский и Т.Л.Бортник изменили классическую методику Шульца с целью получения более быстрого лечебного эффекта. В их модификации использовались приемы ауто— и гетеросуггестии. По мнению авторов, такая комбинация воздействий является более эффективной основой аутогенной тренировки. В этой модификации текст и содержание отдельных формул были изменены, внушающее воздействие осуществляется императивно, что позволяет получать хорошие терапевтические результаты. Для предотвращения соматических осложнений исключены формулы самовнушений, адресованные к сердечной деятельности. Ими была введена «расширенная формула покоя», описывающая ощущения, сопутствующие нормализации вегетативно-сосудистых реакций, которая многократно повторяется в процессе занятия. Курс аутогенной тренировки в модификации М. С. Лебединского — Т. Л. Бортник проводится в стационаре в течение 20 дней при ежедневном 20 —25-минутном гетеротренинге под руководством врача.

Г.В.Зеневич и С.С.Либих рекомендовали применение аутогенной тренировки в комплексном лечении алкоголизма. По их мнению, носителем комплексного воздействия метода является активное самовоспитание, основанное на приемах самовнушения и самоубеждения. С.С.Либих отмечает, что больные с преобладанием I сигнальной системы лучше усваивали упражнения (например, вызывание чувства тяжести), если представляемые ощущения неоднократно испытывались ими прежде (у спортсменов — представление поднимания гири и т. д.). Для облегчения реализации ощущений тепла в солнечном сплетении С.С.Либих предлагает представление о глотках теплой жидкости — чая или супа. Автор сообщает о применении методики ускоренного обучения аутогенной тренировке на основе безусловнорефлекторного подкрепления (1-е упражнение — в сочетании с поднятием тяжести; 2-е — с опусканием руки в сосуд с теплой водой; 3-е — с глубокой диатермией солнечного сплетения и т. д.). В последующем, по мере освоения метода, безусловнорефлекторное подкрепление отменяется. При сенсорной репродукции С.С.Либих применяет принцип «незавершенной» или «намечающей» психотерапии, когда больному дается лишь какая-то деталь или несколько деталей, предоставляя ему самому конструировать на их основе сюжетные образы.

В модификации В.Е.Рожнова и М.Е.Бурно (1975), применяемой ими при лечении алкоголизма, существенное значение придается самовнушению. Обучение больных аутогенной тренировке начинается в стационаре сразу после того, как с помощью эмоционально-стрессовых гипнотических приемов выработана установка на трезвость. В последующем аутогенная терапия продолжается в амбулаторных условиях. В.Е.Рожнов и М.Е.Бурно отмечают, что «алкоголики и наркоманы нуждаются в более индивидуальном подходе и более крепкой поддержке в начале лечения, нежели большинство других больных». В.Е.Рожновым и М.Е.Бурно применялся классический вариант аутогенной тренировки по Шульцу, однако в сочетании со специальными формулами самовнушения. Основная цель аутогенных упражнений в этой модификации состоит в закреплении «отвращения к вкусу и запаху алкогольных напитков» (В.Е.Рожнов). Дважды в день больные проводят сеансы самовнушения, используя примерно следующие формулы: «Ужасно думать о прежнем пьянстве, тошнит. Теперь, когда я поправился, не позволю этой жуткой болезни вернуться. ». Авторы считают целесообразным обучать больных некоторым упрощенным элементам «высшей ступени» аутогенной тренировки, для того чтобы они могли при возникновении тяги к спиртному «вспомнить образно прежнюю пьяную жуть»: «как чуть не убил жену, отнимая деньги, как проснулся в вытрезвителе» и т. п. Учитывая то, что лучшие результаты при аутогенной терапии получаются, когда «формула-намерение» начинается со слов «Я знаю. », на заключительном этапе больным рекомендуется регулярное применение следующих формул самовнушения: «Я знаю, что уклонюсь даже от капли спиртного в любом виде, в любое время, при любых обстоятельствах, в любой ситуации; пусть пьют другие, но мне нет дела до спиртного». Сходные модификации аутогенной тренировки и рекомендации о включении ее в комплексную терапию алкоголизма содержатся также и в ряде других работ [Бабаян Э.А. Гонопольский М. X. 1981; Морозов Г. В. Рожнов В. Е. Бабаян Э. А. 1983].

В модификации И. М. Перекрестова, названной автором «нейрососудистым вариантом» аутогенной тренировки, используются широкие словесные формулы суггестивного характера, направленные на вызывание у обучаемых образных представлений и связанных с ними ощущений. Обучение больных проводится в форме гетеротренинга. Методика И.М.Перекрестова включает подготовительный период, обучение упражнениям, направленным на вызывание ощущений покоя, тяжести и тепла. Основной акцент И.М.Перекрестовым делается на сосудистой релаксации. Широко применяется гетеросуггестия, например: «Я совершенно спокоен. Все мои мышцы приятно расслаблены для отдыха. Все мое тело приятно отдыхает. Я чувствую приятную тяжесть в правой (левой) руке. Кровеносные сосуды правой (левой) руки расширились. Горячая здоровая кровь согрела мою правую руку. Я чувствую приятное тепло в правой руке. Аутогенная тренировка укрепляет мою нервную систему, ускоряет мое полное выздоровление». Использование таких пространных формул самовнушения сближает метод с гипносуггестивным воздействием, одновременно снижая его активирующий эффект.

Я.Р.Докторским (1975) с использованием элементов модификации И.М.Перекрестова предложена комплексная методика психотерапии больных язвенной болезнью желудка, двенадцатиперстной кишки и хроническими холециститами, применяемая в процессе санаторно-курортного лечения. В данной модификации занятия начинаются как вариант аутогенной тренировки: самовнушение ощущений покоя, тяжести и тепла, на фоне которых осуществляется последующая гипнотизация. После наступления гипнотического состояния проводится гетеросуггестия, затем в течение 30 мин — «гипноз-отдых». Дегипнотизация задерживается на стадии поверхностной дремоты, в процессе которой данные в гипнозе внушения аутосуггестируются. «Выход» — посредством аутосуггестии. Я.Р.Докторский использует широкие формулы суггестии, в 2 — 3 раза превосходящие по объему приведенные в описании модификации И.М.Перекрестова.

Л.В.Кравченко (1976) была предложена модификация аутогенной тренировки для лечения больных неврастенией. Отмечая, что для этой категории больных «даже первые упражнения аутогенной тренировки являются большой нагрузкой», автор рекомендует начинать освоение методики с дыхательных упражнений, а лишь затем переходить к релаксации. Так же, как и в модификации Г.С.Беляева, формулы самоуспокоения не используются. Вызывание ощущений тяжести в руках и ногах объединяется в одном упражнении. В качестве самостоятельного упражнения выделяются тренировки в расслаблении мышц лица. На заключительном этапе больные обучаются приемам самогипноза, проводятся функциональные тренировки.

Ступенчатый активный гипноз по Е.Кречмеру.

По мнению Кречмера, нельзя предлагать пациенту излечение как «подарок», в связи с чем значительное внимание в психотерапевтическом процессе уделяется совместной работе врача и больного при постепенной активации последнего. Вначале пациент осваивает стандартные упражнения тяжести и тепла («основные психотерапевтические упражнения»), после чего он переходит к целенаправленным тренировкам мышц и сосудов («индуктивное управление тонусом»). Освоение упражнений проводится с использованием суггестивного воздействия, которое Кречмер определяет как «речевое сопровождение», отдавая последнему термину предпочтение. Для повышения успешности освоения метода применяются дыхательные упражнения, при этом формулы внушений произносятся на выдохе. В отдельных случаях используются также образные представления. В целом эта методика направлена на облегчение гипнотизации пациентов и обучение их навыкам самогипноза. Этой цели служит упражнение «фиксации». После выполнения «основных психотерапевтических упражнений» пациенту предлагается фиксировать взглядом кончик указательного пальца врача, который располагается в 20 см от лица больного на линии взора. Фиксация осуществляется до самопроизвольного закрывания глаз. Если при длительной фиксации глаза остаются открытыми, используется суггестия или директивное внушение. Затем с помощью «речевого сопровождения» проводится усиление ощущений тяжести и тепла до наступления гипнотического состояния. Психотерапия в гипнозе длится около 1 ч. Сеанс заканчивается «вербально управляемым» пробуждением. Автор считает упражнение «фиксации» врачебным приемом. Лишь в отдельных случаях допускается выполнение этого упражнения пациентом самостоятельно. При этом рекомендуется «с закрытыми глазами смотреть изнутри на лоб», т. е. используется то же положение глаз, как и в технике гипнотизации. Применяемые формулы самовнушений разрабатываются на основе «целенаправленного анализа» личности и переживаний пациента. Показания к применению метода те же, что и при гипнотерапии.

По мнению В.С.Лобзина и М.М.Решетникова (1986), аутогенная тренировка Й.Шульца является синтетическим методом, в основе которого выделяют пять основных источников: это практика использования самовнушения т.н. малой нансийской школой (Ch. Baudouin, E. Coue), эмпирические находки древнеиндийской системы йогов и исследования ощущений людей при гипнотическом внушении (работы Й.Шульца), психофизиологические исследования нервно-мышечного компонента эмоций (Е.Джейкобсона), а также разъясняющая (рациональная) психотерапия. Одним из подводящих методов для создания аутогенной тренировки Й.Шульц использовал «метод прогрессирующей (последовательной) релаксации» Е.Джейкобсона. Изучая методы объективной регистрации эмоциональных состояний, Джейкобсон установил, что при отрицательных эмоциональных реакциях всегда выявляются напряжение скелетной мускулатуры и соответствующие вегетативно-сосудистые сдвиги. Терапевтическое обоснование метода Джейкобсона состояло в том, что произвольное расслабление мускулатуры сопровождается снижением нервно-эмоционального напряжения и оказывает седативный эффект. Джейкобсон считал, что каждому типу эмоционального реагирования соответствует напряжение определенной группы мышц. Депрессивные состояния, например, закономерно сопровождаются напряжением дыхательной мускулатуры; при эмоциях страха возникает спазм мышц артикуляции и фонации и т. д. На основании этих исследований он пришел к выводу, что эмоциональные реакции могут объективно измеряться по их внешнему мышечному выражению. А изменение регуляции мышечного тонуса можно использовать не только в целях прикладных исследований, но и как метод, основным содержанием которого являлись релаксирующие упражнения. Причем под релаксацией Джейкобсон понимал не только расслабление мышц, но и состояние, противоположное психической активности. Техника релаксации по Джейкобсону заключается в выработке способности к произвольному расслаблению поперечнополосатых мышц в покое. Процесс обучения проводится в 3 этапа. На первом этапе обучаемый, лежа на спине, сгибает и разгибает руки в локтевых суставах, резко напрягая мышцы рук. Затем следует быстрое расслабление — руки должны свободно падать. Упражнение повторяется несколько раз. Задача первого этапа — научить пациента осознавать и чувствовать даже слабое мышечное напряжение, а также обучить целенаправленному расслаблению мышц-сгибателей. После этого продолжаются тренировки в расслаблении остальных поперечнополосатых мышц: шеи, туловища, плечевого пояса, ног, а позднее — мышц лица, глаз, языка и гортани. Второй этап: обучение дифференцированной релаксации. Пациент в положении сидя расслабляет мускулатуру, не участвующую в поддержании вертикального положения тела. Аналогичным образом тренируется расслабление мышц при письме, чтении, других занятиях. Третий этап: обучаемому ставится задача — повседневно наблюдая за собой, замечать, какие мышцы напрягаются у него при волнении, страхе, тревоге, смущении, и рекомендуется целенаправленно уменьшать, а затем снимать локальные напряжения мышц. При этом (за счет механизмов обратной связи) наблюдается значительное снижение выраженности субъективных нервно-эмоциональных реакций. Метод прогрессирующей мышечной релаксации Джейкобсона показан при устойчивых реакциях тревоги, страха и при депрессивных состояниях в сочетании с дозированной лечебной физкультурой. Систематическое — в течение 6 — 8 месяцев — применение этого метода способствует снижению артериального давления при нейроциркуляторных дистониях гипертонического типа и в начальных стадиях гипертонической болезни. Активная регуляция мышечного тонуса играет роль и в других модификациях аутогенной тренировки.

С помощью психической саморегуляции можно улучшить сон, повысить сопротивляемость к стрессовым состояниям, за счет повышения резервных возможностей организма излечиться от простудных заболеваний, улучшить и развить память, силу, волю, характер, интеллект, концентрацию внимания, увеличить или уменьшить объем мышц, вес тела и т.п. практически все что угодно. Аутотренинг (саморегуляция) является наиболее эффективной психотерапевтической методикой, т.к. помимо прочего, позволяет эффективно избавиться от страха, сомнений, неуверенности, и т.п. симптоматики, свойственной т.н. малой психиатрии (пограничным состояниям). Психофизиологически подобное объясняется следующим образом. Расслабление мышц (основная составляющая саморегуляции, расслабление — главное необходимое условие для погружения в транс) способствует переводу организма человека в дремотное состояние. Во время расслабления нервная система готовится к отдыху. Отдых — это переходное состояние между бодрствованием и сном. Кроме того отдых, это и умение расслабляться. Напряжение возникает в мозге как реакция на стресс. Импульсы, поступающие в головной мозг, проходят через спинной мозг, связанный бесчисленными нервными волокнами с каждой частью тела. Нервная система человека имеет жизненно важное значение для организма. Ощущения поступают в мозг и вызывают мгновенную реакцию определенных частей тела. Когда мышцы получают сигнал от мозга, они импульсивно сжимаются и напрягаются, сдавливая нервные волокна. Без расслабления напряжение остается в мышцах, окружающих нервные волокна. Длительное напряжение вызывает нервозность и приводит к психосоматическим заболеваниям. Поэтому очень важно уметь расслабляться, отдыхать. А одним из вариантов отдыха является отдых во время психической саморегуляции (аутотренинга). При этом перед нами не просто отдых, а перевод организма в третье из распространенных психических состояний: состояние транса, или ИСС (первые два — бодрствование и сон). В этом состояние (напоминающим по своим характеристикам гипноз, состояние во время гипноза) за счет разлитого торможения в коре головного мозга, наблюдается повышенная внушаемость. Внушаемость в данном случае — исключительная восприимчивость к словам гипнотизера. В случае саморегуляции человек программирует сам себя, поэтому и слышит в данном случае он только свои слова.

Говоря об эффективности психической саморегуляции, необходимо обратить внимание что наиболее важной причиной использования аутотренинга является то что человек делает подобное самостоятельно (т.е. полагается в т.ч. и на собственную психофизиологию, на свой организм), а также еще одна особенность эффективности психической саморегуляции — ее доступность для овладения и непременная важность. Последняя объясняется тем, что в процессе жизни человек накапливает стрессы. Методы психической саморегуляции позволяют регулировать мышечное напряжение (показателем отрицательных эмоций является мышечное напряжение), вызывая расслабление мышц, а значит и уменьшения соматического компонента отрицательных эмоциональных переживаний. И как общий результат — внутреннее психическое равновесие.

При этом следует соблюдать общие правила при проведении самокодирования (при аутогенной тренировке). Формулы самовнушения рекомендуется повторять несколько раз. При этом необходимо максимально отключить контроль мозга (т.е. не надо специально считать сколько раз вы произнесли блок формул самовнушения). В качестве варианта абстрагирования и для того чтобы иметь представление о счете, можно перебирать четки или если нет четок — узелки на платке, и т.п. Самоприказ (например, установку «моя правая рука теплая») можно усилить мысленным представлением соответствующего образа (например, ванна с теплой водой, и погружаемая в эту ванну рука). Ощущение покоя при саморегуляции осуществляется за счет воздействия на центральную и вегетативную нервную системы. В первом случае мы отдаем приказ мозгу. Во втором, вызываем расширение периферических кровеносных сосудов (за счет прилива тепла к конечностям). Все это усиливает чувство покоя, а перераспределение крови в организме (за счет вызывания тяжести и тепла) оказывает влияние на мозг (в коре головного мозга, как мы заметили, наблюдается разлитое торможение. Состояние покоя при трансе напоминает состояние сонливости после очень сытого обеда.

Таким образом, при саморегуляции, важной первоначальной фазой является расслабление мышц и расширение сосудов. Второй фазой является мысленное представления состоянии покоя (можно представить лес, рощу, горную реку, водопад и т.п.). Третьей фазой является самокодирование (самопрограммирование), т.е. собственно установки, мысленные самоприказы. И четвертая фаза — выход из состояния транса (самогипноза). Заниматься психической саморегуляцией (самовнушением, самопрограммированием, самокодированием, аутотренингом) можно и под музыку. В этом случае рекомендуются следующие произведения: Бетховен — «Лунная соната»; Бах — «Скерцо» из «Сюиты для флейты и струнного оркестра N 2»; Моцарт — «Симфония N 40 соль-Минор»; Штраус-мл. — «Сказки Венского леса»; Бетховен — «К Элизе»; Бизе — Увертюра к опере «Кармен»; Бетховен — «Менуэт»; Моцарт — «Маленькая ночная серенада»; Чайковский — «Итальянское каприччио»; Россини — «Танец»; Григ — «Норвежский танец № 2»; Альбснис — «Малагуэнья»; Вивальди — «Весна» из цикла «Времена года»; Шуберт — «Форель» — четвертая часть Квинтета Ля-Мажор; Моцарт — «Менуэт»; Бах — «Мелодия на струне соль» и др.

Кроме того необходимо помнить важное правило: какие-то рекомендации необходимы лишь на начальное время овладения методом саморегуляции. Далее каждый может внести необходимые коррективы, уже в контексте собственных ощущений и осознания ситуации психической саморегуляции (самогипноза, аутотренинга, самокодирования и т.д.).

Рассмотрим психологические и физиологические основы и механизмы саморегуляции (аутогенной тренировки) с позиции отечественной нейрофизиологической школы И.М.Сеченова, И.П.Павлова, А.А.Ухтомского, В.М.Бехтерева, К.И.Платонова и теории функциональных систем П.К.Анохина[30] .

Физиологические эффекты аутогенной тренировки и механизмы восстановления под ее влиянием нервной регуляции различных функций до настоящего времени еще полностью не изучены. На протяжении истории психотерапии постоянно возникали, отмирали или трансформировались научные теории, расширявшие наши представления о механизмах и основах психотерапевтического воздействия. Центральное место в раскрытии физиологических механизмов аутогенной тренировки занимает изучение вопросов саморегуляции исходно непроизвольных функций организма. Согласно технике Шульца, важным условием для овладения методом являются упражнения в расслаблении мышц, т. е. упражнения в целенаправленных двигательных актах, хотя и крайне редко реализуемых в обыденной жизни (в этом их варианте). И.М.Сеченов впервые обосновал положение о том, что все психические акты принадлежат к рефлекторным. Произвольное движение в этом случае отличается от непроизвольного тем, что оно подчиняется воле, сопровождается ощущениями, отражающимися в сознании, а также тем, что заученное движение под влиянием создаваемых жизнью условий. Одним из основных принципов аутогенной тренировки является обучающий характер. Обучаемость человека, несмотря на значительное количество работ в педагогике, пока мало исследована. В этом плане самого пристального внимания заслуживают пока единичные опыты применения аутогенной тренировки у детей (Н.П.Мировская, С.Г.Файнберг, В.А.Сергеев с соавт. — в Росси; В.С.Манова-Томова — в Болгарии; Р.Агсап — в Румынии), когда обучаемость как системное качество наиболее высока. Возможно, если бы так же систематически и настойчиво, как мы обучаем детей навыкам социальной саморегуляции отношений мы прививали бы им приемы саморегуляции внутренних отношений, многие современные данные о статистике психоневрологической патологии не выглядели бы так удручающе.

Учение И.М.Сеченова об отражательной роли мозга было поддержано и развито в трудах И.П.Павлова и созданной им школы. Обоснованные в отечественной науке принципы нервизма и детерминизма, учение об условных рефлексах позволили с физиологических позиций подойти к вопросу о произвольных и непроизвольных реакциях. Многочисленные экспериментальные работы павловской школы показали, что в основе произвольных движений лежат корковый анализ и синтез афферентных сигналов, идущих от внешней среды и от проприорецепторов. По мнению И.П.Павлова (1951), механизм волевого движения подчиняется законам высшей нервной деятельности и является условным, ассоциативным процессом.

И.П.Павлов подчеркивал роль речи и образных представлений в установлении двусторонних связей кинестетических клеток с двигательными, а также клетками корковых отделов анализаторов. И.П.Павлов полагал, что если мы думаем о каком-то движении, то мы имеем об этом движении кинестетическое представление, и значит мы такое движение невольно (бессознательно) производим. Идеомоторная тренировка в качестве одного из главных компонентов входит во многие современные модификации аутотренинга. И.П.Павлов и его ученики подчеркивали связь функционального состояния центральной нервной системы и адаптивного поведения с движениями, тонусом поперечнополосатой и гладкой мускулатуры, имеющих обширное корковое представительство. Принцип рефлекторной деятельности мозга И.П.Павлова сохраняет свое значение и по отношению к эмоциональным реакциям. Мышечные компоненты эмоций — мимика, пантомимика, тембр голоса — являются объективными признаками состояния психики. Мышечное напряжение («застывшая мимика», «нервная дрожь», «стесненное дыхание» и т. д.) является соматическим компонентом страха и других отрицательных эмоций. Электрофизиологические исследования показали, что отрицательные эмоциональные состояния всегда сопровождаются активацией поперечнополосатой мускулатуры, а расслабление мышц служит внешним выражением положительных эмоций, состояния покоя, уравновешенности. Поэтому становится понятен физиологический смысл волевого расслабления мышц, тренировки этого процесса, а также роль самовнушения на фоне состояния релаксации, вызывающего фазовые состояния в коре головного мозга. Словесный сигнал или образ, вызванный словесным сигналом, ведет при повторении в процессе тренировки к образованию условных кортико-висцеральных реакций и реализации желаемых сдвигов, тем самым повышая уровень саморегуляции.

И.П.Павлов заметил, что слово вполне способно заменить реальное осуществление каких-либо действий, вызванных реальным раздражителем ЦНС. Роль речи была доказана такими учеными, как Н.А.Бернштейн, К.И.Платонов, П.К. Анохин, Л.С.Выготский, А.Р.Лурия.

Большое значение для понимания механизмов внушения имеют установленные павловской школой и Н.Е.Введенским т.н. фазовые (переходные) состояния между сном и бодрствованием, отличающиеся различной степенью выраженности и интенсивности процессов торможения функций. Одной из наиболее существенных для психотерапии особенностей фазовых состояний является открывающаяся при этом возможность воздействия на некоторые психические и физиологические функции «в обход сознательного контроля». По И.П.Павлову (1951), сила самовнушения или внушения определяется наличием концентрированного раздражения определенного участка коры, сопровождающегося затормаживанием остальных отделов коры. При таком состоянии коры больших полушарий могут создаться условия, когда второсигнальные (знаковые) процессы доминируют над реальными ощущениями. Одним из результатов этого, по мнению К. И. Платонова, являются возникновение процессов самовнушения.

С трудами И.П.Павлова и Н.Е.Введенского связаны представления о доминанте, выдвинутые А.А.Ухтомским. Под доминантой А.А.Ухтомский понимал очаг возбуждения в коре головного мозга. С точки зрения теории А.А.Ухтомского, любое индивидуальное психическое содержание есть след от пережитой ранее доминанты. Текущее состояние человека и его активность, по А.А.Ухтомскому, всегда является отражением той или иной доминанты. Устойчивость же самой доминанты зависит от лабильности формирующих ее нервных центров. Чем лабильнее и одновременно устойчивее возбуждение нервных центров, тем благоприятнее условия для образования новых доминант. Следует отметить, что основная сущность аутотренинга состоит именно в целенаправленной тренировке нервных процессов — их лабильности, устойчивости и переключаемости.

В основе теории Л.С.Выготского лежат две гипотезы — об опосредованном характере психической деятельности и о происхождении внутренних психических процессов из внешних. Л.С.Выготский рассматривал процесс формирования внешних психических функций как образование форм речевого общения с последующим их обращением на себя и далее «про себя». Любая высшая психическая функция проходит через внешнюю стадию в своем развитии, потому что она является первоначально социальной функцией. Теоретические построения Л.С.Выготского были в последующем подтверждены в работах А.Н.Леонтьева (1977).

Нейрофизиологические и психофизиологические исследования функции речи А.Р.Лурия назвал «одним из наиболее существенных средств регуляции человеческого поведения», поднимающего «отдельные непроизвольные реакции до уровня сложных произвольных действий» и осуществляющего «контроль за протеканием высших, сознательных форм человеческой деятельности». А.Р.Лурия, развивая положения И.П.Павлова и Л.С.Выготского, считал, что специфически человеческие формы психической деятельности включают взаимодействие двух уровней организации нервных процессов: первосигнального и «того, который формировался на основе языка и в основе которого лежала сигнальная регулирующая функция слова».

П.К.Анохин (1978) представил свою теорию функциональных систем. Эта теория развивает основные положения физиологического учения И.П.Павлова и вводит новые понятия о специфических механизмах динамической организации активности в целостную систему поведенческого акта. Первоначально в павловских исследованиях психические и физиологические условнорефлекторные процессы сопоставлялись, при этом И. П. Павлов считал, что в условном рефлексе имеется полное поглощение одного другим. При этом отражение мозгом объективной действительности в рамках условнорефлекторной теории затрагивало лишь физиологические процессы и поведенческие реакции. Учение И.П.Павлова о высшей нервной деятельности создало только предпосылки для изучения механизмов поведения человека. Поэтому на основании опыта павловской школы и собственных экспериментальных исследований П.К.Анохин создал «теория функциональных систем». Его исследования показали, что некоторые периферические эффекты в условиях целостного организма не могут быть объяснены на основании причинно-следственных связей каждого из них со стимулом. Одновременно автором было обосновано, что совокупность отдельных эффекторных проявлений или их сочетаний не образует целостного поведенческого акта, а лишь их согласованность в интегративной деятельности мозга определяет суммарное выражение и сам феномен поведенческого акта. Таким образом, в теории П.К.Анохина на смену представлениям о стимуле и реакции выдвигаются положения о целостной организации поведенческого акта и его интеграции из частных механизмов. Далее, П.К.Анохиным и его учениками было показано, что поведенческий акт определяется не предшествующим и запускающим его стимулом, а конкретным результатом, на достижение которого направлен этот акт. Тем самым в структуру поведенческого акта включалась цель, без которой невозможно объяснение адаптивной деятельности организма. Формирование в процессе психотерапии осознаваемой пациентом цели или «формулы-намерения» [Lindemann H. 1980] при аутогенной тренировке является обязательным элементом и залогом успешности психотерапевтического воздействия. На основании изучения соматических и вегетативных функций П.К.Анохин сделал заключение, что функции, участвующие в целостной интеграции поведенческого акта, организованы как функциональные системы, образующиеся «из динамически мобилизуемых структур»; при этом «компоненты той или иной анатомической принадлежности мобилизуются и вовлекаются в функциональную систему только в меру их содействия получению запрограммированного результата». Согласно теории П.К.Анохина, операциональная архитектоника функциональной системы поведенческого акта включает в себя ряд стадий или составляющих афферентного синтеза. К ним относятся: мотивационные влияния, прошлый опыт, пусковая и обстановочная афферентация, принятие решения, формирование акцептора результатов действия (его цели) и программы действия, выполнение действия, получение результата и сличение его с акцептором действия. С учетом этих данных изучение структуры любого поведенческого акта, в основе которого лежат мотивационные установки и специфически трансформированный прошлый опыт пациента, должно всегда предшествовать психотерапевтическому воздействию. В своей теории П.К.Анохин вводит понятие «опережающего отражения» параметров будущего стимула-результата в рецептивных полях, т. е. каждый стимул-результат не только ожидается, но и активно «запрашивается» из внешней (или внутренней) среды. П.К.Анохин (1980) приводит пример взаимообусловливания физиологических и поведенческих реакций для демонстрации «внешних» и «внутренних» циклов физиологической деятельности организма: 1) обеднение организма и крови водой в результате различных потерь повышает осмотическое давление крови; 2) гипертоническая кровь раздражает определенные центры гипоталамуса и приводит к генерализованному возбуждению подкорковых и корковых структур головного мозга, — эта генерализация возбуждения формирует субъективное ощущение жажды; 3) ощущение жажды толкает человека на ряд поведенческих актов, направленных на разыскание воды; 4) прием воды и поступление ее в кровь восстанавливают константный уровень нормального осмотического давления (7,6 атм), и ощущение жажды исчезает.

Понятие «установки» было разработано Д.Н.Узнадзе (1961, 1966). В настоящее время установка определяется как состояние предрасположенности субъекта к определенному типу активности в определенной ситуации. Д.Н.Узнадзе и его школой было экспериментально доказано наличие общепсихологической готовности индивида к реализации активированной потребности и установлена закономерность закрепления такой готовности при неоднократном повторении ситуации. Теория установки широко используется при изучении явлений бессознательного (работы Ф.В.Бассина, В.П.Зинченко, А.С.Прангишвили и др.). М.М.Решетников (1984) отмечает, что у различных лиц можно выделить устойчивую тенденцию воспринимать стимулы и реагировать на них тем или иным образом.

Выделяют три основных типа установки на переработку информации у человека, и исходя из этого определяют тип саморегуляции как индивидуальный способ психофизиологического (адаптивного) реагирования, реализации познавательной, познавательно-преобразующей и коммуникативной активности личности. С точки зрения патологии выделяются крайние типы: с установками на продуктивность и на надежность. Лица, относящиеся к продуктивному типу, независимо от характера деятельности неосознанно ориентированы преимущественно на продуктивность (в психологическом смысле — на успех), в абсолютном большинстве случаев «пренебрегая» (также не осознавая этого) показателями эффективности и надежности. Лица противоположного типа ориентированы преимущественно на надежность (в психологическом смысле — на избегание неудачи). В зависимости от вида деятельности выявленные типы имеют устойчивые тенденции к определенной профессиональной эффективности. Продуктивный тип характеризуется авторитарностью в общении, тревожностью и невротизацией, имеет более низкий статус в коллективе и самооценку при более высокой мотивации к достижению успеха в деятельности и внутригрупповом взаимодействии; эти же лица имеют более высокие показатели артериального давления, частоты пульса и обменных процессов в организме. Полученные при массовых обследованиях здоровых людей данные являются прямым показанием к профилактическому применению аутогенной тренировки у данной категории лиц.

Кратко рассмотрим межполушарное взаимодействие. В начале 70-х годов американский нейрохирург Р.Орнстайн впервые по медицинским показаниям произвел рассечение нервных волокон, связывающих левое и правое полушария мозга человека, и с тех пор врачи, нейрофизиологи и нейропсихологи получили возможность наблюдать за особенностями мышления людей, у которых выявлялось два, действующих одновременно и в известном смысле автономно, механизма психической деятельности. Было установлено, что левое полушарие связано преимущественно с психической активностью, имеющей распределенный во времени характер, основанный на установлении причинно-следственных связей и логических умозаключениях; психической активностью осознаваемой, вербализуемой и, следовательно, коммуницируемой (реализуемой в общении). Активность правого полушария трудно или совсем не поддавалась вербализации и носила симультанный характер («мгновенное схватывание»). Решения, реализуемые на уровне правополушарной психики, основывались на чувстве немотивированной уверенности в правильности реализуемой программы действий, часто необъяснимой: как и почему она зародилась. Эти особенности деятельности, характеризуемые как интуитивные, явились основанием для вывода о том, что именно правое полушарие имеет отношение к неосознаваемой психической активности.

Левое полушарие (у правшей) — это семиотическая система, осуществляющая обработку знаковой информации: речи, в том числе и внутренней речи, письма, цифр и т. д. Правое полушарие реализует мышление на уровне чувственных образов: эмоции, которые трудно выразить вербально, яркие бессловесные сны, восприятие музыки и т. п. Характерным чувством, целиком относящимся к правому полушарию, является хорошо знакомое специалистам и часто наблюдаемое у невротизированных и астенизированных больных ощущение «уже виденного», возникающее в совершенно новой для человека обстановке. Таким образом, интегративная деятельность мозга обеспечивается двумя системами: системой чувственного восприятия («правополушарная психика») и системой знакового описания внешнего мира в элементах естественного языка (левое полушарие). Их сочетанной деятельностью можно объяснить выявляемую в огромном большинстве случаев двойственность человеческого сознания, а именно постоянное присутствие в деятельности и поведении рационального и интуитивного. В связи с этим, учитывая что интегративная деятельность мозга (психические функции) обеспечивается сочетанным функционированием обоих полушарий или чувственной и языковой системами, становится понятной высокая эффективность модификаций аутогенной тренировки, формулы самовнушения при которых не только произносятся, но и образно представляются, что способствует включению в психотерапевтический процесс обоих уровней психической активности (В.С.Лобзин, М.М.Решетников, 1986). Являясь филогенетически более старой, система чувственного (образного) восприятия играет огромную роль в психической деятельности человека и активно используется в аутогенной тренировке. Реакция на мысленное воспроизведение образа всегда является более сильной и устойчивой, чем на словесное обозначение этого образа. С учетом изучения механизмов аутогенной тренировки представляют существенный интерес и данные о том, что в период отдыха, снижения внешней активности наблюдается регистрируемое на электроэнцефалограмме снижение активности левого полушария и повышение активности правого, деятельность которого связана и с формированием мотивационных установок.

Получил распространение термин «эмоциональных стресс» (в отечественной литературе как синоним часто употребляется «напряженность»). В большинстве современных исследований выделяются стресс-фактор и стрессовая реакция. Под стрессорами обычно понимаются различные внешние (и реже — внутренние) факторы, вызывающие повышенное напряжение или перенапряжение функций человека на физиологическом или нервно-эмоциональном уровне. Это напряжение обычно и обозначается как стрессовая реакция, так как возникающие в организме изменения носят обратимый характер и нарушенное психофизиологическое равновесие после прекращения воздействия стресс-фактора или по мере адаптации к нему может снова восстановиться. Однако это зависит от качества, интенсивности, длительности стресса и степени возникающих при этом изменений. Если психофизиологические резервы организма не обеспечивают эффективной адаптации, то возникают дистрессовые состояния, которые в отличие от стрессовой реакции являются уже патологическими. (В.С.Лобзин, М.М.Решетников, 1986). При этом установлено, что применение аутогенной тренировки позволяет мобилизовать адаптацию организма в факторе противостояния стрессу и на основе стимуляции и оптимального использования психофизиологических резервов организма. Не имея возможности устранить воздействие стресс-фактора, используя психофизиологические механизмы аутогенной тренировки, человек может целенаправленно корригировать свои реакции на основе принципа минимизации последствий этого воздействия. Оказываясь не в состоянии избежать психотравмирующей ситуации, человек может изменить, рационализировать отношение к ней. Аутогенная тренировка позволяет не только активно «настраиваться» на предстоящий или ожидаемый стресс, но и обеспечивает адаптивный эффект непосредственно в процессе стрессорного воздействия. Если какой-то отрицательный психогенный фактор нельзя устранить, то нужно и следует изменить отношение к нему, снизить его индивидуальную значимость. Усваиваемые в процессе применения аутогенной тренировки приемы интроспекции и переоценки собственных переживаний, усиление под влиянием систематических аутогенных упражнений рефлексивной функции сознания позволяют проводить активную коррекцию субъективного состояния и активно подавлять отрицательные эмоции. Укрепление волевых качеств, выработка адекватных программ эмоционального реагирования и преодоления стрессовых воздействий являются тренируемыми функциями, так же как и физические качества. Как фактор эволюции стресс внес свой вклад в развитие и совершенствование адаптационных и регуляторных процессов организма.

[28] Для левшей — начинать с левой руки.

автореферат и диссертация по психологии 19.00.03 для написания научной статьи или работы на тему: Психология саморегуляции функционального состояния субъекта в экстремальных условиях деятельности

Читать

Купить

Содержание диссертации автор научной статьи: доктор психологических наук. Дикая, Лариса Григорьевна, 2002 год

ВВЕДЕНИЕ 4 стр

ГЛАВА 1. Современное состояние теоретико-методологических проблем саморегуляции функционального состояния субъекта труда.

1. Представления о роли функциональных состояний в адаптации к деятельности в экстремальных условиях

1.1.1 Анализ направлений и подходов к исследованию роли ФС 16 стр. в адаптации.

1. 1 .2. Мотивационные процессы в регуляции адаптации. 16 стр.

1. 1.3. Волевые детерминанты индивидуальных стратегий 24 стр. адаптации.

1. 2. Функциональные состояния в профессиональной деятельности. 28 стр.

1.2. 1. Взаимосвязь характеристик функционального 36 стр. состояния и профессиональной деятельности.

1. 2. 2. Подходы и концепции в решении проблем регуляции 37 стр. функциональных состояний.

1. 3. Психическая саморегуляция функционального состояния 41 стр. субъекта труда: подходы, механизмы, методы.

1.3. 1. Представление о механизмах и структуре 50 стр. саморегуляции ФС состояния. 55 стр

1. 3. 2. Самоконтроль в саморегуляции функционального состояния в нормальных и усложненных условиях трудовой деятельности.

1. 3. 3. Образ в регуляции функционального состояния субъкта 62 стр деятельности.

1.3.4. Соотнесение представлений и подходов к определению 67 стр. индивидуального стиля саморегуляции функционального состояния.

• 1.3.5. Системный анализ существующих методов 74 стр. саморегуляции функционального состояния.

Резюме: обоснование системно — деятельностного подхода к 84 стр. анализу межсистемного взаимодействия психологических систем саморегуляции функционального состояния субъекта и профессиональной деятельности субъекта в экстремальных условиях.

ГЛАВА 2. Становление психической саморегуляции ФС как самостоятельной деятельности в процессе адаптации к экстремальным условиям профессиональной деятельности. 96 стр.

2. 1. Роль уровня бодрствования в формировании ФС и динамики адаптации к условиям РНД 96 стр.

2. 2. Активационный компонент операторской деятельности

АКД) 110 стр.

2. 3. Ориентировочная реакция в саморегуляции ФС. 134 стр.

2. 4. Сравнительный анализ возможностей БОС и ДОС в регуляции деятельности и состояния. 145 стр.


2. 5. Аутогенная тренировка как целостная система произвольной саморегуляции ФС. 159 стр.

2. 6. О возможности использования и совмещения с профессиональной деятельностью произвольной саморегуляции функционального состояния. 167 стр.

2. 7. Становление ПСР в процессе адаптации как самостоятельной деятельности. 179 стр.

ГЛАВА 3. Основные особенности психической саморегуляции ФС субъекта как самостоятельной деятельности 184 стр.

3.1. Особенности адаптации к условиям РНД испытуемых, различающихся степенью сформированности произвольной саморегуляции ФС. 184 стр.

3. 2. Индивидуальный стиль саморегуляции ФС: структура и типология. 196 стр.

3.3. Обучение саморегуляции как фактор оптимизации или коррекции индивидуального стиля ПСР. 213 стр.

3. 4. Регулирующая роль образа ФС в процессе адаптации. 218 стр.

ГЛАВА 4. Анализ межсистемного взаимодействия психической саморегуляции и профессиональной деятельности в процессе адаптации к экстремальным условиям. 232 стр.

4.1. Этапы и структура взаимодействия психологических систем 233 стр. деятельности и психической саморегуляции ФС.

4. 2. Определение проблемностей в саморегуляции ФС и их 240 стр. отражение в деятельности в процессе адаптации к экстремальным условиям.

4. 3. Новый подход к определению ФС профессионалов в экстремальных условиях деятельности. 247 стр.

4. 4. Критерии классификации методов саморегуляции ФС. 249 стр.

ГЛАВА 5. Взаимодействие функциональных состояний и личностных особенностей субъекта в процессе адаптации к экстремальным 256 стр. условиям.

5.1. Системообразующая роль мотивационно-волевых детерминант. 256 стр.

5.2. Развитие в процессе адаптации интегративных качеств личности субъекта: эмоциональной устойчивости/неустойчивости. 284 стр.

Введение диссертации по психологии, на тему Психология саморегуляции функционального состояния субъекта в экстремальных условиях деятельности

Предлагаемая диссертационная работа является теоретико-экспериментальным исследованием системно-структурной организации психической саморегуляции функционального состояния человека в экстремальных условиях сложной операторской деятельности. Данное исследование является развитием и обобщением отечественных и зарубежных методологических подходов к анализу взаимодействия психологических структур профессиональной деятельности и деятельности по саморегуляции функциональных состояний человека.

Актуальность проблемы. Исследования соотношения регуляторных систем в триаде «деятельность — состояние — личность» принадлежат к числу наиболее актуальных и перспективных направлений современной психологии труда и инженерной психологии. Потребности человеческой практики, задачи повышения надежности и продуктивности деятельности человека в сфере трудовой деятельности, особенно в связи с развитием потенциально опасных технологий, усложнением профессиональной деятельности в экстремальных условиях и ростом стрессогенных воздействий, когда психические состояния субъекта труда выступают в качестве важнейшего условия эффективности его деятельности, требуют активной разработки данной проблемы.

Важность психологического подхода к решению этой проблемы определяется также тем, что для многих профессий в настоящее время ограничены возможности технического и эргономического повышения функционального комфорта и оптимизации условий деятельности. Поэтому основные резервы повышения эффективности и надежности деятельности лежат на пути разработки научно-обоснованных психологических методов оптимизации функционального состояния (ФС) субъекта труда, которые в существенной мере определяют его работоспособность и надежность (В.А. Бодров, Ф.Д. Горбов, В.П. Зинченко, Л.А. Китаев-Смык, Н.Д. Завалова, Г.М. Зараковский, В.И. Лебедев, А.Б. Леонова, Б.Ф. Ломов, В.И. Медведев, Ю.К. Стрелков, В. Л. Марищук, М.И. Марьин, К.К. Платонов, Л.Д. Чайнова и др.). Возможности оптимизации функциональных состояний за счет внешних методов управления и регуляции достаточно изучены, классифицированы и широко используются в разных областях практической психологии ( В.Г. Асеев, Л.П. Гримак, О.В. Дашкевич, Е.П. Ильин, В.И. Медведев, В.И.

Мясников, О. Млк^к, Г.С. Никифоров, А.О. Прохоров и др.). Но условия деятельности не всегда позволяют их применение, и тогда ведущая роль в преодолении стресса и оптимизации неблагоприятных ФС начинает принадлежать психической саморегуляции (ПСР), в процессе которой раскрываются внутренние психофизиологические и личностные ресурсы человека, дающие ему относительную свободу от обстоятельств, обеспечивающие даже в самых трудных условиях возможность самоактуализации. В напряженных и трудных условиях деятельности человек может управлять своим состоянием, используя различные способы самовоздействия и саморегуляции. Поэтому ПСР становится средством управления ФС, а владение средствами ПСР определяют степень профессионализации и профпригодности субъекта (В.А. Бодров, Г.М. Зараковский, В.А. Пономаренко, Н.Д. Завалова, М.А. Котик, Г.С. Никифоров, М.М. Решетников, В.Л. Марищук, Л.Д. Чайнова, Ю.К. Стрелков, А.Б. Леонова и др.)

Отмечая существенность вклада, который внесли эти исследования в ^ разработку психологической теории саморегуляции, нельзя не отметить их направленность на решение частных вопросов: разработку психофизиологических методов саморегуляции состояния человека, применение психотехнических методик для коррекции, компенсации или лечения последствий экстремальных воздействий, эмоциональной регуляции состояний в учебной, спортивной и отдельных простейших видов профессиональной деятельности (преимущественно в нормальных условиях). Данные исследования также ограничены доминированием анализа ПСР ФС без рассмотрения взаимосвязи психологической структуры саморегуляции ФС с деятельностью и личностью субъекта.

Острота проблемы саморегуляции ФС в экстремальных условиях выполнения сложных видов профессиональной деятельности операторов по управлению современными потенциально опасными технологиями связана с тем, что развивающиеся в этих условиях трудные для субъекта психофизиологические и психические состояния могут приводить к деструкции функциональных состояний, дезорганизации профессиональной деятельности, ** вплоть до отказа от нее), потере здоровья, разрушению личности, депрофессионализации. Поэтому проблема разработки психологической теории саморегуляции состояния как целостной системы взаимодействия сложной профессиональной деятельности в экстремальных условиях, личности и ее психологических механизмов регуляции становится все более актуальной, как в теоретическом аспекте, так и для разработки научно обоснованных рекомендаций по прогнозированию и управлению активностью субъекта деятельности.

Перспективным для решения данной актуальной проблемы является объединение представлений системного и субъектно-деятельностного подходов, что позволит подойти к анализу ее структуры с позиций системогенеза психической деятельности (П.К. Анохин, Б.Ф. Ломов, В.Д. Шадриков) и рассмотреть взаимовлияние произвольной саморегуляции и профессиональной деятельности и ФС субъекта на основе принципов межсистемного анализа. Разработке этих вопросов в контексте системного изучения психической саморегуляции состояния человека и посвящено данное диссертационное исследование.

Теоретические основания исследования. В общетеоретическом плане в качестве методологических оснований исследования являлись принципы единства и взаимозависимости человека и общества, социальной детерминации личности (Б.Ф. Ломов, A.A. Бодалев, Л. С. Выготский, А.Н. Леонтьев, В.Н. Мясищев, С.Л. Рубинштейн, A.B. Брушлинский), принцип субъекта и субъектно-деятельностный подход (С.Л. Рубинштейн, A.B. Брушлинский, К.А. Абульханова-Славская), концепция системогенеза деятельности (В.Д. Шадриков), системный и полисистемный подходы ( В.П. Кузьмин, Б.Ф. Ломов, Д.Н. Завалишина, В.А. Барабанщиков).

Теоретическим фундаментом анализа психологических проблем стала совокупность методологических подходов и концепций многоуровневого представления психических процессов и функций, психической деятельности и саморегуляции разных типов активности человека (Б.Г. Ананьев, П.К.Анохин, К. А. Абульханова, Л.И. Анциферова, H.A. Бернштейн, Е.А. Климов, Д. Ковач, O.A. Конопкин, А.Н. Леонтьев, Б.Ф. Ломов, В. Л. Марихцук, B.C. Мерлин, Г.С. Никифоров, A.B. Петровский, Н.Д. Завалова, В.А. Пономаренко, Л.П. Гримак, A.A. Реан и др.).

Разработка методических средств структурного и содержательного анализа регуляторных систем деятельности и ФС базировалась на понятийном аппарате психологических исследований саморегуляции произвольной активности, личностных аспектов и индивидуального стиля саморегуляции (П.Я. Гуревич, Г.М. Зараковский, Б.В. Зейгарник, B.C. Мерлин, Е.А. Климов, O.A. Конопкин, А.Б. Леонова, В.И. Моросанова, Б.М. Теплов, В.Д. Небылицын, В.М. Русалов, Т.Ф. Базылевич, X. Уиткин и др.), регуляции и саморегуляции ФС в трудовой, учебной и спортивной деятельности ( Л.П. Гримак, В. К. Калин, А.С Кузнецова, В.Л. Марищук, В.И. Медведев, К.К. Платонов, М.Ф Фролов, М. Arnold, Р. Lasarus, G. Mandler, J. Reykovski и др.)

Объект исследования: функциональные состояния человека в сложных видах операторской деятельности в процессе адаптации к особым и экстремальным условиям.

Предмет исследования: психологические закономерности формирования и проявления психической саморегуляции функционального состояния субъекта деятельности, особенности системно-структурной организации психической саморегуляции функционального состояния человека в экстремальных условиях и взаимодействия психологических структур профессиональной деятельности и деятельности по саморегуляции функциональных состояний человека.

Гипотеза исследования. Психическая саморегуляция функционального состояния человека в сложной профессиональной деятельности в экстремальных условиях представляет собой отдельный вид произвольной активности субъекта, которую необходимо рассматривать как самостоятельный вид деятельности по саморегуляции ФС. Психологическая система этой деятельности характеризуется специфичностью ее предмета (собственное состояние субъекта), целей (сохранение наличного состояния или преобразование его в потребное) и психофизиологическим содержанием средств саморегуляции (переживания, психические образы, самовнушение, мышечные и дыхательные самовоздействия, волевые усилия и эмоциональные средства саморегуляции и др.). Процесс формирования данной деятельности детерминируется взаимодействием личностных аспектов и компонентов профессиональной деятельности на мотивационно-волевом, когнитивном и операциональном уровнях.

В процессе адаптации к экстремальным условиям саморегуляции ФС происходит становление ее психологической системы как деятельности, которая вступает в сложные межсистемные взаимодействия с профессиональной деятельностью, которые определяют стратегию и тактику адаптации. Психическая саморегуляция ФС, взаимодействуя также с личностными и индивидуально- психологическими детерминантами, оказывает влияние на формирование новых адаптивных личностных свойств субъекта, определяющих надежность, работоспособность, эффективность профессиональной деятельности и устойчивость человека к воздействию экстремальных факторов.

Цель исследования состояла в комплексном изучении процессов саморегуляции функционального состояния в контексте общей теории адаптации человека к экстремальным и особым условиям деятельности, в разработке системно-деятельностной концепции психической саморегуляции ФС субъекта деятельности, определении детерминант и форм взаимодействия деятельности по саморегуляции ФС с психологической системой профессиональной деятельности в экстремальных условиях.

Для реализации цели исследования были определены следующие задачи:

1. Проанализировать методологические подходы и теоретические концепции в исследованиях проблем психической саморегуляции функционального состояния субъекта труда, выявить специфические особенности процессов саморегуляции состояния как объекта психической активности, сформулировать основные проблемы и направления их дальнейшей разработки.

2. Обосновать возможность более широкого понимания произвольной психической саморегуляции как системы и как произвольной активности; сформулировать на основе этих представлений концепцию психической саморегуляции состояния как определенного вида психической деятельности; определить формы ее взаимодействия с профессиональной деятельностью и личностными аспектами в процессе адаптации к экстремальным условиям.

3. Обосновать и разработать принципы, методы и методики комплексного экспериментального изучения психической саморегуляции функционального состояния субъекта в моделируемых экстремальных условиях деятельности.

4. Экспериментально исследовать возможности и ограничения различных форм и средств психической саморегуляции функционального состояния оператора, систематизировать факторы, влияющие на структуру, динамику и успешность психической саморегуляции на разных этапах адаптации к этим условиям.

5. Определить и проанализировать этапы становления произвольной психической саморегуляции состояния как специфической деятельности в процессе адаптации к экстремальным условиям деятельности; выявить факторы, обусловливающие эффективность и трудности межсистемного взаимодействия психологических систем профессиональной деятельности и произвольной саморегуляции состояния.

6. Экспериментально исследовать детерминанты, определяющие типологию и структуру индивидуальных стилей саморегуляции психического состояния; изучить закономерности формирования личностных новообразований в процессе адаптации в результате взаимовлияния динамических черт личности, психических состояний и особенностей их саморегуляции.

Научная новизна и теоретическая значимость результатов настоящего исследования состоит в создании теоретико-экспериментальных основ методологического анализа психической саморегуляции ФС субъекта в сложной профессиональной деятельности в экстремальных условиях, что позволяет по новому подойти к решению психологических проблем адаптации человека к условиям профессиональной деятельности, повышения ее надежности, работоспособности и эффективности, а также устойчивости человека к воздействию экстремальных факторов.

В данной работе предложено (отличное от традиционных решений отдельных проблем активности по саморегуляции ФС, ее частных проявлений в профессиональной деятельности) целостное решение проблемы психической саморегуляции ФС как системного свойства и как самостоятельного вида деятельности субъекта, имеющего все составляющие психологической системы деятельности. В работе выявлены особенности и закономерности процесса становления этого вида деятельности в процессе адаптации к экстремальным условиям и ее межсистемного взаимодействия с профессиональной деятельностью.

В настоящем исследовании получен ряд новых научных результатов, основными из которых являются:

Выделена малоисследованная проблемная область в психологии труда, инженерной психологии и эргономике — изучение межсистемного взаимодействия психической саморегуляции ФС субъекта и профессиональной деятельности в экстремальных условиях, особенностей активности субъекта по саморегуляции ФС с личностными и индивидуально-психологическими детерминантами, а также специфики ее проявления в процессе адаптации к экстремальным факторам.

Выявлены специфические этапы во взаимодействии психологических систем двух видов деятельности — по саморегуляции состояния и профессиональной деятельности, которые отражают степень осознанности целей и мотивов каждой из них. Показано, что цели и мотивы деятельности по саморегуляции ФС могут либо способствовать выполнению профессиональной деятельности, либо не совпадать и вступать в противоречие. Установлена ведущая роль мотивационно-волевых детерминант в стратегии адаптации в целом и в ориентации активности субъекта на деятельность или состояние в частности. Выявлены роль и значение интеграции личностных, психологических и физиологических детерминант, определяющих индивидуальную динамику адаптации к экстремальным условиям.

Разработаны методы определения индивидуального стиля саморегуляции, дифференциации эмоциональной устойчивости и неустойчивости, прогнозирования успешности процесса адаптации к экстремальным условиям деятельности, раскрывающие специфику разных средств саморегуляции ФС и расширяющие возможности субъекта по управлению ФС в целях оптимизации взаимодействия регуляторных систем в триаде «личность-деятельность-состояние».

Установлены возможности и ограничения непроизвольных и произвольных методов саморегуляции в процессе адаптации к экстремальным условиям деятельности, а также их обусловленность уровнем бодрствования, режимом и видом операторской деятельности и личностными особенностями. На основе анализа соотношения осознаваемых и неосознаваемых, произвольных и непроизвольных процессов в реализации средств и методов саморегуляции ФС выделены критерии их классификации и создана модель классификации способов саморегуляции ФС. „

Выявлена специфика субъективного образа ФС и выделены частные (сложность, дифференцированность, целостность и мощность) и обобщенные характеристики (сформированность, развитость и адекватность) образа ФС, оказывающие регулирующее воздействие на эффективность саморегуляции состояния в процессе профессиональной деятельности.

Обосновано выделение четырех типов индивидуальных стилей саморегуляции состояния, ядро которых составляют направленность и тип вегетативной саморегуляции и уровень экстра/интроверсии; экспериментально подтверждена возможность коррекции неоптимальных стилей в результате поэтапного обучения субъекта методам саморегуляции в соответствии с особенностями его индивидуального стиля.

Дифференциация интегративных качеств личности (эмоцио-нальной устойчивости и неустойчивости) по соотношению психодинамических черт личности и психических состояний субъекта, формируемых в процессе саморегуляции, определила место психической саморегуляции в континууме «черта личности — состояние», что внесло вклад в развитие парадигмы взаимодействия личности и состояний.

Практическая ценность работы. Разработанные в диссертации методологические подходы к саморегуляции ФС человека в сложной профессиональной деятельности позволяют с единой теоретической позиции решать практические задачи по оптимизации функциональных состояний в деятельности специалистов операторского профиля в экстремальных условиях, для поддержания их психологической готовности, для подбора наиболее благоприятных режимов труда и отдыха, для прогнозирования работоспособности, в том числе и в вахтовых режимах работы. Они могут быть использованы при разработке рекомендаций по повышению эмоциональной устойчивости к стрессогенным воздействиям, для профессионального отбора и профессиональной подготовки к деятельности в экстремальных условиях, для коррекции и управления процессом адаптации, для снятия напряженности и последствий переживания стресса.

Результаты настоящего теоретико-экспериментального исследования прошли апробацию в нескольких научно-исследовательских работах на предприятиях космической, авиакосмической и оборонной промышленности, направленных на инженерно-психологический и эргономический анализ эффективности сложных видов операторской деятельности в экстремальных условиях и проведенных как в лабораторных, так и полунатурных условиях функционирования технических объектов (19 хоздоговорных и госбюджетных НИР, в том числе НИР «Авангард», «Ракита-АН», «Роща-АН», «Оркестр», «БТС» и др. в которых автор в течение 11 лет являлся ответственным исполнителем и научным руководителем). Апробация подтвердила продуктивность разработанных теоретических и практических подходов и методов саморегуляции операторов с целью повышения надежности, работоспособности и эффективности их деятельности, а также устойчивости к воздействию экстремальных условий.

Методы и результаты исследований использованы в практикуме по психофизиологии на факультете психологии МГУ, в учебном пособии Практикум по психофизиологии(МГУ, 1991), включены в Справочник по инженерной психологии (1991), в учебные пособия и хрестоматии для технических вузов (1999, 2000). Теоретические положения, разработанные автором, были развиты и реализованы в одиннадцати диссертационных работах аспирантов и сотрудников Института психологии РАН, выполненных под его руководством, в ряде дипломных работ выпускников РГГУ при Институте психологии и др. Теоретические и эмпирические результаты развиваются в коллективных исследованиях сотрудников лаборатории психологии труда, руководимой автором в течение последних 16 лет.

Ряд практических рекомендаций по совершенствованию методов диагностики функциональных состояний человека, оптимизации режимов работы операторов, повышению надежности и работоспособности операторов внедрены в практике и исследованиях ИМБП Минздрава СССР, Института космической и авиационной медицины, в Центре подготовки космонавтов им. Ю.А. Гагарина и др.

Теоретико-экспериментальные исследования, результаты которых отражены в диссертации, поддерживались грантами Российского Фонда Фундаментальных Исследований (93-06-10764) и Российского Гуманитарного Научного Фонда (№ 95-06-17272, № 98-06-10765, № 99-06-00252), научным руководителем которых являлся автор настоящей работы.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Одной из основных особенностей функционирования сложных, потенциально опасных технологий на современном этапе научно-технического прогресса является возрастающая роль неблагоприятных функциональных состояний человека в деятельности по управлению ими, требующая целостного рассмотрения проблемы саморегуляции функционального состояния во взаимодействии с личностными и деятельностными детерминантами.

Разработанная системно-деятельностная концепция психической саморегуляции функционального состояния отражает специфику системно-структурной организации ФС человека в экстремальных условиях сложной профессиональной деятельности и постулирует психическую саморегуляцию как системное качество субъекта деятельности и как специфическую самостоятельную деятельность, имеющую собственную структурную организацию (мотивы, цели, программы, образ и другие компоненты психологической системы).

2. Психологическая система деятельности по саморегуляции функционального состояния характеризуется специфичностью ее предмета (собственное состояние субъекта), целей (сохранение наличного состояния или преобразование его в потребное для выполнения профессиональной деятельности) и психофизиологическим содержанием средств саморегуляции (переживания, психические образы, самовнушение, мышечные и дыхательные самовоздействия, волевые усилия и эмоциональные средства саморегуляции).

Основными закономерностями становления психической саморегуляции ФС как деятельности являются смена ведущих уровней регуляции, переход от непроизвольного и неосознаваемого уровня к произвольному и осознаваемому уровню в форме целенаправленной активности, формирование собственных мотивов и целей саморегуляции, появление специфического субъективного образа ФС, усложнение используемых субъектов средств и способов саморегуляции (от непроизвольных и эмоциональных реакций до произвольных психофизиологических систем аутотренинга и волевой регуляции), установление взаимосвязей между уровнями регуляции ФС и профессиональной деятельности, усиление роли индивидуально-психологических и личностных детерминант.

3. Подход к психической саморегуляции ФС как самостоятельной деятельности позволяет рассмотреть ее взаимодействие с профессиональной деятельностью с единых методологических и теоретических позиций. Сущность и содержание этого взаимодействия определяется уровнем сформированное™ психологических компонентов и уровней системы деятельности по саморегуляции. Она включается на непроизвольном и неосознаваемом уровне в систему профессиональной деятельности в форме генерализованной активации как психофизиологический уровень ее обеспечения, в форме локальной активации как активационный компонент, определяющий процессуальную динамику этой деятельности. Произвольная саморегуляция по мере становления ее как самостоятельной деятельности сначала взаимодействует с профессиональной деятельностью по типу совмещенной деятельности, затем по мере осознания оператором необходимости ее выделения как самостоятельной деятельности они могут сменять друг друга в зависимости от соотношения векторов «мотив-цель» и других компонентов психологических систем.

4. Мотивационно-волевые детерминанты в усложненных и экстремальных условиях деятельности обеспечивают общую направленность и формирование стратегий адаптации. Успешность адаптации и ее динамика определяются взаимодействием мотивов «достижения успеха» или «избегания неудачи» и личностной диспозицией -ориентацией на действие или состояние. В процессе взаимодействия психологических систем профессиональной деятельности и по саморегуляции ФС доминируют два типа стратегий адаптации: деятельностно-ориентированный и эмоционально-ориентиро-ванный, которые определяют успешность профессиональной деятельности и устойчивость личности к неудачам в экстремальных условиях.

5. Типология индивидуальных стилей саморегуляции основана на объединении в определенную зависимость регуляторных механизмов психофизиологического и психодинамического уровней. Ядро «природных» устойчивых стилей составляет соотношение вегетативной регуляции и уровней вертированности. В зависимости от характера этого соотношения проявляются четыре типа индивидуальных стилей саморегуляции, различающихся степенью выраженности показателей эрго/трофотропного реагирования и экстра/интроверсии: гармоничный, экономный, накопительный и затратный.

Эти характеристики определяют преобладание и эффективность разных форм саморегуляции — волевой, эмоциональной, произвольных и непроизвольных средств саморегуляции.

6. Взаимодействие регуляторных систем в триаде «деятельность-личность-состояние» в процессе адаптации детерминируется личностной включенностью в профессиональную деятельность. В результате взаимопрониковения и взаимообусловливания динамических черт личности и состояний субъектом приобретаются новые системные качества — эмоциональная устойчивость /неустойчивость, ведущая роль в которых принадлежит саморегуляции. Формирование этих новообразований личности в большинстве случаев осуществляется через переходный этап неустойчивых и неравновесных функциональных состояний, повторение которых в процессе адаптации к воздействию экстремальных факторов приводит к их закреплению.

Заключение диссертации научная статья по теме Психология труда. Инженерная психология, эргономика.

Наши результаты исследования межсистемного взаимодействия психологических систем операторской деятельности и деятельности по саморегуляции состояния позволили по-другому подойти к определению ФС. Как известно, ФС не существуют вне профессиональной деятельности и вне конкретных условий ее выполнения, они ее сопровождают и в ней возникают, и поэтому изменения в регуляторных системах профессиональной деятельности отражаются в ФС. В то же время в ФС отражаются изменения в психических процессах, психофизиологических регуляторных системах и психических состояниях. Поэтому подходы в изучении ФС в определенной степени определяются достижениями в исследованиях ПФС и психических состояний (ПС).

Это привело к необходимости рассмотрения существующих взглядов на различия в представлениях о функциональном состоянии как объекте саморегуляции. В отличие от принятого в физиологии и психофизиологии определения ФС как состояния ЦНС, отдельных систем и организма в целом или как фона, на котором развертывается психическая деятельность, психологи определяют ФС как системную и многомерную реакцию адаптации, как интегральное и многомерное отражение объективной реальности, детерминируемое особенностями человека как субъекта труда и содержанием и условиями деятельности, как интегративную характеристику психофизиологических и психических функций и продуктивности профессиональной деятельности. Эти исследования объединяет взгляд на психическое состояние как на качественно своеобразный ответ функциональных систем разных уровней на внешние и внутренние воздействия, возникающие при выполнении значимой для человека деятельности. Предметом их рассмотрения являются уже не психические состояния как таковые, а функциональные — именно те которые переживаются только в определенных условиях трудовой деятельности (например, операторской), различные формы психологического стресса и состояния, вызываемые воздействием экстремальных факторов физической природы. Одним из наиболее важных моментов при этом является наличие комплекса причин, определяющих специфичность состояния в конкретной ситуации. В русле данного подхода разрабатывается иерархия факторов, каждый их которых вносит определенный вклад в своеобразие формируемой ответной реакции.

Эти представления привели к тому, что можно объективно оценить ФС, можно даже дать кратковременный прогноз его изменения, можно регулировать разными внешними средствами, но управлять саморегуляцией ФС можно только в ограниченных пределах.

Попытки ввести системный анализ в исследования функционального состояния также привели к определенным положительным моментам: разработке комплексного метода исследования; рассмотрению нескольких уровней системы функционального состояния: возможности применения для теоретического обобщения представлений, развиваемых в теории функциональных систем (3. 4, 171), что позволило начать более эффективно разрабатывать задачи управления и регуляции ФС.

Наши результаты, а также данные о неразрывной взаимосвязи основных сторон ФС: субъективной (переживание) и объективной (психофизиологическое обеспечение и эффективность деятельности), а также зависимость ФС от личностного отношения и когнитивной оценки значимости ситуации (37, 51, 145, 150, 151, 279 и др.), позволили нам выдвинуть предположение, что ФС можно рассматривать как результат взаимодействия регулятивных систем деятельности и психофизиологического состояния (ПФС), обеспечивающего устойчивую работу человека в изменяющихся условиях работы. И поэтому исследование ФС необходимо проводить с позиций анализа межсистемного взаимодействия психологических систем профессиональной деятельности и деятельности по саморегуляции ПФС, которые выполняются активным носителем — субъектом саморегуляции.

Можно сказать, что в ФС объединяются объекты этих двух видов деятельности, и ФС детерминируется, во-первых, внутренними изменениями в организме субъекта, во-вторых, психическими состояниями и переживаниями субъекта, в-третьих, зависит от внутренней самообусловленности субъекта, его самодвижения, самоизменения и от воздействий извне, включая требования профессиональной деятельности и среды. Саморегуляция ФС выступает в форме разрешения противоречия между этим потоками изменений за счет перевода факторов внешнего воздействия во внутреннее изменение состояния субъекта. Поэтому неоднозначность и индивидуальные различия в изменениях ФС определяются взаимодействием целей, мотивов и детерминант этих 2-х видов деятельности, интенсивностью и качественным своеобразием регулятивных систем, участвующих в саморегуляции состояний и деятельности.

Поэтому рассмотрение ФС как закономерного результата взаимодействия разных регуляторных систем, изменений в форме и содержании этих взаимодействий в процессе преодоления определенных трудностей в профессиональной деятельности, позволяет по-новому подойти к разработке критериев классификации ФС и соответственно предложить новую модель классификации средств саморегуляции ФС.

4. 4. Критерии классификации методов саморегуляции ФС.

При рассмотрении психологических теорий и методов саморегуляции ФС в большинстве из них, когда встает вопрос об их классификации, обнаруживается своеобразная ограниченность. В отечественной психологии труда, несмотря на значительное количество работ, посвященных теоретическому и экспериментальному исследованию и обоснованию как отдельных способов управления состоянием, так и их систем, в настоящее время имеют место лишь единичные попытки их классификации. Одной из причин этого является сложность ФС как объекта исследования и управления, разнообразия взглядов на показатели ФС, и преимущественно эмпирические классификации самих ФС. Анализ существующих подходов к классификации методов саморегуляции ФС показывает, что способы саморегуляции ФС рассматриваются преимущественно на физиологическом или психофизиологическом уровнях, либо как определенные техники самовоздействия (аутотренинг, релаксация и др.). Среди существующих психологических подходов к классификации способов и методов саморегуляции ФС можно выделить функциональные, психофизиологические классификации, и классификации с позиций системного подхода. Для большинства классификаций ПСР ФС в профессиональной деятельности характерен функциональный или психофизиологический подходы, в соответствии с представлениями которого саморегуляция состояния осуществляется через произвольную регуляцию разнообразных физиологических и психических процессов и функций, а ФС являются не объектом воздействия, а побочным продуктом этого воздействия или выполняют функцию сигнала.

В системных исследованиях ПСР в сложнейшей иерархической системе психической саморегуляции человека выделяют, прежде всего, два основных уровня отражения — бессознательное и осознанное и, соответственно, два уровня саморегуляции — непроизвольную и произвольную, которые могут при определенных условиях переходить один в другой. Следует отметить, что представление о двух уровнях психической саморегуляции сложилось в психологии еще во времена И. М. Сеченова (266). Эти идеи И.М. Сеченова получили развитие в работах В.М. Бехтерева, К.Н. Корнилова, H.A. Бернштейна, A.B. Запорожца, Е.И. Бойко, O.A. Конопкина и др.

Поэтому в настоящее время большое, если не ведущее, место в саморегуляции состояния отводится неосознаваемым (непроизвольным вегетативным, эмоциональным) и поведенческим методам, которые изменяют поведение человека независимо от его воли и в ограниченных пределах. Особенно это относится к поведению человека в аварийных и экстремальных ситуациях, и здесь более как уместно привести высказывание Маслоу о том, что в условиях нашей цивилизации надо склонить чашу весов в сторону спонтанности, способности к экспрессии, незапланированности, непроизвольности, непредсказуемости, доверия, творчества и т.д. (418)

В отличие от этого мнения, большинство авторов, занимающихся регуляцией деятельности, обосновывают преимущество механизмов произвольной саморегуляции движений, которые, как подчеркивал еще И.М. Сеченов, в отличие от непроизвольных, подчиняются воле и сопровождаются ощущениями, отражающимися в сознании. Существенно важным является то. что произвольной саморегуляции подвержены не только моторные компоненты поведения, но и целый ряд психических, психофизиологических функций и процессов, что обусловлено социальным бытием индивида. Естественно перед нами встал вопрос, что может стать теоретической базой для классификации методов регуляции состояний как с точки зрения формального определения оснований классификации, так и с точки зрения психологической интерпретации такой классификации. В качестве таких оснований нами были выбраны: системный подход и принцип целостности, принцип активности оператора, представления о сознательном регулировании (по Сеченову) функций, о механизмах генерализованной и локальной активации специфических и неспецифических систем (Д. Линдсли, Моруцци, Джаспер и др.). В попытке, предпринятой ранее совместно с Л.П. Гримаком, были выделены другие основания классификации способов самоуправления и саморегуляции состояниями человека (76). Одним из них является направленность регулирующего воздействия на определенный уровень психофизиологической саморегуляции. Поэтому все способы регулирующего воздействия и самовоздействия мы попытались дифференцировать по тому, какими психофизиологическими и психологическими механизмами они реализуются: специфическими, неспецифическими, когнитивными, эмоциональными, мотивационно-волевыми и др.

Исходя из этих представлений и принципов нами были выделены три основных направления, по которым разрабатываются способы управления и самоуправления поведением, состоянием и деятельностью человека. К первому направлению были отнесены воздействия на системы неспецифической генерализованной активации, например, ответственные за регуляцию уровня бодрствования, и специфической локальной активации, включая когнитивную активацию, ориентировочный рефлекс, рефлексологический метод, метод акупунктуры, фармакотерапевтические воздействия, гипноз, аутогипноз и др.

Ко второму направлению были отнесены методы воздействия и самовоздействия на психологические системы активации, в которых участвуют эмоциональная и волевая саморегуляция. К ним были отнесены способы поддержания состояний ожидания, бдительности, готовности, биологическая обратная связь, и более управляемые и эффективные целостные системы саморегуляции, такие как аутотренинг, йога

К третьему направлению были отнесены психологические и социально-психологические методы, воздействующие не только на активационные механизмы, но и одновременно на когнитивные, эмоциональные и личностные регуляторные системы. Выделить активность в них неспецифических и специфических активационных систем не предоставляется возможным, так как по воздействию на эти системы можно дифференцировать только непроизвольные и неосознаваемые способы саморегуляции. Поэтому и этот подход недостаточно четко включал в анализ саморегуляции активность самого субъекта, в то время как главной особенностью психической саморегуляции состояний является направленность активности субъекта на формирование адекватных внутренних средств, позволяющих ему осуществлять изменение своего состояния и, как следствие, повышать свою работоспособность.

Во вновь предлагаемой классификации способов и приемов саморегуляции ФС сделана попытка реализовать в качестве оснований или критериев классификации следующие характеристики: отношение к уровню произвольной осознаваемой и непроизвольной неосознаваемой саморегуляции; отношение к составляющим психологической системы (В.Д. Шадриков); отношение к компонентам структуры деятельности как системы (в представлениях Б.Ф. Ломова); отношение к неспецифическим и специфическим системам активации мозга. Возможность такой классификации появилась у нас только после рассмотрения саморегуляции состояния как самостоятельной психологической деятельности, позволяющей выделить в ней все компоненты и составляющие, характерные для любой деятельности.

В соответствии критерием активность — реактивность в саморегуляции было выделено четыре уровня, различающиеся отношением к таким характеристикам активности, осознаваемость /неосознаваемость, произвольность/непроизвольность.

Для каждого уровня были определены доминирующие механизмы психофизиологической регуляции и ведущий компонент структуры саморегуляции как системы: активационный, эмоциональный, когнитивный и коммуникативный — на который преимущественно направлено воздействие средств ПСР. В последнее время в ряде зарубежных и отечественных исследований процессы совладания со стрессом и неблагоприятными психическими состояниями также разделяются на когнитивные, эмоциональные и личностно-регуляционные.

Предполагается, что в саморегуляции ПФС эти типы активности могут сосуществовать одновременно или по мере необходимости в определенных условиях сменять друг друга. Затем было проведено сопоставление известных и апробированных нами способов саморегуляции ФС по всем выделенным критериям, которое нашло отражение в схемк модели системно-деятельностной классификации, представленной в таблице. ( Табл. 10)

Как видно из таблицы, на непроизвольном и неосознаваемом уровне саморегуляции состояния ведущим является активационный компонент, за который ответственны механизмы неспецифической активации. Элементы саморегуляции этого уровня находят отражение в непроизвольной реакции активации (возбуждение /торможение), которую можно соотнести только с преднастройкой в деятельности: происходит непроизвольная, неосознаваемая и поэтому осознанно не контролируемая человеком подстройка уровня активации к требованиям деятельности. Наиболее ярко эта активность проявляется в ориентировочном рефлексе, когнитивной активации, изменении уровня бодрствования. Однако возможности такой регуляции очень ограничены по интенсивности и длительности.

На следующем, уже произвольном, но еще не достаточно осознаваемом уровне в саморегуляции состояния доминирует активационно-эмоциональный компонент, а способы саморегуляции, которые применяет субъект, могут быть неосознаваемыми и осознаваемыми. Необходимость в их активизации возникает в усложненных условиях деятельности и состояниях, далеких от комфортных: монотонии, начального утомления или операциональной напряженности. В этих состояниях субъект непроизвольно, а в экстремальных условиях произвольно, совершает мышечные движения, задерживает или учащает дыхание, у него повышается двигательная и речевая активность, учащается смена поз, в поведении наблюдаются неконтролируемые и специально вызванные эмоциональные реакции — тем самым он пытается поддерживать состояния активного бодрствования, бдительности и готовности. Все эти способы практически не отвлекают внимание человека от основной деятельности. Эффективность их положительного влияния на деятельность значительно увеличивается, если они используются осознанно и в комплексе.

Заключение

Подводя итоги работы, следует констатировать, что актуальность проблемы совладания с профессиональным стрессом продолжает возрастать. По всей видимости, она действительно относится к разряду вечных проблем, т.к. постоянное усложнение техники, появление новых и опасных технологий будет вносить в нее все новые особенности и закономерности. Сущностью проблемы является выявление закономерностей в развитии неблагоприятных функциональных состояний и построение общих и индивидуальных стратегий их предупреждения, преодоления в процессах управления сложными техническими объектами в экстремальных условиях деятельности, так как они приводят к существенному возрастанию числа аварий и даже катастроф в различных областях техники.

Основной тенденцией в подходах к саморегуляции ФС является стремление к разработке наиболее благоприятных режимов работы, большей степени автоматизации управления этими объектами, во внесении корректив в профессиональную подготовку. Данная тенденция в общем-то лежит в основном русле научно-технического прогресса (это следует признать) и вроде бы направлена на благо человека, управляющего техникой, повышения надежности за счет ликвидации ошибочных действий и облегчения труда. Однако, эта же тенденция приводит к возникновению принципиальных психологических проблем и поэтому многими инженерными психологами она трактуется как технократическая и не гуманистическая.

С другой стороны, внимание исследователей проблем саморегуляции привлекают личностные особенности субъекта деятельности, мотивационные и мировозренческие аспекты его отношения к работе, определяющие субъективную напряженность и значимость его деятельности. Возрастание экстремальных факторов в деятельности специалистов, что характерно для ряда профессий и число которых продолжает возрастать, ставят перед психологами задачи по коррекции неблагоприятных ФС, включая профессиональный стресс, депрессию, психическое истощение.

Указанные проблемы весьма многообразны. Прежде всего к ним относятся возрастающая эмоциональная неустойчивость операторов, утрата ими контроля над собой и ситуацией, что приводит к существенным трудностям в их деятельности и необходимости резервирования их автоматикой при возникновении ошибок и отказов в их работе. Кроме того, в связи с тем, что ответственность за управление по-прежнему остается на операторе, его исключение из контура управления резко обостряет проблему его доверия автоматике.

В отношении проблемы психической саморегуляции в деятельности в настоящее время существуют две различающиеся по объекту регуляции позиции. С одной стороны, идет поиск ее решений в направлении выявления регуляторных компонентов в структуре деятельности, с другой — разрабатываются и находят применение различные техники саморегуляции состояния, вплоть до тех, которые резко снижают активность субъекта деятельность и, можно сказать зомбируют человека ( к ним относятся некоторые методы НЛП, психофармакологические препараты, аутогипноз и др.).

Предлагаемые решения имеют разную степень успешности. К числу наиболее эффективных и проработанных, по нашему мнению, относится принцип активного оператора Н.Д. Заваловой, Б.Ф. Ломова и В.А. Пономаренко, во многом обеспечивающий разработку систем поддержки состояния оператора, чрез разработку определенных устройств самовоздействия, опирающихся на психический образ деятельности и поддерживающих внимание и готовность оператора к выполнению своих функций, резервирования автоматики оператором. Хотя данный принцип и не является универсальным, он безусловно применим в определенном классе профессий, теоретически корректно разработан в рамках антропоцентрического подхода и значительно опередил аналогичные зарубежные разработки.

Перспективным для поддержания и управления работоспособностью субъекта деятельности является также структурно-функциональный подход к саморегуляции произвольной активности, разрабатываемый О. К. Конопкиным и его учениками и последователями. Выделение ими регулятивных компонентов в структуре деятельности позволяют управлять активностью, внимание и отношением субъекта, а определение интегративных стилей саморегуляции В.И. Моросановой, Ю.А. Милославским, В.И. Степанским и др. позволяют по-новому и более эффективно подойти к профессиональному отбору и подготовке специалистов для экстремальных видов деятельности. Эти представления послужили основанием для формирования нашей гипотезы о том, что и произвольная активность по саморегуляции состояния тоже быть представлена как самостоятельная деятельность и включать регулятивные компоненты деятельности.

В то же время известно, что для произвольной саморегуляции ФС базовым является активационно-энергетический компонент, который естественно не достаточно представлен в структурно-функциональном подходе. И поэтому системный подход, выделяющий в любом процессе, наряду с когнитивным, эмоциональным и регулятивным компонентами, активационно-энергетический компонент, стал основополагающим в нашем исследовании.

Особый вклад в наши исследования внесли представления о неравновесных состояниях и их функциях, разрабатываемые А.О. Прохоровым и положения о динамической и развивающейся природе психической деятельности, описанные в концепции системогенеза профессиональной деятельности В.Д. Шадрикова.

В отношении других принципов и направлений в исследованиях саморегуляции состояния, которые подробно рассматривались в 1-ой главе, можно сказать, что многие из них либо теоретически не достаточно обоснованы, либо опираются на недостаточно разработанные концепции и методы психологического анализа саморегуляции состояния. Наиболее ярким примером является получивший широкое признание является подход к ФС как реакции или как к комплексу показателей, получивший в свое время широкое признание, особенно в психофизиологических и электрофизиологических исследованиях, направленных на разработку методов диагностики ФС. Этот подход, опирающийся на представления о ФС как пассивном отражении психофизиологических и психических процессов позволил разработать объективные методы оценки ФС, объяснить многие ошибки оператора и выявить их природу.Этот подход позволил разработать целые системы регуляции и управления ФС внешними средствами, включая изменения в деятельности, в ее режимах, в разработке многочисленных эргономических требований к организации работы, рабочего места и т.д.

Но в аспекте прогнозирования изменений в ФС, что особенно актуально в процессах адаптации к деятельности в экстремальных условиях, он оказался низко эффективным, предлагаемые на основании его решения частично объясняют поиск методов регуляции состояния в медицинской, психотерапевтической и других не традиционных и экзотических системах воздействия на личность и состояние человека.

Однако в последнее время вновь возрос интерес к проблеме саморегуляции состояния в связи с тем, что во многих профессиях, связанных с потенциально опасными технологиями, возникают ситуации, когда человека может помочь себе только сам. ФС в таких случаях становятся существенным фактором в деятельности человека, а саморегуляция состояния становится иногда по субъективному значению основной его деятельностью, гак как человек понимает, что. не изменив свое состояние, он не сможет эффективно выполнять свою работу, что будет иметь для него и окружающих самые тяжелые последствия. Фактором, повышающим надежность деятельность, может стать предложенный в работе подход к произвольной саморегуляции как самостоятельной деятельности, что позволит акцентировать внимание субъекта на саморегуляции или профессиональной деятельности, правильно распределять свои психофизиологические ресурсы и уметь их восстанавливать.

Еще одним фактором, повышающим ресурсы человека в экстремальных условиях деятельности является, как показали результаты проведенного исследования, является включение в профессиональную подготовку и обучение в процессе доучивания измененных ФС, с тем, чтобы сформировать более адекватные для этих условий психологические системы деятельности. Выявленные закономерности и факторы, определяющие индивидуальный стиль произвольной саморегуляции, а также возможности его коррекции в процессе обучения средствам и навыкам саморегуляции позволяют не только улучшить систему профессионального отбора, но и скорректировать не достаточно оптимальный стиль саморегуляции состояния у уже сложившихся специалистов.

В результате предложенного в работе подхода к саморегуляции ФС у профессионалов экстремальных видов деятельности были пересмотрены формы и содержание взаимовлияний деятельности и ФС с точки зрения межсистемного взаимодействия, раскрыты сложные взаимосвязи личностных и деятельностных детерминант, определяющих эффективность этого взаимодействия, более точно раскрывающие дезинтегрирующий, иррациональный характер межсистемных взаимодействий.

Данный подход формулирует конкретную стратегию изменения степени активности субъекта в процессах управления и позволяет преодолеть многие из возникающих психологических трудностей его деятельности. Прежде всего это обеспечение активности в управлении и доверия к своим возможностям за счет правильного выбора форм и средств самовоздействия, удержания в памяти образа потребного состояния, перехода в определенных состояниях на, можно сказать полуавтоматического режим в качестве основного, который позволит во время восстановить свои психофизиологические ресурсы.

Таким образом, в процессе деятельности будет происходить попеременная смена ведущей мотивации и целей деятельности, изменения в распределении внимания к выполнению действий, относящихся к разным видам деятельности, включая деятельность по саморегуляции ФС.

Для оценки субъективной сложности в силу нестационарного характера исследуемой деятельности по саморегуляции ФС в операторской деятельности были проанализированы процессы психической регуляции на разных уровнях. В качестве основы указанных процессов рассматривалось постоянно возникающее несоответствие между объективной действительностью и ее психическим отражением. Степень этого несоответствия определяет типы психической активности по саморегуляции — текущую, ситуативную и долгосрочную и три уровня регуляции — непроизвольный т неосознаваемый, произвольный и осознаваемый и осознаваемый и целенаправленный, которые постоянно взаимодействуют, и характер взаимодействия меняется в процессе адаптации. Постепенно роль континуальных процессов непроизвольной активации снижается и взрастает значимость и эффективность дискретных систем произвольной саморегуляции. Подход к саморегуляции как самостоятельной деятельности и ее взаимодействию с профессиональной деятельностью позволил выделить проблемности, возникающие в этом взаимодействии на разных уровнях психологической системы деятельности.

Преодоление этих проблемностей происходит на мотивационно-волевом, когнитивном, эмоциональном и исполнительском (поведенческом) уровнях взаимодействия. Практически данный подход реализован в разработке мода анализа паттернов когнитивной активации, ЭЭГ- типологии этапов динамики адаптации и типов ориентировочного компонента деятельности, совершенствовании метода обратной связи, разработки критериев более эффективного применения аутотренинга, показаний к применению новых методов саморегуляции.

Разработанная в диссертации системно-деятельностная концепция саморегуляции ФС человека в экстремальных условиях сложной профессиональной деятельности позволяет с единых теоретических позиций решать практические задачи по обеспечению надежности, работоспособности и эффективности деятельности профессионалов, оптимизации их функциональных состояний в экстремальных условиях, для поддержания их психологической готовности, для подбора режимов труда и отдыха, прогнозирования эмоциональной устойчивости к стрессогенным воздействиям, для профессионального отбора и профессиональной подготовки к сложной деятельности в экстремальных условиях, для коррекции и управления процессом адаптации, для снятия напряженности и последствий стресса.

Результаты настоящего теоретико-экспериментального исследования прошли апробацию в нескольких научно-исследовательских работах на предприятиях космической, авиакосмической и оборонной промышленности, направленных на инженерно-психологический и эргономический анализ эффективности сложных видов операторской деятельности в экстремальных условиях и проведенных как в натурных, так и полунатурных условиях функционирования технических объектов (в том числе Авангард, Ракита — АН, Роща-АН, Оркестр и др.).

По результатам этих исследований были разработаны рекомендации по усилению регулирующего воздействия будящего сигнала (ориентировочной реакции) с целью поддержания готовности оператора к деятельности в состояниях монотонии и психического пресыщения за счет включения этого сигнала в когнитивные компоненты деятельности; по ЭЭГ-показателям определены критерии степени обученности и целесообразности применения АТ для оптимизации деятельности и ФС оператора сложных систем в процессе адаптации к экстремальным условиям; кроме того, было предложено создание комбинированной обратной связи с включением в нее показателей деятельности и состояния, что позволяло расширять диапазон ФС, в которых оператор может оказывать регулирующее самовоздействие. Предложены критерии организации программы и циклограммы деятельности операторов в реальных условиях полета и др. (в зависимости от текущего ФС, совместимости средств саморегуляции ФС с характером деятельности).

Апробация подтвердила продуктивность разработанных теоретических и практических подходов и методов саморегуляции операторов с целью повышения надежности, работоспособности и эффективности их деятельности, а также устойчивости к воздействию экстремальных условий.

Таким образом, подход к анализу адаптации к деятельности в экстремальных и усложненных условиях с точки зрения взаимодействия психологических систем и детерминант профессиональной деятельности и деятельности по саморегуляции ФС позволил нам раскрыть содержание ранее выделенного нами направления в комплексном исследовании феномена адаптации, в котором структура и динамика адаптации изучается как процесс уравновешивания в открытой системе. Именно открытость процесса адаптации как системы позволяет рассматривать адаптацию, как самодетерминированный и саморазвивающийся процесс, в котором реализуется саморазвитие субъекта как профессионала и личности.

Наши данные о роли личностных детерминант и психических состояний в повышении эмоциональной устойчивости могут послужить основанием для выбора методов оценки личностных черт и состояний при отборе и подготовки специалистов, деятельность которых проходит в экстремальных и стресоогенных условиях.

Общим итогом диссертации является доказательство продуктивности разработанного нового подхода к произвольной саморегуляции профессионала в экстремальных условиях что позволит более эффективно распределять функции между человеком и автоматикой и существенно повысит надежность управления сложными техническими объектами.

Перспективы работы можно разделить на теоретико-экспериментальные и практические. К первым относятся исследования психической регуляции деятельности и функциональных состояний с целью обеспечения резервирования оператора по субъективной сложности деятельности, связанной как с профессиональными функциями, так и экстремальными условиями. В основе таких исследований должна лежать дальнейшая реализация принципов межсистемного подхода в рамках обобщенной модели регуляции.

Практические перспективы работы связаны с непосредственным внедрением нового отношения к саморегуляции ФС, выбору средств саморегуляции, обучению которым необходимо уделять особое внимание.

Выполненное исследование является началом перспективного цикла исследовательских работ, направленных на установление научно обоснованной связи между теоретическими представлениями о механизмах, факторах и методах регуляции в системе деятельность — личность — состояние и эмпирической практикой управлениям их взаимодействием как ответ на реальный запрос современной психологии труда и других областей психологии

В результате проведенного исследования можно сделать следующие выводы:

1. Па основе результатов проведенных теоретических и экспериментальных исследований разработана системно-деятельноетная концепция психической саморегуляции функционального состояния субъекта в экстремальных условиях сложной профессиональной деятельности, в которой отражены своеобразие структуры психической саморегуляции ФС как самостоятельной деятельности, иерархия психологических компонентов ее системной организации, динамический (развивающийся) характер этой системы, личностная и деятельностная детерминация ее формирования и проявления.

2. Психическая саморегуляция функционального состояния в напряженных и экстремальных условиях профессиональной деятельности представляет собой вид активности субъекта деятельности, которая включает в себя такие блоки психологической системы деятельности, как мотивы, цели, программы, информационную основу, процессы принятия решения, функционирование которой определяют установленные в исследовании факторы: психологические особенности условий и организации деятельности, индивидуальные способы и стратегии регуляции измененных состояний. Психологическая система деятельности по саморегуляции ФС характеризуется специфичностью ее предмета (собственное состояние субъекта), целей (сохранение наличного состояния или преобразование его в потребное) и психофизиологическим содержанием средств саморегуляции (переживания, психические образы, самовнушение, мышечные и дыхательные самовоздействия, волевые усилия и эмоциональные средства саморегуляции и ДР-)

3. На основании теоретико-экспериментальных исследований установлено, что психическая саморегуляция функционального состояния проявляется во взаимодействии непроизвольной регуляции психофизиологического состояния, произвольной саморегуляции психического состояния и в форме целенаправленной активности, которые обеспечивают оптимальный уровень функционального состояния субъекта, выполнение его профессиональной деятельности и адаптацию к экстремальным условиям.

В процессе психической саморегуляции выявлены три ее уровня -непроизвольный и неосознаваемый, произвольный и осознаваемый, мотивированно-деятельностный, роль которых в оптимизации функционального состояния определяется их соотношением, уровнем бодрствования, спецификой содержания и условиями трудового процесса, личностными особенностями субъекта деятельности. Эффект непроизвольных механизмов регуляции (ориентировочная деятельность, когнитивная активация) проявляется в нормальных условиях и начальных этапах адаптации к экстремальным условиям деятельности, а эффект произвольных средств саморегуляции (использование метода биологической обратной связи, аутотреннинга, систем йоги) и особенно мотивированно-деятельностного уровня наиболее заметен на более поздних этапах адаптации, предотвращая развитие дезадаптационных процессов.

Результаты экспериментальных исследований свидетельствуют о том, что процесс формирования системы психической саморегуляции ФС определяется взаимодействием личностных (стабильные и динамические черты, профессиональная подготовленность, психический образ, уровень функциональной устойчивости и др.) и деятельностных детерминант (сложность, степень освоенности деятельности, режим и условия ее выполнения, опыт и др.); особенности процесса взаимодействия детерминант деятельности определяются проблемностями, возникающими как в самой профессиональной деятельности, так и в процессах психической саморегуляции, которые проявляются на мотивационно-волевом уровне в недостаточной степени осмысленности целей, задач и мотивов данной активности, преобладанием мотивов избегания неудачи и аффиляции, на когнитивном уровне — в трудностях по идентификации объекта самовоздействия, в размытости образа состояния, недостаточном уровне осознанности в выборе произвольных средств саморегуляции, на исполнительском уровне — в недостаточной развитости и сформированности навыков и приемов саморегуляции, в преобладании непроизвольных и неосознаваемых способов саморегуляции, в неадекватном применении тех или иных способов саморегуляции в конкретных условиях деятельности и т.д. В теоретико-экспериментальном исследовании обосновано представление о функциональном состоянии как системе когнитивных, эмоциональных и активационных компонентов его регуляции и как результате межсистемного взаимодействия психологических систем профессиональной деятельности и деятельности по саморегуляции ФС. На основе этого представления разработана классификация средств и методов саморегуляции функционального состояния субъекта деятельности с точки зрения ее уровня, вида активности, механизма саморегуляции и ведущего компонента структуры состояния.

В качестве одного из регуляторов ФС выступает психический образ, который представляет собой отражение в сознании субъекта текущего и потребного состояния и самооценки его объективных проявлений на уровне функционирования систем организма, психики и предметной (реальной) деятельности. Психический образ ФС включен в отражение предметного мира деятельности, но в нем самом отсутствуют конкретные признаки реальной деятельности, что определяет неспецифичность этого образа с точки зрения предметного содержания любой деятельности и специфичность с позиции причин развития и особенностей его проявления.

Особенности межсистемного взаимодействия психологических систем профессиональной деятельности и деятельности по саморегуляции ФС в значительной мере определяется уровнем сформированности механизмов и осознанности способов и средств регуляции. Непроизвольная и неосознаваемая саморегуляция состояния включается в систему регуляции профессиональной деятельности в форме генерализованной активации на психофизиологическом уровне ее обеспечения и в форме локальной активации в качестве активационного компонента, определяющего динамику этой деятельности. Произвольная саморегуляция по мере ее становления приобретает черты самостоятельной деятельности и вступает во взаимодействие с профессиональной деятельностью по типу совмещенной деятельности, который отражается в интерференции компонентов их психологических систем и приоритетности для субъекта одной из них в зависимости от характера мотивации, личностных особенностей, уровня профессионализации субъекта и степени включенности саморегуляции в профессиональной деятельности.

9. Мотивационно-волевые детерминанты саморегуляции в экстремальных условиях деятельности определяют общую направленность адаптации, а формирование стратегий адаптации определяется взаимодействием мотивов достижения успеха или избегания неудачи и личностной диспозицией -ориентацией на деятельность или состояние. Обосновано выделение двух типов стратегий адаптации — деятельностно-ориентированного и эмоционально-ориентированного, которые определяют устойчивость личности к развитию неблагоприятных ФС и трудностям и неудачам в профессиональной деятельности, особенно в экстремальных условиях.

10. Установлены типологические особенности индивидуальных стилей психической саморегуляции ФС, основу которых составляют различия в ведущих уровнях вегетативной (энергетической) и личностной регуляции. Выделены четыре типа индивидуальных стилей саморегуляции по критериям выраженности показателей эрго/трофотропного реагирования и экстра/интровертирован-ности личности, а именно гармоничный, экономный, накопительный и затратный. Эти типы определяют преобладание и эффективность реализации разных форм саморегуляции — волевой, эмоциональной, непроизвольной и произвольной психофизиологической, личностно-деятел ьностной.

11. Взаимодействие различных систем регуляции ФС в процессе адаптации субъекта деятельности к экстремальным условиям в триаде «деятельность-личность-состояние» определяет развитие новых системных качеств субъекта — эмоциональной устойчивости и эмоциональной неустойчивости к воздействию факторов деятельности. Формирование этих субъектных (личностных) качеств осуществляется на основе взаимовлияния динамических черт личности и психических состояний через переходный этап неравновесных психических состояний, которые отражают неадекватность детерминирующей функции систем психической саморегуляции.

Список литературы диссертации автор научной работы: доктор психологических наук. Дикая, Лариса Григорьевна, Москва

1. Абаев H.B. Чань-буддизм и культура психической деятельности в средневековом Китае. Новосибирск: Наука, 1983, 123 с.

2. Абульханова К.А. О субъекте психической деятельности. М. Наука, 1973

3. Абульханова-Славская К.А. Деятельность и психология личности. М. Наука, 1980. jo 5 с.

4. Абульханова-Славская К.А. Деятельность и психология личности. М. Наука, 1980

5. Абульханова-Славская К.А. Развитие личности в процессе жизнедеятельности. //Психология формирования и развития личности. М. Наука. 1981. С. 19-44.

6. Абульханова-Славская К.А. Типология активности личности в социальной психологии. //Психология личности и образ жизни. М. Наука, 1987, С.10-14.

7. Абульханова-Славская К.А. Стратегии жизни. М. Мысль, 1991, 299с.

8. Айдарлиев A.A. Максимов A.JI. Адаптация человека к экстремальным условиям (опыт прогнозирования). Л. Наука, 1980

9. Александровский Ю.А. Состояние психической дезадаптации и их компенсация. М„ Наука, 1976, 272 с.

10. Ю.Алексеев A.B. Метод объективной оценки навыков психической саморегуляции. //Стресс и тревога в спорте. М. ФиС, 1983, С. 173-183.

11. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л.:ЛГУ, 1968, 338 с.

12. Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды. //М. Педагогика, 1980, т.1, 230 с. 1 З.Анохин П.К. Биология и нейрофизиология условного рефлекса. М. Медицина,1968, 548 с.

13. Анохин П.К. Принципиальные вопросы общей теории функциональных систем. //Принципы системной организации функций. М. Наука, 1973

14. Анциферова Л.И. К психологии личности как развивающейся системы. //Психология формирования и развития личности. М. Наука. 1981. С. 4-8

15. Анцыферова Л.И. Личность с позиций динамического подхода. //Психология личности в социалистическом обществе. Личность и ее жизненный путь. М„ Наука, 1990, С.7-8.

16. Анцыферова Л.И. Психологическое содержание феномена субъекта и границы субъектно-деятельностного подхода. //Проблема субъекта в психологической науке. М. ИП РАН, 2000, С,27-43

17. Асеев В.Г. Мотивация поведения и формирование личности. М. Наука, 1976.

18. Асмолов А.Г. Психология индивидуальности. М. МГУ, 1986.

19. Афанасьев П.А. Школа йога: восточные методы психофизического самовершенствования. Минск, Полымя, 1991, 155с.

20. Баевский P.M. Исследование работоспособности человека-оператора при 64-часовом лишении сна. // Косм. биол. авиакосм. мед. 1969, N3.

21. Бассин Ф.В. Проблема бессознательного. (О неосознаваемых формах высшей нервной деятельности),М„ Медицина, 1968, 468с.

22. Беляев Г.С. Лобзин B.C. Копылова И.А. Психогигиеническая саморегуляция. М. Медицина, 1977, 158 с.

23. Береговой Г.Т. Крылов В.Ю. Крылова Н.В. Ломов Б.Ф. Хачатурьянц Л. С. К проблеме оценки и прогнозирования качества деятельности оператора по характеристикам его состояния. //Вопросы психологии, 1974, N 5, С.63-70.

24. Береговой Г.Т. Жданов О.И. О стилях поведения операторов в экстремальных условиях деятельности.// Психол журн. 1992, N2,1. С. 49-54.

25. Березин Ф.Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека. Л. Наука. 1988.269 с.

26. Бернштейн Н.А. Очерки по физиологии движения и физиологии активности. М. Медицина, 1966, 349 с.

27. Блауберг И.В. Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. М. 1973.

28. Блок В. Уровни бодрствования и внимание.Юкспериментальная психология /Ред. П. Фресс и Ж. Пиаже, вып.З, М. Наука, 1970.

29. Богдашевский Р.Б. и др. Экспериментальная модель режима непрерывной деятельности, ее психодиагностические возможности и перспективы использования. // Вопросы кибернетики. Психические состояния и эффективность деятельности. М. Наука, 1983, 12-21.

30. Бодров В.А. Психофизиологический отбор военных специалистов. //Методическое пособие. М.:Воениздат, 1973.

31. Бодров В.А. Проблемы профессионального психологического отбора //Психол. журн. Т. 6. N. 2. 1985. С. 85-94.

32. Бодров В.А. Психофизиологические проблемы профессиональной надежности человека-оператора. //Психологические проблемы профессиональной деятельности. М. Наука, 1991, С.111-120.

33. Бодров В.А. Психологический стресс: развитие учения и современное состояние проблемы. Изд. ИП РАН, М. 1995

34. Бодров В.А. Орлов В.Я. Психология и надежность: человек в системах управления техникой. М„ ИП РАН, 1998,

35. Бодров В.А. Психология профессиональной пригодности. М. Per SE, 2001, 511 с.

36. Богоявленская Д.Б. Принцип детерминизма в психологии. //Проблема субъекта в психологической науке. М. ИП РАН, 2000, С.53-64

37. Боковиков A.M. Тест для оценки мотивационной направленности личности Куля. //Проблемность в профессиональной деятельности. М. 1999.

38. Боковиков A.M. Модус контроля как фактор стрессоустойчивости при компьютеризации профессиональной деятельности. //Психол. журн. № 1, 2000 С.

39. Бреслав Н.С. Произвольное управление дыханием у человека. Л.,Наука, 1975, 230 с. 41 .Брушлинский A.B. О природных предпосылках психического развития человека.1. М„ Наука, 1977

40. Брушлинский A.B. О взаимосвязи природного и социального в психическом развитии человека // Проблемы генетической психофизиологии человека. М. Наука. 1978. С. 11-21. 43 .Брушлинский A.B. Главное это взаимодействие человека с миром.

41. Деятельность: теория, методология, проблемы. М. Политиздат, 1990, С.231-239.

42. Брушлинский A.B. Проблема субъекта в психологической науке. // ПЖ, 1992, 6, 312.

43. Буйвол Б.А. Социальный контроль и его воздействие на поведение личности. //Автореф. канд. дисс. Киев, 1965, 19с.

44. Вавилов Н.П. Ошибки в работе оперативного персонала как причины аварий в энергетической системе. //Вопросы профессиональной пригодности оперативного персонала энергосистем. М. 1966, с.97-112.

45. Василевский H.H. (ред.) Саморегуляция функций и состояний. J1. 1982, 157с.

46. Василевский H.H. Электроэнцефалографическая диагностика оператора. //Проблемы космической биологии. М. 1977, Т.34.

47. Васильев B.K. Особенности реализации самоконтроля в состоянии психической напряженности. //Автореф. канд. дисс. JI. 1981.

48. Васильев И.А. Магомед-Эминов М.Ш. Мотивация и контроль за действием. М. МГУ, 1980, 191 с.

49. Василюк Ф.Е. Психология переживания (анализ преодоления критических ситуаций). М.:МГУ, 1984, 200 с.

50. Верещагин В.Г. Физическая культура индийских йогов. Минск, Полымя, 1982, 143с.

51. Волков A.M. Микадзе IO.В. Солнцева Г.Н. Деятельность: структура и регуляция. М„ МГУ, 1987,215с.

52. Воронин Л.Г. Крамник М.Е. Соловьева Л.Ф. Эльберт Д.М. Функциональное состояние человека-оператора при монотонной работе. //Физиология человека. 1976, 2, 3, С. 441-445.

53. Выготский JI.C. Избранные психологические исследования. М. 1956, 519 с.

54. Вяткин Б.А. Мерлин B.C. Личность и стресс // Психический стресс в спорте. Пермь, 1975. С. 5-12.

55. Вяткин Б.А. Интегральная индивидуальность человека и ее развитие в специфических условиях спортивной деятельности. //Психол. журн. Т. 14, N2, 1993, С.73-83.

56. Вяткин Б.А. Дорфман Л.Я. О системном анализе психических состояний //Новые исследования в психологии. 1987. N. 1 (36), С. 3-7; N. 2. (37). С. 3-7.

57. Габдреева Г.Ш. Самоуправление психическим состоянием. Казань, 1981,64с.

58. Ганзен В.А. Системный подход в психологии. Л. 1983.61 .Ганзен В.А. Системные описания в психологии. Л. ЛГУ, 1984.

59. Геллерштейн С.Г. Вопросы психологии труда. //Психологическая наука в СССР. Т. 2, М. 1960, С. 337-361.

60. Геллерштейн С.Г. Психофизиологический анализ трудовой деятельности в свете задач инженерной психологии. //Проблемы инженерной психологии. Т.1. М. Наука, 1968

61. Генкин A.A. Медведев В.И. Прогнозирование психофизиологических состояний. Л. Наука. 1973. 144 С.

62. Гиссен JI.Д. Некоторые вопросы исследования психической саморегуляции в условиях профессиональной деятельности. //Тезисы VI Всесоюзн. съезда невропатол. и психиатр. Т. 1, М„ 1975, С.465-467.

63. Глазкова В.А. Обратная биологическая связь как важнейший механизм в условиях обучения человека управлению КГР. //Методика и техника экспериментальных исследований. М. Наука, 1982, с.37-41.

64. Глазкова В.А. Метод обучения управлению КГР в системах с обратными биологическими связями. //Методика и аппаратура психофизиологического эксперимента. М. Наука, 1983, с.29-33.

65. Голиков Ю.Я. Костим А.Н. Психология автоматизации управления техникой. М. ИП РАН, 1996, 160 с.

66. Голиков Ю.Я. Теоретические основания проблем взаимодействия человека и техники // Психол. журнал. Т. 21, N 5. 2000. С. 5-18.

67. Голиков Ю.Я. Костин А.Н. Теория и методы анализа проблемностей в сложной операторской деятельности // Проблемность в профессиональной деятельности: теория и методы психологического анализа. М. Изд-во Институт психологии РАН, 1999. С. 6-79

68. Голубинов В.В. Личностный контроль критерия оптимальности решения психофизической задачи. // Проблемы дифференциальной психофизики. М„ ИН РАН, 1991. 177-190.

69. Горбов Ф.Д. Космолинский Ф.П. Мясников В.И. Некоторые особенности воздействия на организм человека повышенной и пониженной афферентации в аспекте космической психофизиологии. //Вопросы психологии. N 5, 1966, с.67-71.

70. Горбов Ф.Д. Детерминация психических состояний. //Вопросы психологии. N 5, 1971, С.20-29.

71. Горбов Ф.Д. Лебедев В.И. Психоневрологические аспекты труда операторов М. Наука 1975 с.90

72. Гостев A.A. Образная сфера человека. М. 1992.

73. Гримак Л.П. Дикая Л.Г. Теоретические и экспериментальные проблемы управления психическим состоянием человека. //Вопросы кибернетики: Психические состояния и эффективность деятельности. М. 1983, С. 28-54.

74. Гримак Л.П. Пономаренко В.А. Психические состояния и надежность деятельности оператора // Эффективность деятельности оператора. Вопр. кибернетики. 1982. Вып. 91. С. 145-156.

75. Гримак Л.П. Звонников В.М. Скрыпников А.И. Психическая саморегуляция в деятельности человека-оператора. //Вопросы кибернетики. Психические состояния и эффективность деятельности. /Забродин Ю.М. М. 1983,С.150-167.

76. Гримак Л.П. Резервы человеческой психики. М. Изд. Политическая литература, 1987, 286 с.

77. Гусев А.Н. Обнаружение сигналов оператором в особых условиях. Дисс. канд. психол. наук, М. 1989.

78. Гуревич K.M. Профессиональная пригодность и основные свойства нервной системы. М. Наука, 1970, 271с.

79. Данилова H.H. Функциональные состояния: механизмы и диагностика. М. МГУ, 1985,285 с.

80. Денисов В.А. Сравнительный анализ операторской деятельности и ее срывов.//Психологические проблемы деятельности в особых условиях. М. Наука, 1985,38-62.

81. Дикая Л.Г. Ориентировочный рефлекс и функциональные состояния человека. //Мозг и психическая деятельность. М. Наука, 1984, С. 221-225

82. Дикая Л.Г. Особенности регуляции функционального состояния оператора в процессе адаптации к особым условиям. //Психологические проблемы деятельности в особых условиях. М. Наука, 1985, С. 63-90

83. Дикая Л.Г. Митрофанов Б.Н. Психическая саморегуляция деятельности и состояния как фактор надежности эргатической системы. //Проблемы теории биотехнических систем эргатического типа. Вопросы кибернетики. АН СССР, М. 1989, С. 70-81

84. Дикая Л.Г. Регулирующая роль образа функционального состояния в экстремальных условиях деятельности.//Психол. журн. Т. № 1, 1991, С. 55-65

85. Дикая Л. Г. Становление новой системы психической регуляции в экспериментальных условиях деятельности. //Принцип системности в психологических исследованиях. 1990, М. Наука, С. 103-114.

86. Доскин В.А. Лаврентьева H.A. Мирошников М.П. Шарай В.Б. Тест дифференцированной самооценки функционального состояния. //Вопросы психологии, N 6, 1973, С. 141-145.

87. Дорфман Л.Я. Индивидуальный эмоциональный стиль.//Вопросы психологии, N5, 1989. С.89-95.

88. Дружинин A.M. Пупцева Т.В. Динамика стратегий деятельности человека-оператора при работе в режиме непрерывной деятельности. //Психология и HTII. Тезисы докладов VII съезду психологов. М. 1989.

89. Душков Б.А. Психологические проблемы режимов в жизни и деятельности человека. //Психол. журн. T. 1,N2, 1980, С.123-132.

90. Егоров A.C. Загрядский В.П. Психофизиология умственного труда. Л. Наука. 1973. 131 с.

91. Епишкин А.К. Влияние измененных режимов труда и отдыха на психофизиологические возможности оператора.// Методика и техника исследований операторской деятельности. М. Наука, 1982. С. 87-99.

92. Епишкин А.К. Методы повышения устойчивости деятельности операторов к экстремальным условиям. //Вопросы кибернетики. Психические состояния и эффективность деятельности. М. 1983, С.127-136.

93. Жоров П.А. О соотношении некоторых особенностей саморегуляции на непроизвольном и произвольных уровнях. //Автореф. канд. дисс. М.,1975, 15 с.

94. Принцип системности в психологических исследованиях. М. Наука, 1990, С.3-9.

95. Юб.Занковский А.Н. Профессиональный стресс и функциональные состояния.

96. Иванников В.А. Психологические механизмы волевой регуляции. М. МГУ, 1991, 142 с.

97. Н.Илларионов Г.Г. Изучение особенностей проявления типологически обусловленного стиля спортивной деятельности. Л. 1979.

98. Ильин Е.П. Проблемы монотонии и пути ее решения //Психофизиологические основы физического воспитания и спорта. /Ред. Е.П. Ильин, Л. 1972, С. 127-141

99. Ильин Е.П. Оперативный покой и оптимальное регулирование работоспособности человека. //Очерки психологии труда оператора. М. Наука, 1974. 186с.

100. Ильин Е.П. Теория функциональных систем и психофизиологических состояний. //Теория функциональных систем в физиологии и психологии. М. Наука, 1978,1. С.325-346.

101. Ильин Е.П. Стили деятельности: новые подходы и аспекты. //Вопросы психологии, N 6, 1988. С.95-99.

102. Ильин Е.П. Мотивация и мотивы. СПб, ПИТЕР, 2000.

103. Иоселиани К.К. Рыжов Б.Н. Информационно-активационное соотношение и психическая работоспособность операторов.//Косм. биол. и авиакосм. мед. 1987, 21, 1, 65-67.

104. Ительсон Л.Б. Психологическое содержание и методы изучения контрольных функций в трудовой деятельности рабочего. //Проблемы индустриальной психологии. Ярославль, 1972, 211с.

105. Калабро С.Р. Принципы и практические вопросы надежности. М. 1966.

106. Калин В.К. Воля и психологическая устойчивость профессиональная психологическая устойчивость профессиональной деятельности. М. Одесса. 1984. С. 71-75

107. Карпов A.B. Психологический анализ трудовой деятельности. Учебное пособие. Ярославль, ЯрГУ, 1988.

108. Китаев-Смык Л.А. Психология стресса. М. Наука, 1983, 368 с. 107.

109. Клейнзорге X. Клюмбиес Г. Техника релаксации. М.„ Медгиз, 1965, 200 с.

110. Климов Е.А. Индивидуальный стиль деятельности. Казань: КГУ, 1969, 278 с.

111. Климов Е.А. Введение в психологию труда. М. 1988.

112. Климов Е.А. Образ мира в разнотипных профессиях. М. 1995.

113. Климов Е.А. Психология профессионала. Воронеж, 1996.

114. Коган А.Б. Ермаков П.Н. Электрическая активность мозга человека в экстремальных условиях деятельности. ПЖ, 1987, 8, 5, 138-145.

115. Ковач Д. Проблемы психической регуляции поведения. Методология, теория, эксперимент.//Психол. журн. Т.1, N3, 1980, С.47-57.

116. Ковингс П. Аутогенная тренировка с обратной связью. //Бюлл. косм, биологии и медицины. М. 1981, С.33-47.

117. Конопкин O.A. Психологические механизмы регуляции деятельности. М. Наука, 1980, 240с.

118. Конопкин O.A. Функциональная структура саморегуляции деятельности и поведения. //Психология личности в социалистическом обществе. Активность и развитие личности. М. Наука, 1989, с.158-172.

119. Конопкин O.A. Психическая саморегуляция произвольной активности человека (структурно-функциональный аспект.)//Вопросы психологии, 1995, № 1 С. 5-12.

120. Конопкин O.A. Моросанова В.Н. Стилевые особенности саморегуляции деятельности. //Вопросы психологии, N 5, 1989. С.18-26.

121. Коровикова И.А. Личностный фактор в обеспечении продуктивной операторской деятельности. Автореф. канд. психол. наук. М. 1989. 23 С.

122. Каширина Л.В. Чайнова Л.Д. Чопорова М.Г. Дифференциальная оценка эмоционального состояния напряженности по показателямэнцефаллограммы.//Техника экономической информации. Серия Эргономика. 1983, М„ Вып.1

123. Котик М.А. Саморегуляция и надежность человека-оператора. Таллинн, Валгус, 1974, 167с.


124. Кочубей Б.И. Психофизиология личности (физиологические подходы к изучению активного субъекта). М. ВИНИТИ, 1990.

125. Крапивинцева С.М. Активный отдых в учебном процессе. М„ 1971.

126. Крылов A.A. Экстремальные условия деятельности //Эргономика. Л. ЛГУ, 1988. С. 92-116.

127. Краткое руководство к применению шкалы реактивой и личностной тревожности Ч.Д. Спилбергера, Л. 1976, 15 с.

128. Космолинский Ф.П. Эмоциональный стресс при работе в экстремальных условиях. М. 1976.

129. Котик М.А. Саморегуляция и надежность человека-оператора. Таллин, Валгус. 1974, 167с.

130. Крепелин Э. К вопросу о переутомлении. Одесса, 1898

131. Круглова Н.Ф. Произвольная регуляция как средство повышения надежности деятельности при утомлении. //Автореф. канд. дисс. М. 1979, 24 с.

132. Кузнецов О.Н. Лебедев В.И. Психология и психопатология одиночества. М. Медицина. 1972. 336 С.

133. Лазарус Р. Теория стресса и психофизиологические исследования.// Кн. Эмоциональный стресс. Под. ред. Л. Леви, Л. Медицина, 1970, с. 178-208

134. Лебедев В.И. Этапы психической адаптации в измененных условиях существования. //Вопросы психологии. N 4, 1980, С.50-59.

135. Лебедев В.И. Личность в экстремальных условиях. М. Политиздат. 1989. 304 с.

136. Лебедев В.И. Экстремальная психология. М. Юнити, 2001, 431 с.154Левин Я.И. Изменение ЭЭГ в условиях однократной депривации сна и в период восстановления.//Физиол. чел. 1986,12,6, С. 56-62.

137. Левитов Н.Д. О психических состояниях человека. М. Просвещение. 1964. 344 С.

138. Лейтес Н.С. Голубева Э.А. Кадыров Б.Р. Динамическая сторона психической активности и активированность мозга. //Психофизиология исследования интеллектуальной саморегуляции и активности. М. 1980. С. 114-124.

139. Леонова А.Б. Медведев В.И. Функциональные состояния человека в трудовой деятельности. М. МГУ, 1981.110 с.

140. Леонова А.Б. Психодиагностика функциональных состояний человека. М. МГУ, 1984. 199 с.

141. Леонова А.Б. Кузнецова A.C. Психопрофилактика неблагоприятных функциональных состояний человека. М. МГУ, 1987, 103 с.

142. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М.-.МГУ, 1981,583 с.161 .Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М. Политиздат, 1975, 304 с.

143. Леонтьева Н.Г. Психологическая структура рабочих в различных условиях контроля его качества. //Автореф. канд. дисс. М. МГУ, 1990.

144. Линдеман X. Аутогенная тренировка: путь к восстановлению здоровья и работоспособности. М. ФиС, 1980,133с.

145. Лицов А.Н. Влияние длительной однонаправленной миграции фазы ритма сон-бодрствование на физиологические функции, психическую работоспособность и сон человека. //Косм. биол. авиакосм. мед. 1979 ,13,1, С. 28-36.

146. Лобзин B.C. М.М. Решетников. Аутогенная тренировка. Л. 1986

147. Ломов Б.Ф. Человек и техника. Л. 1963.

148. Ломов Б.Ф. Прохоров А.И. К вопросу о контроле за состоянием человека-оператора.//Вопросы бионики. М. Наука, 1967, С.249-254.

149. Ломов Б.Ф. О системном подходе в инженерной психологии. //Вопросы психологии, 1975, № 2, С. 31-45

150. Ломов Б.Ф. Проблема социального и биологического в психологии. //Биологическое и социальное в развитии человека. М. Наука, 1977,С.34-65.

151. Ломов Б.Ф. О системном подходе в психологии. //Психол. журн. 1982, Т. 3, N1, С.18-30.

152. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М. Наука. 1984. 444 С.

153. Ломов Б.Ф. О системной детерминации психических явлений и поведения. //Принцип системности в психологических исследованиях. М. Наука, 1990. С. 1018

154. Лукьянова Н.Ф. Лобова E.H. К вопросу об индивидуально-психологических характеристиках операторов, обнаруживающих недостаточную профессиональную надежность // Проблемы диагностики и управления состоянием человека-оператора. М„ 1984. С. 66-69.

155. Лукьянова Н.Ф. Личностные характеристики и успешность деятельности летчиков и космонавтов. //Проблемы космической биологии. Психологический отбор летчиков и космонавтов. М. 1984, Т. 48. с.201-217.

156. Магнуссон Д. Ситуационный анализ: эмпирические исследования и соотношения выходов и ситуаций // Психол. журн. 1983. Т. 4. N. 2. С. 28-33.

157. Магомед-Эминов М.Ш. Мотивация достижения: структура и механизмы. Дисс. канд. психол. наук. М. МГУ, 1986.

158. Майзель Н.И. Небылицин В.Д. Теплов Б.М. Психологические вопросы отбора. //Инженерная психология. М.,МГУ, 1964, С. 381-387

159. Марищук В.Л. Функциональные состояния и работоспособность.//Методология исследований по инженерной психологии и психологии труда./Крылов A.A.,1. Л.,ЛГУ, 1974.

160. Марищук В.Л. Перераспределение функциональных резервов в организме спортсмена как показатель стресса //Стресс и тревога в спорте. М. ФиС. 1983. С. 72-87.

161. Марьин М.И. Комплекс средств психологического обеспечения деятельности пожарных // Автореф. докт. психол. наук. М„ 1992. 53 С.

162. Мартене В.К. Щебланов В.Ю. Талалаев A.A. Оценка адаптации человека-оператора. ПЖ, 1980, 4, 45-52.

163. Махач М. Махачева Е. Целенаправленное формирование актуального психофизиологического состояния спортсмена с использованием методов саморегуляции. //Стресс и тревога в спорте. М. 1983, С.237-249.

164. Махнач A.B. Компонентный анализ психического состояния человека в особых условиях деятельности // Психол. журп. 1991. Т. 12. N. 1. С. 66-75.

165. Медведев В.И. Устойчивость физиологических и психологических функций человека при действии экстремальных факторов. JI. Наука, 1982.

166. Медведев В.И. Функциональные состояния оператора. //Эргономика. Принципы и рекомендации. М„ 1970.

167. Медведев М.И. Физиологические принципы разработки режимов труда и отдыха. JI. Наука, 1984, 140с.

168. Мейстер Д. Роль факторов инженерной психологии в обеспечении надежности. //Справочник по надежности. Т. 3. М. 1970, с.90-146.

169. Мерлин B.C. Очерк интегрального исследования индивидуальности. М. Педагогика, 1986,256с.

170. Методики исследования и диагностики функционального состояния и работоспособности человека-оператора в экстремальных условиях. М. ИПАН, 1987, 265 с.

171. Методики анализа операторской деятельности и диагностики психических состояний, М. ИП РАН, 1994, с. 207.

172. Методология исследований по инженерной психологии и психологии труда. Л. ЛГУ, 1974,4.1, 141с.

173. Методы и критерии оценки функционального комфорта. М. Изд. Кибернетика, 1978

174. Милерян Е.А. Эмоционально-волевые компоненты надежности оператора. //Очерки психологии труда оператора. М. 1974, С.5-83.

175. Миролюбов A.B. ЭЭГ-корреляция качества работы оператора при различных функциональных состояниях. /Физиология человека, 1977, N 3, 475 с.

176. Моросанова В.И. Индивидуальный стиль саморегуляции. М. Наука, 2001, 192 с.

177. Моросанова В.И. Агафонова А.О. Личностные особенности саморегуляции и личностные защиты. // Психология психических состояний. Казань, Набережные Челны, 2001, С. 64-85.

178. Мясников В.П. Рыжои Б.11. Режим труда и отдыха и эффективность деятельности оператора. //Функциональные состояния и эффективность деятельности человека-оператора в РНД. М„ ИПАН СССР,1987, с.92-110.

179. Наенко Н.И. Психическая напряженность. М. МГУ, 1976, 112 с.

180. Небылицын В.Д. Психофизиологические исследования индивидуальных различий. М. Наука, 1976, 336с.

181. Некрасов В.П. Хударов H.A. Пиккенхайн Л. Фрестер Р. Психорегуляция в подготовке спортсменов. М. ФиС, 1985, 176с.

182. Немчин Т.А. Состояния нервно-психического напряжения. Л. ЛГУ, 1983, 166 С.

183. Никифоров Г.С. Самоконтроль как механизм надежности человека-оператора. Л. ЛГУ, 1977, 112с.

184. Никифоров Г.С. Филимоненко Ю.И. Польшин А.К. Психологические аспекты саморегуляции состояния. Л. 1986.

185. Никифоров Г.С. Самоконтроль человека. Л. ЛГУ. 1989,191 с.

186. Никифоров Г.С. Надежность профессиональной деятельности. СПб, СПбУ. 1996. 208.0бознов A.A. Егоров C.B. Кострица В.Г. Психический образ и надежностьоператора в условиях монотонной обстановки. //Психологический журн. Т. 12, N 2, 1991. С. 156-163.

187. Образ в регуляции деятельности. (К 90-летию со дня рождения Д.А. Ошанина).

188. М„ РПО, 1997, 241 с. 210.Орлов Ю.М. Восхождение к индивидуальности. М. Просвещение, 1991. 211.Основы инженерной психологии /Б.А.Душков, Б.Ф.Ломов, В. Ф. Рубахин. М.,

189. Павлов И.П. Полное собрание сочинений. Изд. 2, М.-Л. 1951-1952.

190. Палей А.И. Модельностная структура эмоциональности и когнитивный стиль. //Вопросы психологии. 1982, N 1,С. 118-126

191. Платонов К.К. Вопросы психологии труда. М. Наука, 1982, 264 с.

192. Платонов К.К. Система психологии и теория отражения. М. Наука, 1982, 309с.

193. Платонов К.К. Структура и развитие личности. М. Наука, 1986, 255 с.

194. Польшин А.К. Психологические факторы произвольной саморегуляции состояния. Харьков, 1983, 191с.

195. Пономаренко В.А. Егоров C.B. Дикая Л.Г. Обознов A.A. Кострица В.Г. О принципах выбора активирующего сигнала для поддержания надежности человека.• //Психологические проблемы профессиональной деятельности. М. Наука, 1991,1. С. 156-163

196. Попов А.К. Общие и частные аспекты проблемы работоспособности человека. //Психологические проблемы деятельности в особых условиях. /Ломов Б.Ф. Забродин Ю.М. М. Наука, 1985, С.50-104.

197. Практикум по основам физиологии труда. М. МГУ, 1988, 132 с.

198. Проблемность в профессиональной деятельности: теория и методы психологического анализа. М. ИП РАН, 1999, 356 с.

199. Проблемы диагностики и управления состоянием человека-оператора. //Тез. научн. сообщений Всес. конф. Москов. Общества психологов СССР, 1985, 206 с.

200. Проблемы системного исследования состояния напряженности человека.Юргономика. 32. М.,Труды ВНИИТЭ, 1986, 110 с.

201. Проблемы функционального комфорта. М. Изд. ВНИИТЭ, 1977

202. Прохоров А.О. Психология неравновесных состояний. М. 1988.

203. Прохоров А.О. Неравновесные (неустойчивые) психические состояния. //Психол. журн. 1999, №2, С. 115-124

204. Психическая напряженность в трудовой деятельности. //Сб. науч.статей. /Ред. Л.Г. Дикая, М. ИПРАН, 1989231 .Психические состояния. Л. 1981, вып. 10, с 159-167

205. Психическая напряженность в трудовой деятельности, М. ИП РАН, 1989, с. 300

206. Психическая саморегуляция, /ред. Ромен A.C. М. 1983, 539с.

207. Психические состояния и эффективность деятельности, /ред. Забродин Ю.М. М. 1983, 168с.

208. Психологические вопросы регуляции деятельности. //Ошанин Д.А. Конопкин O.A. М. Педагогика, 1973.2361 кихологические механизмы регуляции социального поведения. //Шорохова Е.В. Бобнева М.И. М„ Наука, 1979, 335с.

209. Психологические проблемы деятельности в особых условиях. М. Наука, 1985, 231 с.

210. Психологические проблемы профессиональной деятельности. /Ред. Л.Г. Дикая, М. Изд. Наука, 1991

211. Психологическое обеспечение профессиональной деятельности, /под ред Г.С. Никифорова. СПб. СПбу, 1991.

212. Психология и психофизиология индивидуальных различий в активности и саморегуляции поведения человека, /ред. Крупнов А.И. Свердловск, СвГПИ, 1980, 193 с.

213. Психологи я личности в социалистическом обществе. Активность и развитие личности. М. Наука, 1989, 183с.

214. Психология личности в социалистическом обществе. Личность и ее жизненный путь. /ред.Ломов Б.Ф. Абульханова-Славская К.А. М. Наука, 1990, 212с.

215. Психология психических состояний. // Под ред. А.О. Прохорова, Казань, набережные челны, 2001, 380 с.

216. Психология и психофизиология индивидуальных различий в активности и саморегуляции поведения человека, /ред. Крупнов А.И. Свердловск, ГПИ, 1980, 193с.

217. Психофизиологические исследования интеллектуальной саморегуляции и активности./ред. Голубева Э.А. Русалов В.М. М„ Наука, 1980, 207с.

218. Рагулин А.П. О возможности применения метода аутогенной тренировки при подготовке космонавтов. //Актуальные вопросы космической биологии и медицины. М. 1971.

219. Рождественская В.И. Индивидуальные различия работоспособности. М. Педагогика, 1980.

220. Реан A.A. Локус контроля делинквентной личности. //Психол. журн. 1994. Т. 15, № 2. С. 52-56.

221. Рейковский Я. Экспериментальная психология эмоций. М. Прогресс,1979,- 392 с.

222. Роттенберг B.C. Аршавский В.В. Поисковая активность и адаптация. М. Наука, 1984, 192с.

223. Рубахин В.Ф. Принятие решения в деятельности оператора. //Основы инженерной психологии. М. 1977, с.64-75.

224. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. М. изд-во АН СССР. 1957. 328 С.

225. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии, в 2-х т. Т. 2. М. Педагогика. 1989. 323 С.

226. Русалов В.М. Биологические основы индивидуально-психологических различий. М. Наука, 1979.

227. Русалов В.М. Дифференциальная психофизиология. Основные достижения и перспективы изучения индивидуальности человека. //Психол. журн. 1980, Т. 1, N 2, С.61-76.

228. Русалов В.М. Природные предпосылки и индивидуально-психофизиологические особенности личности. //Психология личности в социалистическом обществе. Личность и ее жизненный путь. М. Наука, 1990, С. 18-33.

229. Русинова В. Зависимость психического напряжения от некоторых характеристик личности // Актуальные вопросы психологии личности. М. 1988. С. 167-181.

230. Рыжов Б.Н. Оценка психической напряженности у оператора. Методичесикие рекомендации ИМБП МЗ СССР. Д-5513, 1984, 36 с.

231. Селиванов В.И. Волевая регуляция активности личности. //Психол. журн. Т. 3, N4, 1982, С. 14-25.

232. Селиванов В.И. Гаврилина С.А. Взаимосвязь воли и самоконтроля в учебной деятельности студентов. //Психол. журн. 1991, 12, N 5.

233. Селье Г. На уровне целого организма. М. Наука, 1972, 122 с.

234. Селье Г. Стресс без дистресса. М. Прогресс, 1979, 125 с.

235. Семикин В.В. Щедров В.И. Методика обучения саморегуляции как целенаправленной деятельности. //Методики анализа и контроля трудовой деятельности и функциональных состояний. М. ИП РАН, 1992, С.261-268.

236. Семикин В. В. Щедров В. И. Дикая Л.Г. Исследование индивидуального стиля саморегуляции психофизиологического состояния. //Психол. журн. 1994, Т. 15, № 6, С. 28-38

237. Сергеюк П.И. Захарова Л.Н. Психическая напряженность в моделируемых экстремальных условиях деятельности. //Психол. журн. 1986, Т. 7, N. 6, С. 61-67.

238. Сеченов И.М. Избранные произведения. Т. 1, М„ АН СССР, 1952, 771с.

239. Симанов А.Л. Понятие состояние как философская категория. Новосибирск, Наука, 1982. 128 С.

240. Симонов П.В. Психофизиологический стресс космического полета./Юсновы космической биологии Т.2 М. Наука, 1975

241. Сиротин O.A. Экспериментальное исследование психофизической природы эмоциональной устойчивости. //Автореф. канд. дисс. М. 1972.

242. Системный подход в инженерной психологии и психологии труда, /ред. Бодров В.А. Венда В.Ф. М. Наука, 1992, 154с.

243. Скотникова И.Г. Системная взаимосвязь сенсорных отражений и свойств индивидуальности: анализ с привлечением категории когнитивного стиля. //Системный анализ сенсорно-перцептивных процессов. М. ИПАН, 1989.

244. Скрыпников А.И. Прогнозирование состояния оператора при длительной непрерывной деятельности. // Проблемы оценки и прогнозирования ФС организма в прикладной физиологии. Фрунзе, 1988.

245. Смирнов С.Д. Психология образа: проблема активности психического отражения. М. 1985.

246. Смит К. Смит Т. Механизмы обратной связи управления поведения человека. //Человеческий фактор. T.l, М. Мир, 1991, С.486-563.

247. Собчик Л.Н. Введение в психологию индивидуальности. М. 1997.

248. Сосновикова Ю.Е. Психические состояния человека, их классификация и диагностика. Горький, 1975, 117 с.

249. Спилбергер Ч.Д. Концептуальные и методологические проблемы исследования тревоги. //Стресс и тревога в спорте. М. ФиС, С. 12- 24.

250. Спиркин Г.А. Сознание и самосознание. М. 1972, 303с.

251. Степанский В.И. Влияние мотивации достижения на регуляцию деятельности.// Вопр. психол. 1981,21,6,16-23.

252. Стрелков Ю.К. Психологическое содержание операторского труда. М. РПО, 1999.

253. Стрелков Ю.К. Инженерная и профессиональная психология. Учебное пособие. М. Академия, Высшая школа, 2001.

254. Стрюков Г.А. Долголенко Т.Н. Конопкин O.A. Психофизиологическая характеристика состояния утомления на основе показателей активации. //Вопросы психологии, 1981, N 3,

255. Суворова В.В. Некоторые проблемы прогноза деятельности человека в экстремальных условиях. //Вопросы психологии, 1973, N 4, С.34-41.

256. Суходоев В.В. Методика диагностики активационного компонента ФС оператора с использованием нелинейных шкал. //Методики исследования и динамики функционального состояния человека-оператора в экстремальных условиях. М. 1989, С. 154-172.

257. Сухо дольский Г.В. Основы психологической теории деятельности. JL, ЛГУ, 1988.

258. Тарабрина Н.В. Лазебная Е.О. Зеленова М.Е. Психологические особенности посттравматических стрессовых состояний у ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС.//Психол. журн. 1994, № 5, С. 67-77

259. Теплов Б.М. Проблемы индивидуальных различий. М. АПН РСФСР, 536с.

260. Толочек В.А. Стили деятельности: модель стилей с изменчивыми условиями деятельности. М. 1992.

261. Туровская З.Т. О соотношении психологических особенностей высшей нервной деятельности с некоторыми характеристиками вегетативного реагирования. //Проблемы дифференциальной психофизиологии. М. Наука, 1974, С.228-242.

262. Филимоненко Ю.И. Юрьев А.И. Нестеров В.М. Экспресс методика для оценки эффективности аутотренинга и прогноза успешности деятельности. //Личность и деятельность. Л. 1982, С.52-57.

263. Филимоненко Ю.И. Цветовой тест Люшера: устойчивость и изменчивость его диагностических показателей // Психологические проблемы индивидуальности. Вып. 2. М. 1984. С. 70-72.

264. Фролов М.В. Хачатурьянц Л.С. Использование системы обратной психофизиологической связи в интересах оптимизации деятельности. //Деятельность космонавта в полете и повышение ее эффективности. /Береговой Г.Т. Хачатурьянц Л.С. М. 1981,1. С. 58-74.

265. Фролов М.В. Контроль функционального состояния человека -оператора. М. Наука. 1987. 196 С.

266. Функциональные состояния человека и методы его исследования. М. Наука, 1992, с. 269

267. Функциональные состояния и эффективность деятельности человека-оператора в режиме непрерывной деятельности. М„ ИПАН, 1987.

268. Ханин Ю.Л. Краткое руководство к применению шкалы реактивной и личностной тревожности Ч.Д. Спилбергера. Л. 1976.

269. Хачатурьянц Л.С. ГримакЛ.П. ХруновЕ.В. Экспериментальная психофизиология в космических исследованиях. М. Наука, 1976.

270. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность. // Под ред. Б.М. Величковского. Т. 1,2, М. Педагогика, 1986.

271. Хессет Дж. Введение в психофизиологию. М, 1981.

272. Чайнова Л.Д. Функциональный комфорт и его место в проблемефункциональных состояний. //Методы и критерии оценки функциональногокомфорта. М. 1978, С.7.

273. ЗОЗ.Чайнова Л.Д. Напряженность как ведущее функциональное состояние работающего человека // Проблемы системного исследования состояния напряженности человека. Тр. ВНИИТЭ. Сер. Эргономика. Вып. 32. 1986. С. 8-19.

274. Чайнова Л.Д. Чопорова М.Г. Дифференцированная оценка состояния напряженности человека при решении прикладных задач эргономики //Психическая напряженность в трудовой деятельности. М. 1989. С. 160-171.

275. Чебыкин А.Я. Проблема эмоциональной устойчивости //Психическая напряженность в трудовой деятельности. М. 1989. С. 197-216.

276. ЗОб.Чебыкин А.Я. Систематизация методов регуляции эмоций применительно к условиям учебной деятельности // Диагностика и регуляция эмоциональных состояний. М„ 1990. С. 142-149.

277. Чернякова В.Н. ЭЭГ-исследование процесса приспособления человека к измененному суточному режиму.// Косм. биол. авиакосм. мед. 1972, 6, 1, 32-39.

278. Чеснокова И.И. К проблеме психических состояний личности //Проблемы диагностики и управления состоянием человека-оператора. М. 1984. С. 111-113.

279. Чирков В.И. Праксические состояния и мотивация деятельности //Проблемы индустриальной психологии. Ярославль: изд-во Ярослав, ун-та. 1989. С. 20-31.

280. ЗЮ.Черниговская Н.В. Адаптивное биоуправление в неврологии. JI. Наука, 1978, 134с.

281. Черникова O.A. Дашкевич О.В. Активная саморегуляция эмоциональных состояний спортсмена. Институт физкультуры. М. 1970.

282. Шадриков В.Д. Введение в психологическую теорию профессионального обучения. Ярославль, 1981.

283. Шадриков В.Д. Проблемы системогенеза профессиональной деятельности. М. Наука, 1988,185с.

284. Шапкин С.А. Гусев А.Н. Дикая Л.Г. Особенности адаптации операторов с асомнией: анализ динамики биопотенциалов мозга и поведенческих показателей. //Журн. Физиология человека, Т. 18, № 1, 1992, С 42-50

285. Шапкин С.А. Дикая Л.Г. Деятельность в особых условиях: компонентный анализ структуры и стратегий адаптации.// Психол.журн. Т. 17. N 1. 1996, С. 19-35.

286. Шапкин С. А. Опросник мотивации достижения:новая модификация. //Психол. журн. 2000, Т. 21 № 2, С. 113-127.

287. Шипош К. значение аутогенной тренировки и биоуправления с обратной связью электрической активностью мозга в терапии неврозов. Автореф. канд. мед. наук. М„ 1980. 28 С.

288. Щукина Е. Г. Эмоциональная неустойчивость как ведуий фактор формирования дезадаптивного поведения студентов. Автореф. канд. мед. наук. М. 1998. С.32

289. Шульц И.Г. Аутогенная тренировка. М. 1985

290. Эйдман Е.В. Волевая регуляция деятельности в условиях предельных физическихнапряжений. //Автореф. канд. дисс. М. МГУ, 1986, 27с. 323.Экспериментальная психофизиология в космических исследованиях. /Ред. Хачатурянц J1.C. и др. М. Наука, 1976, 397 с.

291. Юдин Э.Г. Системный подход и принцип деятельности. М. 1978.

292. Юрченко В.Н. Исследование психического состояния человека в процессе производственной деятельности. Автореф. канд. психол. наук. Л. 1980.

293. Юрьев А.И. Оценка отрицательных практических состояний человека-оператора на основе данных теста Люшера. //Проблемы инженерной психологии. Тез. VI Всес.конф.по инженер.психол. Вып. 2, Л. 1984, С.214-239.

294. Якунин В.А. О связи психических состояний и свойств личности. //Психические состояния. Эксперим. прикл. психол. Вып. 10. Л. изд-во Ленингр. ун-та. 1981. С. 17-23.

295. Atkinson, J.W. Strength of motivation and efficiency of perfomance. //Motivation and Achievement. Atkinson J.W. Rainor (Eds.) Wash. Winston 1974. 193-218.

296. Adam G. Visceroception, Awareness and Behavior. Conscionsness and Research and Theory. New York, 1978. Vol. 2, P. 199-213.

297. Adams F.M. Osgood C.E. A cross-cultural of the affective meaning of colour//J. Cross-Cult. Psychol. 1973. V. 4.N. 2. P. 135-156.

298. AdlerA. Understanding human nature. N-Y, 1927.

299. Allen B.P. Potkay Ch.R. On the arbitrary distinction between states and traits //J. Person. Soc. Psychol. 1981. V. 41. N. 5. P. 916-928.

300. Almagor M. Ben-Porath Y.S. The two-factor model of self-reported mood: a cross-cultural replication// J. Person. Assess. 1989. V. 53. N. 1. P. 10-21.

301. Allport G. Personality. A psychological interpretation. N-Y, 1937.

302. AIlport G.W. Odbert H.S. Trait-names: a psycholexical study //Psychol. Monogr. 1936. V. 47 (N. 1. whole N. 211).

303. Antonovsky A. Conceptual and methodological probllems in the study of resistance resources and stressful life events //Stressful life events: their nature and effects. N.Y. Willey. 1974. P.245-258.

304. Beckman, J. Erhohte Leistung unzureichender Motivationskontrolle. //Z. exp. angew. Psychol.,1989,36,1,1-15.

305. Beckman, J. Wann wirken sich ungunstige Bedingungen leistungs fordernd aus? //Z.exp.und angew.Psychol. 1990, 37, 1, 16-30.

306. Birren F. The emotional significance of color preferences //Am. J. Occupat. Ther. 1952.V. 6. P. 61-63.

307. Bishop D. Jeanrenaud C. End-of-day moods on work and leisure days in relation to extroversion, neurotism, and amount of change in daily activities//Can. J. Behav. Sei. 1976. V. 8. P. 388-400.

308. Blankstein K. Self-control and self-modification of emotional behavior. N.Y. 1982.

309. Borgatta E.F. Mood, personality and interaction//J.Gen. Psychol. 1961. V. 64. P. 105137.

310. Campbell J. D. Chew B. Scratchley L. S. Cognitive and emotional reactions to daiiy events: The effects of self-esteem and self-complexity. Special Issue: Personality and daily experience//J. Person.- 1991.- Vol. 59 (3).- P. 473 505.

311. Carver C.S. Scheier M.R. Attention and self-regularation: A control-theory approach to human behavior. N.J. Springer-Verlag, 1981.

312. Carver C.S. Scheier M.R. Control theory: A useful conceptual framework for personality-social, clinical and health psychology. Psychological Bulletin, 1982, 92, 111135.

313. Cattell R.B. Personality and mood by questionnaire. Jossey-Bass. San Francisco, 1973.

314. Cattell R.B. Barton K. Changes in psychological state measures and time of day //Psychol. Rep. 1974. V. 35. P.219-222.

315. Clark L.A. Watson D. Leeka J. Diurnal variation in the positive affect // Mot. Emot. -1989.- Vol. 13, № 3.- P. 205-234.

316. Cooper, C.L. The stress of work: an overview. //Aviat.

317. Space Environ.Med. 1985,56,p.627-632.

318. Curran J.P. Cattell R.B. The seven-state questionnaire. Champaign, Institute for Personality and Ability Testing. 1968.

319. Daniel V.P. The Effect of perceived locus jf control and psycological stress on intuitive problem solving.//Diss. Abstr. Intern.-1976.-Vol.37,N 1-B.-P.456.

320. Day D.V. Silverman S.B. Personality and job performance: evidence of incremental validity // Pers. Psychol. 1989. V. 42. N. 1. P. 25-36.

321. Deaton, M. Tobias, J.S. R.T. The effect of sleep deprivation on signal detection parameters. //Quart.J.Exp.Psychol. 1971,23,449-452

322. Digman J.M. Personality structure: emergence of the five-factor model//Annu. Rev. Psychol. 1990. V. 41. P. 417-440.

323. Diener E. Iran-Nejad A. The relationship in experience between various types of affect//! Person. Soc.Psychol. 1986. V. 50. P. 1031-1038.

324. Donnelly F.A. The Luscher Color Test: a validity study // Percept. Mot. Skills. 1977. V. 44. N. l.P. 17-18.

325. Emmons R.A. Diener E. Personality correlates of subjective well-being // Person. Soc. Psychol. Bull. 1985. V. 11. P. 89-97.

326. Engel B.T. Clinical applications of operant conditioning techniques in the control of the cardiac arrhythmias. Sem. Psychiatr. 1973, 5, P.433-438.

327. Everly G.S. Girdano D.A. Controlling Stress and Tension. New York, 1979, 238p.

328. Everly G.S. Rosenfeld R. The nature and Treatment of the stress Response. New York -London: Plenum Press, 1981.

329. Eysenck M.W. Effects of noise, activation level, and response dominance on retrieval from semantic memory // J. Exper.Psychol. Hum. Learn. Mem. 1975. V. 104. P. 143 -148.

330. Eysenck H.S. The biological basis of personality. Springfields, 1967.

331. Eysenck, H. J. Dimensions of personality: 16, 5 or 3? criteria for a taxonomic paradigm. //Pers. Indiv. Diff. 1991, 12(8), 773-790.

332. Eysenck S.B.J. Eysenck H.J. On the dual nature of extroversion //Br. J. Soc. Clin. Psychol. 1963. V. 2. N. 1. P. 46-55.

333. Eysenck H.J. Eysenck S.B.G. Manual of the Eysenck Personality Questionnaire. L. Hodder time of day and caffeine: some theoretical and conceptual problems in Revelle at al. // J. Exp. Psychol. Gen. 1980. V. 109. P. 32-41.

336. Gerard R.W. Color and emotional arousal // Am. Psychol. 1958. V. 13. P. 340.

337. Glenville, M. Broughton, R„ Wing, A.M. R.T. Effects of sleep deprivation on short duration performance measures compared to the Wilkinson auditory vigilance task.//Sleep, 1978, 1,2, 169-176

338. Gray J.A. The psychophysiological basis of introversion extroversion //Behav. Res. Ther. 1970. V. 8. P. 249-266.

339. Greenberg M.S. Saxe L. Bar-Tal D. Perceived stability of trait labels //Person. Soc. Psychol. Bull. 1978. V. 4. P. 59- 62.

340. Guilford J.P. Factors and factors of personality //Psychol. Bull. 1975. V. 82. P. 802814.

341. Freeman G.L. The energetics of human behaviour. N.Y. 1948

342. Furman S. Interstinal biofeedback in functional diarrhea;A preliminary report. J. Behav. Ther. Psychiatr. 1973, 4, P. 317-321.

343. Hansen J.E. Harris C.W. Evans W.O. Influence of origin, rate of ascent and a physical conditioning program on symptoms of acute mountain sickness // Milit. Med. 1967. V. 132. P. 585-592.

344. Hartig M. Selbstkontrole. Munchen, 1972.

345. Hewitt T. The complete yoga book. New York: Schocken, 1977, 387p.

346. Haslam, D.R. Sleep loss, recovery sleep, and military performance. //Ergonomics, 1982, 25, 2, 163-178.

347. Heckhausen, H. Metavolutionales Wissen und Anstrengung-skontrolle. //PsychoLBeitrage, 1988,30,3,255-268.

348. Heckhausen. H. H. Efficiency under record perfomance demands: Exertion control an individual difference variable? //J.Person.Soc.Psychol. 1988, 55, 3, 489-498.

349. Heckhausen, H. J. Intentional action and action slips. //Psychol. Rev. 1990, 97, p.36-48.

350. Heckhausen, H. Motivation und Handeln. Der 2. Auflage, Goettingen/Toronto. Hogrefe. 1990.

351. Hepbern L. Eysenck M.W. Personality, average mood and mood variability //Person. Individ. Diff. 1989. V. 10. N. 9. P. 975-983.

352. Hobfoll S. Conservation of resources: A new attemp at conceptualizing stress. American Psychologist, 1989, 44,513-524.

353. Hodap V. Nenser K.W. Weyek G. Job stress emotion and work environment toward a caused model. //Person. Individ. Diff. 1988, vol. 9, №5, h. 851-859.

354. Home, J.A. A.N. High incentive effect on vigilance performance during 72 hours of total sleep deprivation. //Acta Psychol. 1985, 123-139.

355. Howarth E. Psychoticism, neuroticism, and control as major dimensions of mood variations // Psychol. Rep. 1979. V. 44. N. 2. P. 480-482.

356. Hockey G.R. A state control theoryn of adaptatin to stress and individual differece in stress. //Energetics and human information processing./ Ed. Hockey G.R. A.W. Gaillard, M. G. Coles/ Hockey G.R iDordrecht, 1986

357. Imagery: its many dimonsiens and applications. /Ed. D.Shers, New York, 1980.

358. Johnson, L.C. Sleep deprivation and performance. //Webb, W. (Ed.) Biological rhythm, sleep and performance. 1982

359. Jung C.I. Personality and stress: Traits, Types and Biotypes // P.L.Rice (Ed). Stress and Health Brooks / Col. Pablishing Company, Pacific Crove.-Colifornia, 1992.- P. 85-115.

360. Kahn R.L. Some propositions toward and researchable conceptualisation of stress. //Social and psychological faktors /Ed. J.E. Mc Grafh, N.Y, Holl Rinehart 1970

361. Kirkcaldy B.D. The interrelationship between state and trait variables //Person. Individ. Diff. 1984. V.5. P. 141- 150.

362. KIar H. et.al. Luscher-Test. Die Psychologie der Farben. Basel: Test Verlag. 1970.// ВЦП. M. 1975. 200 C.

363. Koppman J.W. McDonald R.D. Kunsel M.G. Voluntary regulation of temporal artery diameter by migraine patients. Headache, 1974, 14, 133p.

364. Krona L„ Laux L. (Eds.). Wash. D.C. 1980.

365. Krueger G.P. Sustained work, fatigue, sleep loss and performance: a review of the issues//Work J. J. (Eds.) Volition and Personality. Action versus state orientation. Goettingen/Toronto, Hogrefe. 1991,4-44.

367. Kuhl, J. Action and state orientation: Psychometric properties of the Action Control Scale. //Kuh. J. J. (Eds.) Volition and Personality: Action versus state orientation. Goettingen/Toronto, Hogrefe. 1991, 45-69.

368. Kuhl, J. Hogrefe. 1991, 4-44.

369. Larkin K.T. et al. Heart rate feedback-assisted reduction in cardiovascular reactivity to a videogame challenge. //Psychol. Record, 1989, 39, 3, 363-371.

370. Larsen R.J. Ketelaar T. Extroversion, neuroticism and susceptibility to positive and negative mood induction procedures // Person. Individ. Diff. 1987. V. 10. N. 12. P. 12211288.

371. Larsson G. Personality, appraisal and cognitive coping processes, and performance during various conditions of stress // Milit. Psychol. 1989. V.l. N. 3. P. 167-182.

372. Lazarus R.S. Psychological stress and the coping process. N.Y. Mc Graw-Hill, 1966

373. Lazarus R.S. Cognitive and coping processes in emotion. // Stress and Coping. N.-Y. Columbia Unev. Press. 1977, P. 144-157.

374. Lazarus R.S. Launier R. Stress-related transactions between person and environment. In L.A. Pervin, M. Lewis (Eds.). Perspectives in interactional psychology (pp.287-327).N.Y. Plenum, 1978.

375. Lazarus R.S. Thoughts on the relations between emotion and cognition // Am. Psychol. 1982. V. 37. N. 9. P. 1019-1024.


376. O.Lazarus R.S. Progress on a cognitive motivational.- Relational theory of amotion. // American Psychologist.- 1991.- Vol. 46,- P. 819-837.

377. Lester, J. Knapp, T.M. R. Sleep deprivation, personality, and performance on a complex vigilance task. //Waking and Sleeping 1976, 1, 61-65.

378. Levy R.A. Jones D.R. Carson E.H. Biofeedback rehabilitation of airsick aircrew. Aviat. Space and Environm. Med. 1981,52,2, P. 118-121.

379. Lobel T.E. Extroversion, trait-anxiety and expression of positive feelings //Person. Individ. Diff. 1987. V. 8. N. 6. P. 955-956.

380. Lubin, A. Performance under sleep loss and fatique.//Sleep and altered states of consciousness. S.S. Kety, E.V.Evarts, H.L.Williams (Eds.) 1967, 506-513

381. Luscher M. The Luscher color tets. (Transl. and ed. by I.A. Scott), London Sydney: Pan books, 1983, 203p.

382. Luscher M. The Luscher colour test. L.-Sydney: Pan Books. 1983.207 p.

383. Magnusson D. The person and situation in an interactional model of behavior //Scand. J. Psychol. 1976. V. 17. P. 253-271.

384. Maslow, A.H. Motivation and personality NY Harper. 1959.

385. May, J. P. Measuring the effects upon cognitive abilities of sleep loss during continous. //Brit. J. Psychol. 1987,78,443,4

386. Mayr, U. P. Simultane Effekte und Nachwirkungen des Intensitaets-und Efolgsphases bei der Bewaeltigung von Belastungen. //Z.Exp.Angew.Psychol. 1991, 38(3), 429-456.

387. Miksik, O. Zjistovani a hodnoceni psychicke integrovannosti, predpokladu a procesu desintegrace osobnosti (vyzitim diagnostickych nastroju IHAVEZ, SPIDO, SPIDO-MS a SUPOS 7). Praha, Zprava. 1985. 132 s.

388. Mischel W. Processes in delay of gratification. //Bercovitz L. (Ed.) Advances in experimental social psychology.Vol.7, N.Y. 1974.

389. Naitoh, P. Sleep deprivation. Waking and Sleeping 1976, 1, 53-60.

390. Newman R.W. Autogenerati on of finger temperature. Am. J. Physical Anthrop. 1975, 43, 320p.

391. Nuttin J. Futur time perspektive and motivation. Louvain, France 1985.

392. Patrick A.W. Zuckerman M. Masterson F.A. An extension of the trait-state distinction from affects to motive measures // Psychol. Rep. 1974. V. 43. P. 1251-1258.

393. Patrick A.W. Zuckerman M. An application of the state-trait concepts to the need for achievement // J. Res. Person. 1977. V. 11. P. 459-465.

394. Pawlik K. Don traits exist: new evidence on interindividual consistency from in-field observational data // Sixth Conference of European Association for PersonalityPsychology. Groningen. 1992. P. 73.

395. Pickenhain L. Analytic vs. holistic approach methodological problem in prospective neuroscience // Activ. nerv. super. 1988, 30(2), 87-88.

396. Rama S. Yoga and Psychotherapy. Glenview. Himalayn Institute, 1976.

397. Rotter J.B. Generalized expectancies for internal versus external control of reinforcement. Psychol. Monogr. 1966, V. 80, 1 (whole N 609).

398. Rushton J.P. Endler N.S. Person by situation interactions in academic achievement // J. Person. 1977. V. 45. P. 297-309.

399. Sargent J.D. Green E.E. Walters E.D. The use of autogenic feedback training in a pilot study of migraine and tension headaches. Headache, 1972, 12, P. 120-124.

400. Schachter S. Singer J.E. Cognitive, social and physiological determinants of emotional state // Psychol. Rev. 1962. V. 69. N. 5. P. 379-399.

401. Schultz I.H. Ubungsheft fur das autogene Training Stuttgart, 1973.

402. Schwartz G.E. Shapiro D. Biofeedback and essential Hypertension: Current Findings and Theoretical Concerns. Sem. Psychiat. 1973, 5, P.491-503.

403. Schwartz G.E. Weinberger D.A. Patterns of emotional responses to affectivesituations: relations among happiness, sadness, anger, fear, depression, and anxiety // Motiv. Emot. 1980. V. 4. P. 175-191.

404. Schwartz D.E. Testing the biopsychosocial model: The ultimate challenge facting behavioral medicine. J. of Consulting and Clinical Psychologist, 1982, 50, 1040-1053.

405. Schwartz D.E. Disregulation theory and disease: Application to the repression /cerebral disconnection/cardiovascular disorder hypothesis.// International Review of Applied Psychology, 1983, 32, 95-118.

406. Sharit J. Salvendi G. Occupational stress: Rview and reappraisal. /Human Facrors, 1982, vol. 24, N2, p. 129-162

407. Shapiro D. Tursky B. Schwarts G.E. Control of blood pressure in man by operant conditioning. Suppl. I to Circ. Res. 1970,P.l-27.

408. Smith T.W. Rhodenwalt F. On states, traits, and processes: alternative to the individual difference assumptions in the Type A behavior and physiological reactivity // J. Res. Person. 1986. V. 20. P. 229-251.

409. Sommers S. Emotionality reconsidered: the role of cognition in emotional responsiveness // J. Person. Soc. Psychol. 1981. V. 41. P. 553-561.

410. Stagner R. Individual Style. N-Y, 1962.

411. Strelau J. Personality dimensions based on arousal theories // Personality dimensions H.Y. Eysenck (eds.). N.Y.- L. Plenum Press. 1987. P. 269-286.

412. Stress at work. //Ed. By Cooper C.L. Payn R. X. 1978.

413. Stress, work, design and productivity. //Ed. By Corlett E.M. Richardson J. N.-Y. 1981

414. Tencka B. Jour body: Biofeedback atits best. Chicago: Mel son-Hall, 1977, 208. Vroom, V.H. Work and Motivation, NY, Willey, 1964, 336

415. Wallnofer H. Der Luscher-Farbtest zur Diagnose des vegetativen Verhaltens//Arzt. Prax. 1966. B. 18. N. 70. S. 2348 -2352.

416. Watson J.B. Rayner R. Conditioned emotional reaction. J.of Experimental Psychology, 1920,3,1-14.

417. Watson D. Clark L.A. Negative affectivity: the disposition to experience aversive emotional states // Psychol. Bull. 1984. V. 96. N. 3. P. 465-490.

418. Watson D. Tellegen A. Toward a consentual structure of mood // Psychol. Bull. 1985. V. 98. N. 2. P. 219-235.

419. Watson D. Clark L.A. Self-versus peer ratings of specific emotional traits: evidence of convergent and discriminant validity // J. Person. Soc. Psychol. 1991. V. 60. N. 6. P. 927-940.

420. Wenger, D.M. D.W. Depression and mental control: the resurgance of unwanted negative thoughts. //J.Pers.Soc.Psych. 1988, 55, 6, 882-892.

421. Wilkinson, R.T. Effects of up to 60 hours sleep deprivation on different types of work. //Ergonomics, 1964, 7, 175-186.

422. Williams D.G. Personality and mood: state-trait relationships // Person. Individ. Diff. 1981. V. 2. P. 303-309.

423. Witkin H.A. et ab. Psychological Differentation. N-Y-, 1974.

424. Williams D.G. Personality effects in current mood: pervasive or reactive? // Person. Individ. Diff. 1989. V. 10. N. 9. P. 941-948.

425. Wong M.M. Csikszentmihaly M. Motivation and academic acievement: the effects of personality traitsand the quality of experience. //J.Person. 1991, 59, 3, 560-574.

426. Zuckerman M. Traits, states, situations and uncertainty // J. Behav. Assess. 1979. V. 1. P. 43-54.

Психология саморегуляции функционального состояния субъекта в экстремальных условиях деятельности тема диссертации и автореферата по ВАК 19.00.03, доктор психологических наук Дикая, Лариса Григорьевна

Оглавление диссертации доктор психологических наук Дикая, Лариса Григорьевна

ВВЕДЕНИЕ 4 стр

ГЛАВА 1. Современное состояние теоретико-методологических проблем саморегуляции функционального состояния субъекта труда.

1. Представления о роли функциональных состояний в адаптации к деятельности в экстремальных условиях

1.1.1 Анализ направлений и подходов к исследованию роли ФС 16 стр. в адаптации.

1. 1 .2. Мотивационные процессы в регуляции адаптации. 16 стр.

1. 1.3. Волевые детерминанты индивидуальных стратегий 24 стр. адаптации.

1. 2. Функциональные состояния в профессиональной деятельности. 28 стр.

1.2. 1. Взаимосвязь характеристик функционального 36 стр. состояния и профессиональной деятельности.

1. 2. 2. Подходы и концепции в решении проблем регуляции 37 стр. функциональных состояний.

1. 3. Психическая саморегуляция функционального состояния 41 стр. субъекта труда: подходы, механизмы, методы.

1.3. 1. Представление о механизмах и структуре 50 стр. саморегуляции ФС состояния. 55 стр

1. 3. 2. Самоконтроль в саморегуляции функционального состояния в нормальных и усложненных условиях трудовой деятельности.

1. 3. 3. Образ в регуляции функционального состояния субъкта 62 стр деятельности.

1.3.4. Соотнесение представлений и подходов к определению 67 стр. индивидуального стиля саморегуляции функционального состояния.

• 1.3.5. Системный анализ существующих методов 74 стр. саморегуляции функционального состояния.

Резюме: обоснование системно — деятельностного подхода к 84 стр. анализу межсистемного взаимодействия психологических систем саморегуляции функционального состояния субъекта и профессиональной деятельности субъекта в экстремальных условиях.

ГЛАВА 2. Становление психической саморегуляции ФС как самостоятельной деятельности в процессе адаптации к экстремальным условиям профессиональной деятельности. 96 стр.

2. 1. Роль уровня бодрствования в формировании ФС и динамики адаптации к условиям РНД 96 стр.

2. 2. Активационный компонент операторской деятельности

АКД) 110 стр.

2. 3. Ориентировочная реакция в саморегуляции ФС. 134 стр.

2. 4. Сравнительный анализ возможностей БОС и ДОС в регуляции деятельности и состояния. 145 стр.

2. 5. Аутогенная тренировка как целостная система произвольной саморегуляции ФС. 159 стр.

2. 6. О возможности использования и совмещения с профессиональной деятельностью произвольной саморегуляции функционального состояния. 167 стр.

2. 7. Становление ПСР в процессе адаптации как самостоятельной деятельности. 179 стр.

ГЛАВА 3. Основные особенности психической саморегуляции ФС субъекта как самостоятельной деятельности 184 стр.

3.1. Особенности адаптации к условиям РНД испытуемых. различающихся степенью сформированности произвольной саморегуляции ФС. 184 стр.

3. 2. Индивидуальный стиль саморегуляции ФС: структура и типология. 196 стр.

3.3. Обучение саморегуляции как фактор оптимизации или коррекции индивидуального стиля ПСР. 213 стр.

3. 4. Регулирующая роль образа ФС в процессе адаптации. 218 стр.

ГЛАВА 4. Анализ межсистемного взаимодействия психической саморегуляции и профессиональной деятельности в процессе адаптации к экстремальным условиям. 232 стр.

4.1. Этапы и структура взаимодействия психологических систем 233 стр. деятельности и психической саморегуляции ФС.

4. 2. Определение проблемностей в саморегуляции ФС и их 240 стр. отражение в деятельности в процессе адаптации к экстремальным условиям.

4. 3. Новый подход к определению ФС профессионалов в экстремальных условиях деятельности. 247 стр.

4. 4. Критерии классификации методов саморегуляции ФС. 249 стр.

ГЛАВА 5. Взаимодействие функциональных состояний и личностных особенностей субъекта в процессе адаптации к экстремальным 256 стр. условиям.

5.1. Системообразующая роль мотивационно-волевых детерминант. 256 стр.

5.2. Развитие в процессе адаптации интегративных качеств личности субъекта: эмоциональной устойчивости/неустойчивости. 284 стр.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему Психология саморегуляции функционального состояния субъекта в экстремальных условиях деятельности

Предлагаемая диссертационная работа является теоретико-экспериментальным исследованием системно-структурной организации психической саморегуляции функционального состояния человека в экстремальных условиях сложной операторской деятельности. Данное исследование является развитием и обобщением отечественных и зарубежных методологических подходов к анализу взаимодействия психологических структур профессиональной деятельности и деятельности по саморегуляции функциональных состояний человека.

Актуальность проблемы. Исследования соотношения регуляторных систем в триаде деятельность — состояние — личность принадлежат к числу наиболее актуальных и перспективных направлений современной психологии труда и инженерной психологии. Потребности человеческой практики, задачи повышения надежности и продуктивности деятельности человека в сфере трудовой деятельности, особенно в связи с развитием потенциально опасных технологий, усложнением профессиональной деятельности в экстремальных условиях и ростом стрессогенных воздействий, когда психические состояния субъекта труда выступают в качестве важнейшего условия эффективности его деятельности, требуют активной разработки данной проблемы.

Важность психологического подхода к решению этой проблемы определяется также тем, что для многих профессий в настоящее время ограничены возможности технического и эргономического повышения функционального комфорта и оптимизации условий деятельности. Поэтому основные резервы повышения эффективности и надежности деятельности лежат на пути разработки научно-обоснованных психологических методов оптимизации функционального состояния (ФС) субъекта труда, которые в существенной мере определяют его работоспособность и надежность (В.А. Бодров. Ф.Д. Горбов, В.П. Зинченко, Л.А. Китаев-Смык, Н.Д. Завалова. Г.М. Зараковский, В.И. Лебедев, А.Б. Леонова. Б.Ф. Ломов, В.И. Медведев, Ю.К. Стрелков. В. Л. Марищук, М.И. Марьин. К.К. Платонов, Л.Д. Чайнова и др.). Возможности оптимизации функциональных состояний за счет внешних методов управления и регуляции достаточно изучены, классифицированы и широко используются в разных областях практической психологии ( В.Г. Асеев. Л.П. Гримак, О.В. Дашкевич, Е.П. Ильин. В.И. Медведев, В.И.

Мясников, О. Млк^к, Г.С. Никифоров. А.О. Прохоров и др.). Но условия деятельности не всегда позволяют их применение, и тогда ведущая роль в преодолении стресса и оптимизации неблагоприятных ФС начинает принадлежать психической саморегуляции ( ПСР ), в процессе которой раскрываются внутренние психофизиологические и личностные ресурсы человека, дающие ему относительную свободу от обстоятельств, обеспечивающие даже в самых трудных условиях возможность самоактуализации. В напряженных и трудных условиях деятельности человек может управлять своим состоянием, используя различные способы самовоздействия и саморегуляции. Поэтому ПСР становится средством управления ФС, а владение средствами ПСР определяют степень профессионализации и профпригодности субъекта (В.А. Бодров. Г.М. Зараковский, В.А. Пономаренко, Н.Д. Завалова. М.А. Котик, Г.С. Никифоров, М.М. Решетников. В.Л. Марищук, Л.Д. Чайнова, Ю.К. Стрелков. А.Б. Леонова и др.)

Отмечая существенность вклада, который внесли эти исследования в ^ разработку психологической теории саморегуляции, нельзя не отметить их направленность на решение частных вопросов: разработку психофизиологических методов саморегуляции состояния человека, применение психотехнических методик для коррекции, компенсации или лечения последствий экстремальных воздействий, эмоциональной регуляции состояний в учебной, спортивной и отдельных простейших видов профессиональной деятельности (преимущественно в нормальных условиях). Данные исследования также ограничены доминированием анализа ПСР ФС без рассмотрения взаимосвязи психологической структуры саморегуляции ФС с деятельностью и личностью субъекта.

Острота проблемы саморегуляции ФС в экстремальных условиях выполнения сложных видов профессиональной деятельности операторов по управлению современными потенциально опасными технологиями связана с тем, что развивающиеся в этих условиях трудные для субъекта психофизиологические и психические состояния могут приводить к деструкции функциональных состояний, дезорганизации профессиональной деятельности, ** вплоть до отказа от нее), потере здоровья, разрушению личности, депрофессионализации. Поэтому проблема разработки психологической теории саморегуляции состояния как целостной системы взаимодействия сложной профессиональной деятельности в экстремальных условиях, личности и ее психологических механизмов регуляции становится все более актуальной, как в теоретическом аспекте, так и для разработки научно обоснованных рекомендаций по прогнозированию и управлению активностью субъекта деятельности.

Перспективным для решения данной актуальной проблемы является объединение представлений системного и субъектно-деятельностного подходов, что позволит подойти к анализу ее структуры с позиций системогенеза психической деятельности (П.К. Анохин, Б.Ф. Ломов. В.Д. Шадриков) и рассмотреть взаимовлияние произвольной саморегуляции и профессиональной деятельности и ФС субъекта на основе принципов межсистемного анализа. Разработке этих вопросов в контексте системного изучения психической саморегуляции состояния человека и посвящено данное диссертационное исследование.

Теоретические основания исследования. В общетеоретическом плане в качестве методологических оснований исследования являлись принципы единства и взаимозависимости человека и общества, социальной детерминации личности (Б.Ф. Ломов. A.A. Бодалев, Л. С. Выготский. А.Н. Леонтьев, В.Н. Мясищев, С.Л. Рубинштейн. A.B. Брушлинский), принцип субъекта и субъектно-деятельностный подход (С.Л. Рубинштейн, A.B. Брушлинский. К.А. Абульханова-Славская), концепция системогенеза деятельности (В.Д. Шадриков ), системный и полисистемный подходы ( В.П. Кузьмин. Б.Ф. Ломов, Д.Н. Завалишина, В.А. Барабанщиков ).

Теоретическим фундаментом анализа психологических проблем стала совокупность методологических подходов и концепций многоуровневого представления психических процессов и функций, психической деятельности и саморегуляции разных типов активности человека (Б.Г. Ананьев. П.К.Анохин, К. А. Абульханова, Л.И. Анциферова. H.A. Бернштейн, Е.А. Климов, Д. Ковач, O.A. Конопкин. А.Н. Леонтьев, Б.Ф. Ломов, В. Л. Марихцук, B.C. Мерлин. Г.С. Никифоров, A.B. Петровский, Н.Д. Завалова. В.А. Пономаренко, Л.П. Гримак, A.A. Реан и др.).

Разработка методических средств структурного и содержательного анализа регуляторных систем деятельности и ФС базировалась на понятийном аппарате психологических исследований саморегуляции произвольной активности, личностных аспектов и индивидуального стиля саморегуляции (П.Я. Гуревич. Г.М. Зараковский, Б.В. Зейгарник, B.C. Мерлин. Е.А. Климов, O.A. Конопкин, А.Б. Леонова. В.И. Моросанова, Б.М. Теплов, В.Д. Небылицын. В.М. Русалов, Т.Ф. Базылевич, X. Уиткин и др.), регуляции и саморегуляции ФС в трудовой, учебной и спортивной деятельности ( Л.П. Гримак. В. К. Калин, А.С Кузнецова, В.Л. Марищук. В.И. Медведев, К.К. Платонов, М.Ф Фролов, М. Arnold, Р. Lasarus, G. Mandler, J. Reykovski и др.)

Объект исследования: функциональные состояния человека в сложных видах операторской деятельности в процессе адаптации к особым и экстремальным условиям.

Предмет исследования: психологические закономерности формирования и проявления психической саморегуляции функционального состояния субъекта деятельности, особенности системно-структурной организации психической саморегуляции функционального состояния человека в экстремальных условиях и взаимодействия психологических структур профессиональной деятельности и деятельности по саморегуляции функциональных состояний человека.

Гипотеза исследования. Психическая саморегуляция функционального состояния человека в сложной профессиональной деятельности в экстремальных условиях представляет собой отдельный вид произвольной активности субъекта, которую необходимо рассматривать как самостоятельный вид деятельности по саморегуляции ФС. Психологическая система этой деятельности характеризуется специфичностью ее предмета (собственное состояние субъекта), целей (сохранение наличного состояния или преобразование его в потребное) и психофизиологическим содержанием средств саморегуляции (переживания, психические образы, самовнушение, мышечные и дыхательные самовоздействия, волевые усилия и эмоциональные средства саморегуляции и др.). Процесс формирования данной деятельности детерминируется взаимодействием личностных аспектов и компонентов профессиональной деятельности на мотивационно-волевом, когнитивном и операциональном уровнях.

В процессе адаптации к экстремальным условиям саморегуляции ФС происходит становление ее психологической системы как деятельности, которая вступает в сложные межсистемные взаимодействия с профессиональной деятельностью, которые определяют стратегию и тактику адаптации. Психическая саморегуляция ФС, взаимодействуя также с личностными и индивидуально- психологическими детерминантами, оказывает влияние на формирование новых адаптивных личностных свойств субъекта, определяющих надежность, работоспособность, эффективность профессиональной деятельности и устойчивость человека к воздействию экстремальных факторов.

Цель исследования состояла в комплексном изучении процессов саморегуляции функционального состояния в контексте общей теории адаптации человека к экстремальным и особым условиям деятельности, в разработке системно-деятельностной концепции психической саморегуляции ФС субъекта деятельности, определении детерминант и форм взаимодействия деятельности по саморегуляции ФС с психологической системой профессиональной деятельности в экстремальных условиях.

Для реализации цели исследования были определены следующие задачи:

1. Проанализировать методологические подходы и теоретические концепции в исследованиях проблем психической саморегуляции функционального состояния субъекта труда, выявить специфические особенности процессов саморегуляции состояния как объекта психической активности, сформулировать основные проблемы и направления их дальнейшей разработки.

2. Обосновать возможность более широкого понимания произвольной психической саморегуляции как системы и как произвольной активности; сформулировать на основе этих представлений концепцию психической саморегуляции состояния как определенного вида психической деятельности; определить формы ее взаимодействия с профессиональной деятельностью и личностными аспектами в процессе адаптации к экстремальным условиям.

3. Обосновать и разработать принципы, методы и методики комплексного экспериментального изучения психической саморегуляции функционального состояния субъекта в моделируемых экстремальных условиях деятельности.

4. Экспериментально исследовать возможности и ограничения различных форм и средств психической саморегуляции функционального состояния оператора, систематизировать факторы, влияющие на структуру, динамику и успешность психической саморегуляции на разных этапах адаптации к этим условиям.

5. Определить и проанализировать этапы становления произвольной психической саморегуляции состояния как специфической деятельности в процессе адаптации к экстремальным условиям деятельности; выявить факторы, обусловливающие эффективность и трудности межсистемного взаимодействия психологических систем профессиональной деятельности и произвольной саморегуляции состояния.

6. Экспериментально исследовать детерминанты, определяющие типологию и структуру индивидуальных стилей саморегуляции психического состояния; изучить закономерности формирования личностных новообразований в процессе адаптации в результате взаимовлияния динамических черт личности, психических состояний и особенностей их саморегуляции.

Научная новизна и теоретическая значимость результатов настоящего исследования состоит в создании теоретико-экспериментальных основ методологического анализа психической саморегуляции ФС субъекта в сложной профессиональной деятельности в экстремальных условиях, что позволяет по новому подойти к решению психологических проблем адаптации человека к условиям профессиональной деятельности, повышения ее надежности, работоспособности и эффективности, а также устойчивости человека к воздействию экстремальных факторов.

В данной работе предложено (отличное от традиционных решений отдельных проблем активности по саморегуляции ФС, ее частных проявлений в профессиональной деятельности) целостное решение проблемы психической саморегуляции ФС как системного свойства и как самостоятельного вида деятельности субъекта, имеющего все составляющие психологической системы деятельности. В работе выявлены особенности и закономерности процесса становления этого вида деятельности в процессе адаптации к экстремальным условиям и ее межсистемного взаимодействия с профессиональной деятельностью.

В настоящем исследовании получен ряд новых научных результатов, основными из которых являются:

Выделена малоисследованная проблемная область в психологии труда, инженерной психологии и эргономике — изучение межсистемного взаимодействия психической саморегуляции ФС субъекта и профессиональной деятельности в экстремальных условиях, особенностей активности субъекта по саморегуляции ФС с личностными и индивидуально-психологическими детерминантами, а также специфики ее проявления в процессе адаптации к экстремальным факторам.

Выявлены специфические этапы во взаимодействии психологических систем двух видов деятельности — по саморегуляции состояния и профессиональной деятельности, которые отражают степень осознанности целей и мотивов каждой из них. Показано, что цели и мотивы деятельности по саморегуляции ФС могут либо способствовать выполнению профессиональной деятельности, либо не совпадать и вступать в противоречие. Установлена ведущая роль мотивационно-волевых детерминант в стратегии адаптации в целом и в ориентации активности субъекта на деятельность или состояние в частности. Выявлены роль и значение интеграции личностных, психологических и физиологических детерминант, определяющих индивидуальную динамику адаптации к экстремальным условиям.

Разработаны методы определения индивидуального стиля саморегуляции, дифференциации эмоциональной устойчивости и неустойчивости, прогнозирования успешности процесса адаптации к экстремальным условиям деятельности, раскрывающие специфику разных средств саморегуляции ФС и расширяющие возможности субъекта по управлению ФС в целях оптимизации взаимодействия регуляторных систем в триаде «личность-деятельность-состояние».

Установлены возможности и ограничения непроизвольных и произвольных методов саморегуляции в процессе адаптации к экстремальным условиям деятельности, а также их обусловленность уровнем бодрствования, режимом и видом операторской деятельности и личностными особенностями. На основе анализа соотношения осознаваемых и неосознаваемых. произвольных и непроизвольных процессов в реализации средств и методов саморегуляции ФС выделены критерии их классификации и создана модель классификации способов саморегуляции ФС. „

Выявлена специфика субъективного образа ФС и выделены частные (сложность, дифференцированность. целостность и мощность) и обобщенные характеристики (сформированность, развитость и адекватность) образа ФС, оказывающие регулирующее воздействие на эффективность саморегуляции состояния в процессе профессиональной деятельности.

Обосновано выделение четырех типов индивидуальных стилей саморегуляции состояния, ядро которых составляют направленность и тип вегетативной саморегуляции и уровень экстра/интроверсии; экспериментально подтверждена возможность коррекции неоптимальных стилей в результате поэтапного обучения субъекта методам саморегуляции в соответствии с особенностями его индивидуального стиля.

Дифференциация интегративных качеств личности (эмоцио-нальной устойчивости и неустойчивости) по соотношению психодинамических черт личности и психических состояний субъекта, формируемых в процессе саморегуляции, определила место психической саморегуляции в континууме черта личности — состояние, что внесло вклад в развитие парадигмы взаимодействия личности и состояний.

Практическая ценность работы. Разработанные в диссертации методологические подходы к саморегуляции ФС человека в сложной профессиональной деятельности позволяют с единой теоретической позиции решать практические задачи по оптимизации функциональных состояний в деятельности специалистов операторского профиля в экстремальных условиях, для поддержания их психологической готовности, для подбора наиболее благоприятных режимов труда и отдыха, для прогнозирования работоспособности, в том числе и в вахтовых режимах работы. Они могут быть использованы при разработке рекомендаций по повышению эмоциональной устойчивости к стрессогенным воздействиям, для профессионального отбора и профессиональной подготовки к деятельности в экстремальных условиях, для коррекции и управления процессом адаптации, для снятия напряженности и последствий переживания стресса.

Результаты настоящего теоретико-экспериментального исследования прошли апробацию в нескольких научно-исследовательских работах на предприятиях космической, авиакосмической и оборонной промышленности, направленных на инженерно-психологический и эргономический анализ эффективности сложных видов операторской деятельности в экстремальных условиях и проведенных как в лабораторных, так и полунатурных условиях функционирования технических объектов (19 хоздоговорных и госбюджетных НИР. в том числе НИР Авангард , «Ракита-АН», «Роща-АН», Оркестр , БТС и др. в которых автор в течение 11 лет являлся ответственным исполнителем и научным руководителем). Апробация подтвердила продуктивность разработанных теоретических и практических подходов и методов саморегуляции операторов с целью повышения надежности, работоспособности и эффективности их деятельности, а также устойчивости к воздействию экстремальных условий.

Методы и результаты исследований использованы в практикуме по психофизиологии на факультете психологии МГУ. в учебном пособии Практикум по психофизиологии(МГУ, 1991), включены в Справочник по инженерной психологии (1991), в учебные пособия и хрестоматии для технических вузов (1999, 2000). Теоретические положения, разработанные автором, были развиты и реализованы в одиннадцати диссертационных работах аспирантов и сотрудников Института психологии РАН. выполненных под его руководством, в ряде дипломных работ выпускников РГГУ при Институте психологии и др. Теоретические и эмпирические результаты развиваются в коллективных исследованиях сотрудников лаборатории психологии труда, руководимой автором в течение последних 16 лет.

Ряд практических рекомендаций по совершенствованию методов диагностики функциональных состояний человека, оптимизации режимов работы операторов, повышению надежности и работоспособности операторов внедрены в практике и исследованиях ИМБП Минздрава СССР, Института космической и авиационной медицины, в Центре подготовки космонавтов им. Ю.А. Гагарина и др.

Теоретико-экспериментальные исследования, результаты которых отражены в диссертации, поддерживались грантами Российского Фонда Фундаментальных Исследований (93-06-10764) и Российского Гуманитарного Научного Фонда (№ 95-06-17272, № 98-06-10765, № 99-06-00252), научным руководителем которых являлся автор настоящей работы.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Одной из основных особенностей функционирования сложных, потенциально опасных технологий на современном этапе научно-технического прогресса является возрастающая роль неблагоприятных функциональных состояний человека в деятельности по управлению ими, требующая целостного рассмотрения проблемы саморегуляции функционального состояния во взаимодействии с личностными и деятельностными детерминантами.

Разработанная системно-деятельностная концепция психической саморегуляции функционального состояния отражает специфику системно-структурной организации ФС человека в экстремальных условиях сложной профессиональной деятельности и постулирует психическую саморегуляцию как системное качество субъекта деятельности и как специфическую самостоятельную деятельность, имеющую собственную структурную организацию (мотивы, цели, программы, образ и другие компоненты психологической системы).

2. Психологическая система деятельности по саморегуляции функционального состояния характеризуется специфичностью ее предмета (собственное состояние субъекта), целей (сохранение наличного состояния или преобразование его в потребное для выполнения профессиональной деятельности) и психофизиологическим содержанием средств саморегуляции (переживания, психические образы, самовнушение, мышечные и дыхательные самовоздействия, волевые усилия и эмоциональные средства саморегуляции).

Основными закономерностями становления психической саморегуляции ФС как деятельности являются смена ведущих уровней регуляции, переход от непроизвольного и неосознаваемого уровня к произвольному и осознаваемому уровню в форме целенаправленной активности, формирование собственных мотивов и целей саморегуляции, появление специфического субъективного образа ФС, усложнение используемых субъектов средств и способов саморегуляции (от непроизвольных и эмоциональных реакций до произвольных психофизиологических систем аутотренинга и волевой регуляции), установление взаимосвязей между уровнями регуляции ФС и профессиональной деятельности, усиление роли индивидуально-психологических и личностных детерминант.

3. Подход к психической саморегуляции ФС как самостоятельной деятельности позволяет рассмотреть ее взаимодействие с профессиональной деятельностью с единых методологических и теоретических позиций. Сущность и содержание этого взаимодействия определяется уровнем сформированное™ психологических компонентов и уровней системы деятельности по саморегуляции. Она включается на непроизвольном и неосознаваемом уровне в систему профессиональной деятельности в форме генерализованной активации как психофизиологический уровень ее обеспечения, в форме локальной активации как активационный компонент, определяющий процессуальную динамику этой деятельности. Произвольная саморегуляция по мере становления ее как самостоятельной деятельности сначала взаимодействует с профессиональной деятельностью по типу совмещенной деятельности, затем по мере осознания оператором необходимости ее выделения как самостоятельной деятельности они могут сменять друг друга в зависимости от соотношения векторов «мотив-цель» и других компонентов психологических систем.

4. Мотивационно-волевые детерминанты в усложненных и экстремальных условиях деятельности обеспечивают общую направленность и формирование стратегий адаптации. Успешность адаптации и ее динамика определяются взаимодействием мотивов достижения успеха или избегания неудачи и личностной диспозицией -ориентацией на действие или состояние. В процессе взаимодействия психологических систем профессиональной деятельности и по саморегуляции ФС доминируют два типа стратегий адаптации: деятельностно-ориентированный и эмоционально-ориентиро-ванный, которые определяют успешность профессиональной деятельности и устойчивость личности к неудачам в экстремальных условиях.

5. Типология индивидуальных стилей саморегуляции основана на объединении в определенную зависимость регуляторных механизмов психофизиологического и психодинамического уровней. Ядро природных устойчивых стилей составляет соотношение вегетативной регуляции и уровней вертированности. В зависимости от характера этого соотношения проявляются четыре типа индивидуальных стилей саморегуляции, различающихся степенью выраженности показателей эрго/трофотропного реагирования и экстра/интроверсии: гармоничный, экономный, накопительный и затратный.

Эти характеристики определяют преобладание и эффективность разных форм саморегуляции — волевой, эмоциональной, произвольных и непроизвольных средств саморегуляции.

6. Взаимодействие регуляторных систем в триаде «деятельность-личность-состояние» в процессе адаптации детерминируется личностной включенностью в профессиональную деятельность. В результате взаимопрониковения и взаимообусловливания динамических черт личности и состояний субъектом приобретаются новые системные качества — эмоциональная устойчивость /неустойчивость, ведущая роль в которых принадлежит саморегуляции. Формирование этих новообразований личности в большинстве случаев осуществляется через переходный этап неустойчивых и неравновесных функциональных состояний, повторение которых в процессе адаптации к воздействию экстремальных факторов приводит к их закреплению.

Заключение диссертации по теме Психология труда, инженерная психология, эргономика, Дикая, Лариса Григорьевна

Наши результаты исследования межсистемного взаимодействия психологических систем операторской деятельности и деятельности по саморегуляции состояния позволили по-другому подойти к определению ФС. Как известно, ФС не существуют вне профессиональной деятельности и вне конкретных условий ее выполнения, они ее сопровождают и в ней возникают, и поэтому изменения в регуляторных системах профессиональной деятельности отражаются в ФС. В то же время в ФС отражаются изменения в психических процессах, психофизиологических регуляторных системах и психических состояниях. Поэтому подходы в изучении ФС в определенной степени определяются достижениями в исследованиях ПФС и психических состояний (ПС).

Это привело к необходимости рассмотрения существующих взглядов на различия в представлениях о функциональном состоянии как объекте саморегуляции. В отличие от принятого в физиологии и психофизиологии определения ФС как состояния ЦНС. отдельных систем и организма в целом или как фона, на котором развертывается психическая деятельность, психологи определяют ФС как системную и многомерную реакцию адаптации, как интегральное и многомерное отражение объективной реальности, детерминируемое особенностями человека как субъекта труда и содержанием и условиями деятельности, как интегративную характеристику психофизиологических и психических функций и продуктивности профессиональной деятельности. Эти исследования объединяет взгляд на психическое состояние как на качественно своеобразный ответ функциональных систем разных уровней на внешние и внутренние воздействия, возникающие при выполнении значимой для человека деятельности. Предметом их рассмотрения являются уже не психические состояния как таковые, а функциональные — именно те которые переживаются только в определенных условиях трудовой деятельности (например, операторской), различные формы психологического стресса и состояния, вызываемые воздействием экстремальных факторов физической природы. Одним из наиболее важных моментов при этом является наличие комплекса причин, определяющих специфичность состояния в конкретной ситуации. В русле данного подхода разрабатывается иерархия факторов, каждый их которых вносит определенный вклад в своеобразие формируемой ответной реакции.

Эти представления привели к тому, что можно объективно оценить ФС, можно даже дать кратковременный прогноз его изменения, можно регулировать разными внешними средствами, но управлять саморегуляцией ФС можно только в ограниченных пределах.

Попытки ввести системный анализ в исследования функционального состояния также привели к определенным положительным моментам: разработке комплексного метода исследования; рассмотрению нескольких уровней системы функционального состояния: возможности применения для теоретического обобщения представлений, развиваемых в теории функциональных систем (3. 4, 171), что позволило начать более эффективно разрабатывать задачи управления и регуляции ФС.

Наши результаты, а также данные о неразрывной взаимосвязи основных сторон ФС: субъективной (переживание) и объективной (психофизиологическое обеспечение и эффективность деятельности), а также зависимость ФС от личностного отношения и когнитивной оценки значимости ситуации (37, 51, 145, 150, 151, 279 и др.), позволили нам выдвинуть предположение, что ФС можно рассматривать как результат взаимодействия регулятивных систем деятельности и психофизиологического состояния (ПФС), обеспечивающего устойчивую работу человека в изменяющихся условиях работы. И поэтому исследование ФС необходимо проводить с позиций анализа межсистемного взаимодействия психологических систем профессиональной деятельности и деятельности по саморегуляции ПФС, которые выполняются активным носителем — субъектом саморегуляции.

Можно сказать, что в ФС объединяются объекты этих двух видов деятельности, и ФС детерминируется, во-первых, внутренними изменениями в организме субъекта, во-вторых, психическими состояниями и переживаниями субъекта, в-третьих, зависит от внутренней самообусловленности субъекта, его самодвижения, самоизменения и от воздействий извне, включая требования профессиональной деятельности и среды. Саморегуляция ФС выступает в форме разрешения противоречия между этим потоками изменений за счет перевода факторов внешнего воздействия во внутреннее изменение состояния субъекта. Поэтому неоднозначность и индивидуальные различия в изменениях ФС определяются взаимодействием целей, мотивов и детерминант этих 2-х видов деятельности, интенсивностью и качественным своеобразием регулятивных систем, участвующих в саморегуляции состояний и деятельности.

Поэтому рассмотрение ФС как закономерного результата взаимодействия разных регуляторных систем, изменений в форме и содержании этих взаимодействий в процессе преодоления определенных трудностей в профессиональной деятельности, позволяет по-новому подойти к разработке критериев классификации ФС и соответственно предложить новую модель классификации средств саморегуляции ФС.

4. 4. Критерии классификации методов саморегуляции ФС.

При рассмотрении психологических теорий и методов саморегуляции ФС в большинстве из них, когда встает вопрос об их классификации, обнаруживается своеобразная ограниченность. В отечественной психологии труда, несмотря на значительное количество работ, посвященных теоретическому и экспериментальному исследованию и обоснованию как отдельных способов управления состоянием, так и их систем, в настоящее время имеют место лишь единичные попытки их классификации. Одной из причин этого является сложность ФС как объекта исследования и управления, разнообразия взглядов на показатели ФС, и преимущественно эмпирические классификации самих ФС. Анализ существующих подходов к классификации методов саморегуляции ФС показывает, что способы саморегуляции ФС рассматриваются преимущественно на физиологическом или психофизиологическом уровнях, либо как определенные техники самовоздействия (аутотренинг, релаксация и др.). Среди существующих психологических подходов к классификации способов и методов саморегуляции ФС можно выделить функциональные, психофизиологические классификации, и классификации с позиций системного подхода. Для большинства классификаций ПСР ФС в профессиональной деятельности характерен функциональный или психофизиологический подходы, в соответствии с представлениями которого саморегуляция состояния осуществляется через произвольную регуляцию разнообразных физиологических и психических процессов и функций, а ФС являются не объектом воздействия, а побочным продуктом этого воздействия или выполняют функцию сигнала.

В системных исследованиях ПСР в сложнейшей иерархической системе психической саморегуляции человека выделяют, прежде всего, два основных уровня отражения — бессознательное и осознанное и, соответственно, два уровня саморегуляции — непроизвольную и произвольную, которые могут при определенных условиях переходить один в другой. Следует отметить, что представление о двух уровнях психической саморегуляции сложилось в психологии еще во времена И. М. Сеченова (266). Эти идеи И.М. Сеченова получили развитие в работах В.М. Бехтерева. К.Н. Корнилова, H.A. Бернштейна, A.B. Запорожца. Е.И. Бойко, O.A. Конопкина и др.

Поэтому в настоящее время большое, если не ведущее, место в саморегуляции состояния отводится неосознаваемым (непроизвольным вегетативным, эмоциональным) и поведенческим методам, которые изменяют поведение человека независимо от его воли и в ограниченных пределах. Особенно это относится к поведению человека в аварийных и экстремальных ситуациях, и здесь более как уместно привести высказывание Маслоу о том, что в условиях нашей цивилизации надо склонить чашу весов в сторону спонтанности, способности к экспрессии, незапланированности, непроизвольности, непредсказуемости, доверия, творчества и т.д. (418)

В отличие от этого мнения, большинство авторов, занимающихся регуляцией деятельности, обосновывают преимущество механизмов произвольной саморегуляции движений, которые, как подчеркивал еще И.М. Сеченов. в отличие от непроизвольных, подчиняются воле и сопровождаются ощущениями, отражающимися в сознании. Существенно важным является то. что произвольной саморегуляции подвержены не только моторные компоненты поведения, но и целый ряд психических, психофизиологических функций и процессов, что обусловлено социальным бытием индивида. Естественно перед нами встал вопрос, что может стать теоретической базой для классификации методов регуляции состояний как с точки зрения формального определения оснований классификации, так и с точки зрения психологической интерпретации такой классификации. В качестве таких оснований нами были выбраны: системный подход и принцип целостности, принцип активности оператора, представления о сознательном регулировании (по Сеченову) функций, о механизмах генерализованной и локальной активации специфических и неспецифических систем (Д. Линдсли, Моруцци, Джаспер и др.). В попытке, предпринятой ранее совместно с Л.П. Гримаком. были выделены другие основания классификации способов самоуправления и саморегуляции состояниями человека (76). Одним из них является направленность регулирующего воздействия на определенный уровень психофизиологической саморегуляции. Поэтому все способы регулирующего воздействия и самовоздействия мы попытались дифференцировать по тому, какими психофизиологическими и психологическими механизмами они реализуются: специфическими, неспецифическими, когнитивными, эмоциональными, мотивационно-волевыми и др.

Исходя из этих представлений и принципов нами были выделены три основных направления, по которым разрабатываются способы управления и самоуправления поведением, состоянием и деятельностью человека. К первому направлению были отнесены воздействия на системы неспецифической генерализованной активации, например, ответственные за регуляцию уровня бодрствования, и специфической локальной активации, включая когнитивную активацию, ориентировочный рефлекс, рефлексологический метод, метод акупунктуры, фармакотерапевтические воздействия, гипноз, аутогипноз и др.

Ко второму направлению были отнесены методы воздействия и самовоздействия на психологические системы активации, в которых участвуют эмоциональная и волевая саморегуляция. К ним были отнесены способы поддержания состояний ожидания, бдительности, готовности, биологическая обратная связь, и более управляемые и эффективные целостные системы саморегуляции, такие как аутотренинг, йога

К третьему направлению были отнесены психологические и социально-психологические методы, воздействующие не только на активационные механизмы, но и одновременно на когнитивные, эмоциональные и личностные регуляторные системы. Выделить активность в них неспецифических и специфических активационных систем не предоставляется возможным, так как по воздействию на эти системы можно дифференцировать только непроизвольные и неосознаваемые способы саморегуляции. Поэтому и этот подход недостаточно четко включал в анализ саморегуляции активность самого субъекта, в то время как главной особенностью психической саморегуляции состояний является направленность активности субъекта на формирование адекватных внутренних средств, позволяющих ему осуществлять изменение своего состояния и, как следствие, повышать свою работоспособность.

Во вновь предлагаемой классификации способов и приемов саморегуляции ФС сделана попытка реализовать в качестве оснований или критериев классификации следующие характеристики: отношение к уровню произвольной осознаваемой и непроизвольной неосознаваемой саморегуляции; отношение к составляющим психологической системы (В.Д. Шадриков ); отношение к компонентам структуры деятельности как системы (в представлениях Б.Ф. Ломова ); отношение к неспецифическим и специфическим системам активации мозга. Возможность такой классификации появилась у нас только после рассмотрения саморегуляции состояния как самостоятельной психологической деятельности, позволяющей выделить в ней все компоненты и составляющие, характерные для любой деятельности.

В соответствии критерием активность — реактивность в саморегуляции было выделено четыре уровня, различающиеся отношением к таким характеристикам активности, осознаваемость /неосознаваемость, произвольность/непроизвольность.

Для каждого уровня были определены доминирующие механизмы психофизиологической регуляции и ведущий компонент структуры саморегуляции как системы: активационный, эмоциональный, когнитивный и коммуникативный — на который преимущественно направлено воздействие средств ПСР. В последнее время в ряде зарубежных и отечественных исследований процессы совладания со стрессом и неблагоприятными психическими состояниями также разделяются на когнитивные, эмоциональные и личностно-регуляционные.

Предполагается, что в саморегуляции ПФС эти типы активности могут сосуществовать одновременно или по мере необходимости в определенных условиях сменять друг друга. Затем было проведено сопоставление известных и апробированных нами способов саморегуляции ФС по всем выделенным критериям, которое нашло отражение в схемк модели системно-деятельностной классификации, представленной в таблице. ( Табл. 10)

Как видно из таблицы, на непроизвольном и неосознаваемом уровне саморегуляции состояния ведущим является активационный компонент, за который ответственны механизмы неспецифической активации. Элементы саморегуляции этого уровня находят отражение в непроизвольной реакции активации (возбуждение /торможение), которую можно соотнести только с преднастройкой в деятельности: происходит непроизвольная, неосознаваемая и поэтому осознанно не контролируемая человеком подстройка уровня активации к требованиям деятельности. Наиболее ярко эта активность проявляется в ориентировочном рефлексе, когнитивной активации, изменении уровня бодрствования. Однако возможности такой регуляции очень ограничены по интенсивности и длительности.

На следующем, уже произвольном, но еще не достаточно осознаваемом уровне в саморегуляции состояния доминирует активационно-эмоциональный компонент, а способы саморегуляции, которые применяет субъект, могут быть неосознаваемыми и осознаваемыми. Необходимость в их активизации возникает в усложненных условиях деятельности и состояниях, далеких от комфортных: монотонии. начального утомления или операциональной напряженности. В этих состояниях субъект непроизвольно, а в экстремальных условиях произвольно, совершает мышечные движения, задерживает или учащает дыхание, у него повышается двигательная и речевая активность, учащается смена поз, в поведении наблюдаются неконтролируемые и специально вызванные эмоциональные реакции — тем самым он пытается поддерживать состояния активного бодрствования, бдительности и готовности. Все эти способы практически не отвлекают внимание человека от основной деятельности. Эффективность их положительного влияния на деятельность значительно увеличивается, если они используются осознанно и в комплексе.

Заключение

Подводя итоги работы, следует констатировать, что актуальность проблемы совладания с профессиональным стрессом продолжает возрастать. По всей видимости, она действительно относится к разряду вечных проблем, т.к. постоянное усложнение техники, появление новых и опасных технологий будет вносить в нее все новые особенности и закономерности. Сущностью проблемы является выявление закономерностей в развитии неблагоприятных функциональных состояний и построение общих и индивидуальных стратегий их предупреждения, преодоления в процессах управления сложными техническими объектами в экстремальных условиях деятельности, так как они приводят к существенному возрастанию числа аварий и даже катастроф в различных областях техники.

Основной тенденцией в подходах к саморегуляции ФС является стремление к разработке наиболее благоприятных режимов работы, большей степени автоматизации управления этими объектами, во внесении корректив в профессиональную подготовку. Данная тенденция в общем-то лежит в основном русле научно-технического прогресса (это следует признать) и вроде бы направлена на благо человека, управляющего техникой, повышения надежности за счет ликвидации ошибочных действий и облегчения труда. Однако, эта же тенденция приводит к возникновению принципиальных психологических проблем и поэтому многими инженерными психологами она трактуется как технократическая и не гуманистическая.

С другой стороны, внимание исследователей проблем саморегуляции привлекают личностные особенности субъекта деятельности, мотивационные и мировозренческие аспекты его отношения к работе, определяющие субъективную напряженность и значимость его деятельности. Возрастание экстремальных факторов в деятельности специалистов, что характерно для ряда профессий и число которых продолжает возрастать, ставят перед психологами задачи по коррекции неблагоприятных ФС, включая профессиональный стресс, депрессию, психическое истощение.

Указанные проблемы весьма многообразны. Прежде всего к ним относятся возрастающая эмоциональная неустойчивость операторов, утрата ими контроля над собой и ситуацией, что приводит к существенным трудностям в их деятельности и необходимости резервирования их автоматикой при возникновении ошибок и отказов в их работе. Кроме того, в связи с тем, что ответственность за управление по-прежнему остается на операторе, его исключение из контура управления резко обостряет проблему его доверия автоматике.

В отношении проблемы психической саморегуляции в деятельности в настоящее время существуют две различающиеся по объекту регуляции позиции. С одной стороны, идет поиск ее решений в направлении выявления регуляторных компонентов в структуре деятельности, с другой — разрабатываются и находят применение различные техники саморегуляции состояния, вплоть до тех, которые резко снижают активность субъекта деятельность и, можно сказать зомбируют человека ( к ним относятся некоторые методы НЛП. психофармакологические препараты, аутогипноз и др.).

Предлагаемые решения имеют разную степень успешности. К числу наиболее эффективных и проработанных, по нашему мнению, относится принцип активного оператора Н.Д. Заваловой. Б.Ф. Ломова и В.А. Пономаренко. во многом обеспечивающий разработку систем поддержки состояния оператора, чрез разработку определенных устройств самовоздействия, опирающихся на психический образ деятельности и поддерживающих внимание и готовность оператора к выполнению своих функций, резервирования автоматики оператором. Хотя данный принцип и не является универсальным, он безусловно применим в определенном классе профессий, теоретически корректно разработан в рамках антропоцентрического подхода и значительно опередил аналогичные зарубежные разработки.

Перспективным для поддержания и управления работоспособностью субъекта деятельности является также структурно-функциональный подход к саморегуляции произвольной активности, разрабатываемый О. К. Конопкиным и его учениками и последователями. Выделение ими регулятивных компонентов в структуре деятельности позволяют управлять активностью, внимание и отношением субъекта, а определение интегративных стилей саморегуляции В.И. Моросановой. Ю.А. Милославским, В.И. Степанским и др. позволяют по-новому и более эффективно подойти к профессиональному отбору и подготовке специалистов для экстремальных видов деятельности. Эти представления послужили основанием для формирования нашей гипотезы о том, что и произвольная активность по саморегуляции состояния тоже быть представлена как самостоятельная деятельность и включать регулятивные компоненты деятельности.

В то же время известно, что для произвольной саморегуляции ФС базовым является активационно-энергетический компонент, который естественно не достаточно представлен в структурно-функциональном подходе. И поэтому системный подход, выделяющий в любом процессе, наряду с когнитивным, эмоциональным и регулятивным компонентами, активационно-энергетический компонент, стал основополагающим в нашем исследовании.

Особый вклад в наши исследования внесли представления о неравновесных состояниях и их функциях, разрабатываемые А.О. Прохоровым и положения о динамической и развивающейся природе психической деятельности, описанные в концепции системогенеза профессиональной деятельности В.Д. Шадрикова.

В отношении других принципов и направлений в исследованиях саморегуляции состояния, которые подробно рассматривались в 1-ой главе, можно сказать, что многие из них либо теоретически не достаточно обоснованы, либо опираются на недостаточно разработанные концепции и методы психологического анализа саморегуляции состояния. Наиболее ярким примером является получивший широкое признание является подход к ФС как реакции или как к комплексу показателей, получивший в свое время широкое признание, особенно в психофизиологических и электрофизиологических исследованиях, направленных на разработку методов диагностики ФС. Этот подход, опирающийся на представления о ФС как пассивном отражении психофизиологических и психических процессов позволил разработать объективные методы оценки ФС, объяснить многие ошибки оператора и выявить их природу.Этот подход позволил разработать целые системы регуляции и управления ФС внешними средствами, включая изменения в деятельности, в ее режимах, в разработке многочисленных эргономических требований к организации работы, рабочего места и т.д.

Но в аспекте прогнозирования изменений в ФС, что особенно актуально в процессах адаптации к деятельности в экстремальных условиях, он оказался низко эффективным, предлагаемые на основании его решения частично объясняют поиск методов регуляции состояния в медицинской, психотерапевтической и других не традиционных и экзотических системах воздействия на личность и состояние человека.

Однако в последнее время вновь возрос интерес к проблеме саморегуляции состояния в связи с тем, что во многих профессиях, связанных с потенциально опасными технологиями, возникают ситуации, когда человека может помочь себе только сам. ФС в таких случаях становятся существенным фактором в деятельности человека, а саморегуляция состояния становится иногда по субъективному значению основной его деятельностью, гак как человек понимает, что. не изменив свое состояние, он не сможет эффективно выполнять свою работу, что будет иметь для него и окружающих самые тяжелые последствия. Фактором, повышающим надежность деятельность, может стать предложенный в работе подход к произвольной саморегуляции как самостоятельной деятельности, что позволит акцентировать внимание субъекта на саморегуляции или профессиональной деятельности, правильно распределять свои психофизиологические ресурсы и уметь их восстанавливать.

Еще одним фактором, повышающим ресурсы человека в экстремальных условиях деятельности является, как показали результаты проведенного исследования, является включение в профессиональную подготовку и обучение в процессе доучивания измененных ФС, с тем, чтобы сформировать более адекватные для этих условий психологические системы деятельности. Выявленные закономерности и факторы, определяющие индивидуальный стиль произвольной саморегуляции, а также возможности его коррекции в процессе обучения средствам и навыкам саморегуляции позволяют не только улучшить систему профессионального отбора, но и скорректировать не достаточно оптимальный стиль саморегуляции состояния у уже сложившихся специалистов.

В результате предложенного в работе подхода к саморегуляции ФС у профессионалов экстремальных видов деятельности были пересмотрены формы и содержание взаимовлияний деятельности и ФС с точки зрения межсистемного взаимодействия, раскрыты сложные взаимосвязи личностных и деятельностных детерминант, определяющих эффективность этого взаимодействия, более точно раскрывающие дезинтегрирующий, иррациональный характер межсистемных взаимодействий.

Данный подход формулирует конкретную стратегию изменения степени активности субъекта в процессах управления и позволяет преодолеть многие из возникающих психологических трудностей его деятельности. Прежде всего это обеспечение активности в управлении и доверия к своим возможностям за счет правильного выбора форм и средств самовоздействия, удержания в памяти образа потребного состояния, перехода в определенных состояниях на, можно сказать полуавтоматического режим в качестве основного, который позволит во время восстановить свои психофизиологические ресурсы.

Таким образом, в процессе деятельности будет происходить попеременная смена ведущей мотивации и целей деятельности, изменения в распределении внимания к выполнению действий, относящихся к разным видам деятельности, включая деятельность по саморегуляции ФС.

Для оценки субъективной сложности в силу нестационарного характера исследуемой деятельности по саморегуляции ФС в операторской деятельности были проанализированы процессы психической регуляции на разных уровнях. В качестве основы указанных процессов рассматривалось постоянно возникающее несоответствие между объективной действительностью и ее психическим отражением. Степень этого несоответствия определяет типы психической активности по саморегуляции — текущую, ситуативную и долгосрочную и три уровня регуляции — непроизвольный т неосознаваемый. произвольный и осознаваемый и осознаваемый и целенаправленный, которые постоянно взаимодействуют, и характер взаимодействия меняется в процессе адаптации. Постепенно роль континуальных процессов непроизвольной активации снижается и взрастает значимость и эффективность дискретных систем произвольной саморегуляции. Подход к саморегуляции как самостоятельной деятельности и ее взаимодействию с профессиональной деятельностью позволил выделить проблемности, возникающие в этом взаимодействии на разных уровнях психологической системы деятельности.

Преодоление этих проблемностей происходит на мотивационно-волевом, когнитивном, эмоциональном и исполнительском (поведенческом) уровнях взаимодействия. Практически данный подход реализован в разработке мода анализа паттернов когнитивной активации, ЭЭГ — типологии этапов динамики адаптации и типов ориентировочного компонента деятельности, совершенствовании метода обратной связи, разработки критериев более эффективного применения аутотренинга, показаний к применению новых методов саморегуляции.

Разработанная в диссертации системно-деятельностная концепция саморегуляции ФС человека в экстремальных условиях сложной профессиональной деятельности позволяет с единых теоретических позиций решать практические задачи по обеспечению надежности, работоспособности и эффективности деятельности профессионалов, оптимизации их функциональных состояний в экстремальных условиях, для поддержания их психологической готовности, для подбора режимов труда и отдыха, прогнозирования эмоциональной устойчивости к стрессогенным воздействиям, для профессионального отбора и профессиональной подготовки к сложной деятельности в экстремальных условиях, для коррекции и управления процессом адаптации, для снятия напряженности и последствий стресса.

Результаты настоящего теоретико-экспериментального исследования прошли апробацию в нескольких научно-исследовательских работах на предприятиях космической, авиакосмической и оборонной промышленности, направленных на инженерно-психологический и эргономический анализ эффективности сложных видов операторской деятельности в экстремальных условиях и проведенных как в натурных, так и полунатурных условиях функционирования технических объектов (в том числе Авангард, Ракита — АН, Роща-АН, Оркестр и др.).

По результатам этих исследований были разработаны рекомендации по усилению регулирующего воздействия будящего сигнала (ориентировочной реакции) с целью поддержания готовности оператора к деятельности в состояниях монотонии и психического пресыщения за счет включения этого сигнала в когнитивные компоненты деятельности; по ЭЭГ-показателям определены критерии степени обученности и целесообразности применения АТ для оптимизации деятельности и ФС оператора сложных систем в процессе адаптации к экстремальным условиям; кроме того, было предложено создание комбинированной обратной связи с включением в нее показателей деятельности и состояния, что позволяло расширять диапазон ФС, в которых оператор может оказывать регулирующее самовоздействие. Предложены критерии организации программы и циклограммы деятельности операторов в реальных условиях полета и др. (в зависимости от текущего ФС, совместимости средств саморегуляции ФС с характером деятельности).

Апробация подтвердила продуктивность разработанных теоретических и практических подходов и методов саморегуляции операторов с целью повышения надежности, работоспособности и эффективности их деятельности, а также устойчивости к воздействию экстремальных условий.

Таким образом, подход к анализу адаптации к деятельности в экстремальных и усложненных условиях с точки зрения взаимодействия психологических систем и детерминант профессиональной деятельности и деятельности по саморегуляции ФС позволил нам раскрыть содержание ранее выделенного нами направления в комплексном исследовании феномена адаптации, в котором структура и динамика адаптации изучается как процесс уравновешивания в открытой системе. Именно открытость процесса адаптации как системы позволяет рассматривать адаптацию, как самодетерминированный и саморазвивающийся процесс, в котором реализуется саморазвитие субъекта как профессионала и личности.

Наши данные о роли личностных детерминант и психических состояний в повышении эмоциональной устойчивости могут послужить основанием для выбора методов оценки личностных черт и состояний при отборе и подготовки специалистов, деятельность которых проходит в экстремальных и стресоогенных условиях.

Общим итогом диссертации является доказательство продуктивности разработанного нового подхода к произвольной саморегуляции профессионала в экстремальных условиях что позволит более эффективно распределять функции между человеком и автоматикой и существенно повысит надежность управления сложными техническими объектами.

Перспективы работы можно разделить на теоретико-экспериментальные и практические. К первым относятся исследования психической регуляции деятельности и функциональных состояний с целью обеспечения резервирования оператора по субъективной сложности деятельности, связанной как с профессиональными функциями, так и экстремальными условиями. В основе таких исследований должна лежать дальнейшая реализация принципов межсистемного подхода в рамках обобщенной модели регуляции.

Практические перспективы работы связаны с непосредственным внедрением нового отношения к саморегуляции ФС, выбору средств саморегуляции, обучению которым необходимо уделять особое внимание.

Выполненное исследование является началом перспективного цикла исследовательских работ, направленных на установление научно обоснованной связи между теоретическими представлениями о механизмах, факторах и методах регуляции в системе деятельность — личность — состояние и эмпирической практикой управлениям их взаимодействием как ответ на реальный запрос современной психологии труда и других областей психологии

В результате проведенного исследования можно сделать следующие выводы:

1. Па основе результатов проведенных теоретических и экспериментальных исследований разработана системно-деятельноетная концепция психической саморегуляции функционального состояния субъекта в экстремальных условиях сложной профессиональной деятельности, в которой отражены своеобразие структуры психической саморегуляции ФС как самостоятельной деятельности, иерархия психологических компонентов ее системной организации, динамический (развивающийся) характер этой системы, личностная и деятельностная детерминация ее формирования и проявления.

2. Психическая саморегуляция функционального состояния в напряженных и экстремальных условиях профессиональной деятельности представляет собой вид активности субъекта деятельности, которая включает в себя такие блоки психологической системы деятельности, как мотивы, цели, программы, информационную основу, процессы принятия решения, функционирование которой определяют установленные в исследовании факторы: психологические особенности условий и организации деятельности, индивидуальные способы и стратегии регуляции измененных состояний. Психологическая система деятельности по саморегуляции ФС характеризуется специфичностью ее предмета (собственное состояние субъекта), целей (сохранение наличного состояния или преобразование его в потребное) и психофизиологическим содержанием средств саморегуляции (переживания, психические образы, самовнушение, мышечные и дыхательные самовоздействия, волевые усилия и эмоциональные средства саморегуляции и ДР-)

3. На основании теоретико-экспериментальных исследований установлено, что психическая саморегуляция функционального состояния проявляется во взаимодействии непроизвольной регуляции психофизиологического состояния, произвольной саморегуляции психического состояния и в форме целенаправленной активности, которые обеспечивают оптимальный уровень функционального состояния субъекта, выполнение его профессиональной деятельности и адаптацию к экстремальным условиям.

В процессе психической саморегуляции выявлены три ее уровня -непроизвольный и неосознаваемый, произвольный и осознаваемый, мотивированно-деятельностный, роль которых в оптимизации функционального состояния определяется их соотношением, уровнем бодрствования, спецификой содержания и условиями трудового процесса, личностными особенностями субъекта деятельности. Эффект непроизвольных механизмов регуляции (ориентировочная деятельность, когнитивная активация) проявляется в нормальных условиях и начальных этапах адаптации к экстремальным условиям деятельности, а эффект произвольных средств саморегуляции (использование метода биологической обратной связи, аутотреннинга, систем йоги) и особенно мотивированно-деятельностного уровня наиболее заметен на более поздних этапах адаптации, предотвращая развитие дезадаптационных процессов.

Результаты экспериментальных исследований свидетельствуют о том, что процесс формирования системы психической саморегуляции ФС определяется взаимодействием личностных (стабильные и динамические черты, профессиональная подготовленность, психический образ, уровень функциональной устойчивости и др.) и деятельностных детерминант (сложность, степень освоенности деятельности, режим и условия ее выполнения, опыт и др.); особенности процесса взаимодействия детерминант деятельности определяются проблемностями. возникающими как в самой профессиональной деятельности, так и в процессах психической саморегуляции, которые проявляются на мотивационно-волевом уровне в недостаточной степени осмысленности целей, задач и мотивов данной активности, преобладанием мотивов избегания неудачи и аффиляции, на когнитивном уровне — в трудностях по идентификации объекта самовоздействия, в размытости образа состояния, недостаточном уровне осознанности в выборе произвольных средств саморегуляции, на исполнительском уровне — в недостаточной развитости и сформированности навыков и приемов саморегуляции, в преобладании непроизвольных и неосознаваемых способов саморегуляции, в неадекватном применении тех или иных способов саморегуляции в конкретных условиях деятельности и т.д. В теоретико-экспериментальном исследовании обосновано представление о функциональном состоянии как системе когнитивных, эмоциональных и активационных компонентов его регуляции и как результате межсистемного взаимодействия психологических систем профессиональной деятельности и деятельности по саморегуляции ФС. На основе этого представления разработана классификация средств и методов саморегуляции функционального состояния субъекта деятельности с точки зрения ее уровня, вида активности, механизма саморегуляции и ведущего компонента структуры состояния.

В качестве одного из регуляторов ФС выступает психический образ, который представляет собой отражение в сознании субъекта текущего и потребного состояния и самооценки его объективных проявлений на уровне функционирования систем организма, психики и предметной (реальной) деятельности. Психический образ ФС включен в отражение предметного мира деятельности, но в нем самом отсутствуют конкретные признаки реальной деятельности, что определяет неспецифичность этого образа с точки зрения предметного содержания любой деятельности и специфичность с позиции причин развития и особенностей его проявления.

Особенности межсистемного взаимодействия психологических систем профессиональной деятельности и деятельности по саморегуляции ФС в значительной мере определяется уровнем сформированности механизмов и осознанности способов и средств регуляции. Непроизвольная и неосознаваемая саморегуляция состояния включается в систему регуляции профессиональной деятельности в форме генерализованной активации на психофизиологическом уровне ее обеспечения и в форме локальной активации в качестве активационного компонента, определяющего динамику этой деятельности. Произвольная саморегуляция по мере ее становления приобретает черты самостоятельной деятельности и вступает во взаимодействие с профессиональной деятельностью по типу совмещенной деятельности, который отражается в интерференции компонентов их психологических систем и приоритетности для субъекта одной из них в зависимости от характера мотивации, личностных особенностей, уровня профессионализации субъекта и степени включенности саморегуляции в профессиональной деятельности.

9. Мотивационно-волевые детерминанты саморегуляции в экстремальных условиях деятельности определяют общую направленность адаптации, а формирование стратегий адаптации определяется взаимодействием мотивов достижения успеха или избегания неудачи и личностной диспозицией -ориентацией на деятельность или состояние. Обосновано выделение двух типов стратегий адаптации — деятельностно-ориентированного и эмоционально-ориентированного, которые определяют устойчивость личности к развитию неблагоприятных ФС и трудностям и неудачам в профессиональной деятельности, особенно в экстремальных условиях.

10. Установлены типологические особенности индивидуальных стилей психической саморегуляции ФС, основу которых составляют различия в ведущих уровнях вегетативной (энергетической) и личностной регуляции. Выделены четыре типа индивидуальных стилей саморегуляции по критериям выраженности показателей эрго/трофотропного реагирования и экстра/интровертирован-ности личности, а именно гармоничный, экономный, накопительный и затратный. Эти типы определяют преобладание и эффективность реализации разных форм саморегуляции — волевой, эмоциональной, непроизвольной и произвольной психофизиологической, личностно-деятел ьностной.

11. Взаимодействие различных систем регуляции ФС в процессе адаптации субъекта деятельности к экстремальным условиям в триаде «деятельность-личность-состояние» определяет развитие новых системных качеств субъекта — эмоциональной устойчивости и эмоциональной неустойчивости к воздействию факторов деятельности. Формирование этих субъектных (личностных) качеств осуществляется на основе взаимовлияния динамических черт личности и психических состояний через переходный этап неравновесных психических состояний, которые отражают неадекватность детерминирующей функции систем психической саморегуляции.

Список литературы диссертационного исследования доктор психологических наук Дикая, Лариса Григорьевна, 2002 год

1. Абаев H.B. Чань-буддизм и культура психической деятельности в средневековом Китае. Новосибирск: Наука, 1983, 123 с.

2. Абульханова К.А. О субъекте психической деятельности. М. Наука, 1973

3. Абульханова-Славская К.А. Деятельность и психология личности. М. Наука, 1980. jo 5 с.

4. Абульханова-Славская К.А. Деятельность и психология личности. М. Наука, 1980

5. Абульханова-Славская К.А. Развитие личности в процессе жизнедеятельности. //Психология формирования и развития личности. М. Наука. 1981. С. 19-44.

6. Абульханова-Славская К.А. Типология активности личности в социальной психологии. //Психология личности и образ жизни. М. Наука, 1987, С.10-14.

7. Абульханова-Славская К.А. Стратегии жизни. М. Мысль, 1991, 299с.

8. Айдарлиев A.A. Максимов A.JI. Адаптация человека к экстремальным условиям (опыт прогнозирования). Л. Наука, 1980

9. Александровский Ю.А. Состояние психической дезадаптации и их компенсация. М„ Наука, 1976, 272 с.

10. Ю.Алексеев A.B. Метод объективной оценки навыков психической саморегуляции. //Стресс и тревога в спорте. М. ФиС, 1983, С. 173-183.

11. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л.:ЛГУ, 1968, 338 с.

12. Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды. //М. Педагогика, 1980, т.1, 230 с. 1 З.Анохин П.К. Биология и нейрофизиология условного рефлекса. М. Медицина,1968, 548 с.

13. Анохин П.К. Принципиальные вопросы общей теории функциональных систем. //Принципы системной организации функций. М. Наука, 1973

14. Анциферова Л.И. К психологии личности как развивающейся системы. //Психология формирования и развития личности. М. Наука. 1981. С. 4-8

15. Анцыферова Л.И. Личность с позиций динамического подхода. //Психология личности в социалистическом обществе. Личность и ее жизненный путь. М„ Наука, 1990, С.7-8.

16. Анцыферова Л.И. Психологическое содержание феномена субъекта и границы субъектно-деятельностного подхода. //Проблема субъекта в психологической науке. М. ИП РАН. 2000, С,27-43

17. Асеев В.Г. Мотивация поведения и формирование личности. М. Наука, 1976.

18. Асмолов А.Г. Психология индивидуальности. М. МГУ. 1986.

19. Афанасьев П.А. Школа йога: восточные методы психофизического самовершенствования. Минск, Полымя, 1991, 155с.

20. Баевский P.M. Исследование работоспособности человека-оператора при 64-часовом лишении сна. // Косм. биол. авиакосм. мед. 1969, N3.

21. Бассин Ф.В. Проблема бессознательного. (О неосознаваемых формах высшей нервной деятельности),М„ Медицина, 1968, 468с.

22. Беляев Г.С. Лобзин B.C. Копылова И.А. Психогигиеническая саморегуляция. М. Медицина, 1977, 158 с.

23. Береговой Г.Т. Крылов В.Ю. Крылова Н.В. Ломов Б.Ф. Хачатурьянц Л. С. К проблеме оценки и прогнозирования качества деятельности оператора по характеристикам его состояния. //Вопросы психологии, 1974, N 5, С.63-70.

24. Береговой Г.Т. Жданов О.И. О стилях поведения операторов в экстремальных условиях деятельности.// Психол журн. 1992, N2,1. С. 49-54.

25. Березин Ф.Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека. Л. Наука. 1988.269 с.

26. Бернштейн Н.А. Очерки по физиологии движения и физиологии активности. М. Медицина, 1966, 349 с.

27. Блауберг И.В. Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. М. 1973.

28. Блок В. Уровни бодрствования и внимание.Юкспериментальная психология /Ред. П. Фресс и Ж. Пиаже, вып.З, М. Наука, 1970.

29. Богдашевский Р.Б. и др. Экспериментальная модель режима непрерывной деятельности, ее психодиагностические возможности и перспективы использования. // Вопросы кибернетики. Психические состояния и эффективность деятельности. М. Наука, 1983, 12-21.

30. Бодров В.А. Психофизиологический отбор военных специалистов. //Методическое пособие. М.:Воениздат, 1973.

31. Бодров В.А. Проблемы профессионального психологического отбора //Психол. журн. Т. 6. N. 2. 1985. С. 85-94.

32. Бодров В.А. Психофизиологические проблемы профессиональной надежности человека-оператора. //Психологические проблемы профессиональной деятельности. М. Наука, 1991, С.111-120.

33. Бодров В.А. Психологический стресс: развитие учения и современное состояние проблемы. Изд. ИП РАН, М. 1995

34. Бодров В.А. Орлов В.Я. Психология и надежность: человек в системах управления техникой. М„ ИП РАН, 1998,

35. Бодров В.А. Психология профессиональной пригодности. М. Per SE, 2001, 511 с.

36. Богоявленская Д.Б. Принцип детерминизма в психологии. //Проблема субъекта в психологической науке. М. ИП РАН, 2000, С.53-64

37. Боковиков A.M. Тест для оценки мотивационной направленности личности Куля. //Проблемность в профессиональной деятельности. М. 1999.

38. Боковиков A.M. Модус контроля как фактор стрессоустойчивости при компьютеризации профессиональной деятельности. //Психол. журн. № 1, 2000 С.

39. Бреслав Н.С. Произвольное управление дыханием у человека. Л.,Наука, 1975, 230 с. 41. Брушлинский A.B. О природных предпосылках психического развития человека.1. М„ Наука, 1977

40. Брушлинский A.B. О взаимосвязи природного и социального в психическом развитии человека // Проблемы генетической психофизиологии человека. М. Наука. 1978. С. 11-21. 43 .Брушлинский A.B. Главное это взаимодействие человека с миром.

41. Деятельность: теория, методология, проблемы. М. Политиздат, 1990, С.231-239.

42. Брушлинский A.B. Проблема субъекта в психологической науке. // ПЖ, 1992, 6, 312.

43. Буйвол Б.А. Социальный контроль и его воздействие на поведение личности. //Автореф. канд. дисс. Киев, 1965, 19с.

44. Вавилов Н.П. Ошибки в работе оперативного персонала как причины аварий в энергетической системе. //Вопросы профессиональной пригодности оперативного персонала энергосистем. М. 1966, с.97-112.

45. Василевский H.H. (ред.) Саморегуляция функций и состояний. J1. 1982, 157с.

46. Василевский H.H. Электроэнцефалографическая диагностика оператора. //Проблемы космической биологии. М. 1977, Т.34.

47. Васильев B.K. Особенности реализации самоконтроля в состоянии психической напряженности. //Автореф. канд. дисс. JI. 1981.

48. Васильев И.А. Магомед-Эминов М.Ш. Мотивация и контроль за действием. М. МГУ, 1980, 191 с.


49. Василюк Ф.Е. Психология переживания (анализ преодоления критических ситуаций). М.:МГУ, 1984, 200 с.

50. Верещагин В.Г. Физическая культура индийских йогов. Минск, Полымя, 1982, 143с.

51. Волков A.M. Микадзе IO.В. Солнцева Г.Н. Деятельность: структура и регуляция. М„ МГУ, 1987,215с.

52. Воронин Л.Г. Крамник М.Е. Соловьева Л.Ф. Эльберт Д.М. Функциональное состояние человека-оператора при монотонной работе. //Физиология человека. 1976, 2, 3, С. 441-445.

53. Выготский JI.C. Избранные психологические исследования. М. 1956, 519 с.

54. Вяткин Б.А. Мерлин B.C. Личность и стресс // Психический стресс в спорте. Пермь, 1975. С. 5-12.

55. Вяткин Б.А. Интегральная индивидуальность человека и ее развитие в специфических условиях спортивной деятельности. //Психол. журн. Т. 14, N2, 1993, С.73-83.

56. Вяткин Б.А. Дорфман Л.Я. О системном анализе психических состояний //Новые исследования в психологии. 1987. N. 1 (36), С. 3-7; N. 2. (37). С. 3-7.

57. Габдреева Г.Ш. Самоуправление психическим состоянием. Казань, 1981,64с.

58. Ганзен В.А. Системный подход в психологии. Л. 1983.61. Ганзен В.А. Системные описания в психологии. Л. ЛГУ. 1984.

59. Геллерштейн С.Г. Вопросы психологии труда. //Психологическая наука в СССР. Т. 2, М. 1960, С. 337-361.

60. Геллерштейн С.Г. Психофизиологический анализ трудовой деятельности в свете задач инженерной психологии. //Проблемы инженерной психологии. Т.1. М. Наука, 1968

61. Генкин A.A. Медведев В.И. Прогнозирование психофизиологических состояний. Л. Наука. 1973. 144 С.

62. Гиссен JI.Д. Некоторые вопросы исследования психической саморегуляции в условиях профессиональной деятельности. //Тезисы VI Всесоюзн. съезда невропатол. и психиатр. Т. 1, М„ 1975, С.465-467.

63. Глазкова В.А. Обратная биологическая связь как важнейший механизм в условиях обучения человека управлению КГР. //Методика и техника экспериментальных исследований. М. Наука, 1982, с.37-41.

64. Глазкова В.А. Метод обучения управлению КГР в системах с обратными биологическими связями. //Методика и аппаратура психофизиологического эксперимента. М. Наука, 1983, с.29-33.

65. Голиков Ю.Я. Костим А.Н. Психология автоматизации управления техникой. М. ИП РАН, 1996, 160 с.

66. Голиков Ю.Я. Теоретические основания проблем взаимодействия человека и техники // Психол. журнал. Т. 21, N 5. 2000. С. 5-18.

67. Голиков Ю.Я. Костин А.Н. Теория и методы анализа проблемностей в сложной операторской деятельности // Проблемность в профессиональной деятельности: теория и методы психологического анализа. М. Изд-во Институт психологии РАН, 1999. С. 6-79

68. Голубинов В.В. Личностный контроль критерия оптимальности решения психофизической задачи. // Проблемы дифференциальной психофизики. М„ ИН РАН, 1991. 177-190.

69. Горбов Ф.Д. Космолинский Ф.П. Мясников В.И. Некоторые особенности воздействия на организм человека повышенной и пониженной афферентации в аспекте космической психофизиологии. //Вопросы психологии. N 5, 1966, с.67-71.

70. Горбов Ф.Д. Детерминация психических состояний. //Вопросы психологии. N 5, 1971, С.20-29.

71. Горбов Ф.Д. Лебедев В.И. Психоневрологические аспекты труда операторов М. Наука 1975 с.90

72. Гостев A.A. Образная сфера человека. М. 1992.

73. Гримак Л.П. Дикая Л.Г. Теоретические и экспериментальные проблемы управления психическим состоянием человека. //Вопросы кибернетики: Психические состояния и эффективность деятельности. М. 1983, С. 28-54.

74. Гримак Л.П. Пономаренко В.А. Психические состояния и надежность деятельности оператора // Эффективность деятельности оператора. Вопр. кибернетики. 1982. Вып. 91. С. 145-156.

75. Гримак Л.П. Звонников В.М. Скрыпников А.И. Психическая саморегуляция в деятельности человека-оператора. //Вопросы кибернетики. Психические состояния и эффективность деятельности. / Забродин Ю.М. М. 1983,С.150-167.

76. Гримак Л.П. Резервы человеческой психики. М. Изд. Политическая литература, 1987, 286 с.

77. Гусев А.Н. Обнаружение сигналов оператором в особых условиях. Дисс. канд. психол. наук, М. 1989.

78. Гуревич K.M. Профессиональная пригодность и основные свойства нервной системы. М. Наука, 1970, 271с.

79. Данилова H.H. Функциональные состояния: механизмы и диагностика. М. МГУ, 1985,285 с.

80. Денисов В.А. Сравнительный анализ операторской деятельности и ее срывов.//Психологические проблемы деятельности в особых условиях. М. Наука, 1985,38-62.

81. Дикая Л.Г. Ориентировочный рефлекс и функциональные состояния человека. //Мозг и психическая деятельность. М. Наука, 1984, С. 221-225

82. Дикая Л.Г. Особенности регуляции функционального состояния оператора в процессе адаптации к особым условиям. //Психологические проблемы деятельности в особых условиях. М. Наука, 1985, С. 63-90

83. Дикая Л.Г. Митрофанов Б.Н. Психическая саморегуляция деятельности и состояния как фактор надежности эргатической системы. //Проблемы теории биотехнических систем эргатического типа. Вопросы кибернетики. АН СССР, М. 1989, С. 70-81

84. Дикая Л.Г. Регулирующая роль образа функционального состояния в экстремальных условиях деятельности.//Психол. журн. Т. № 1, 1991, С. 55-65

85. Дикая Л. Г. Становление новой системы психической регуляции в экспериментальных условиях деятельности. //Принцип системности в психологических исследованиях. 1990, М. Наука, С. 103-114.

86. Доскин В.А. Лаврентьева H.A. Мирошников М.П. Шарай В.Б. Тест дифференцированной самооценки функционального состояния. //Вопросы психологии, N 6, 1973, С. 141-145.

87. Дорфман Л.Я. Индивидуальный эмоциональный стиль.//Вопросы психологии, N5, 1989. С.89-95.

88. Дружинин A.M. Пупцева Т.В. Динамика стратегий деятельности человека-оператора при работе в режиме непрерывной деятельности. //Психология и HTII. Тезисы докладов VII съезду психологов. М. 1989.

89. Душков Б.А. Психологические проблемы режимов в жизни и деятельности человека. //Психол. журн. T. 1,N2, 1980, С.123-132.

90. Егоров A.C. Загрядский В.П. Психофизиология умственного труда. Л. Наука. 1973. 131 с.

91. Епишкин А.К. Влияние измененных режимов труда и отдыха на психофизиологические возможности оператора.// Методика и техника исследований операторской деятельности. М. Наука, 1982. С. 87-99.

92. Епишкин А.К. Методы повышения устойчивости деятельности операторов к экстремальным условиям. //Вопросы кибернетики. Психические состояния и эффективность деятельности. М. 1983, С.127-136.

93. Жоров П.А. О соотношении некоторых особенностей саморегуляции на непроизвольном и произвольных уровнях. //Автореф. канд. дисс. М.,1975, 15 с.

94. Принцип системности в психологических исследованиях. М. Наука, 1990, С.3-9.

95. Юб.Занковский А.Н. Профессиональный стресс и функциональные состояния.

96. Иванников В.А. Психологические механизмы волевой регуляции. М. МГУ, 1991, 142 с.

97. Н.Илларионов Г.Г. Изучение особенностей проявления типологически обусловленного стиля спортивной деятельности. Л. 1979.

98. Ильин Е.П. Проблемы монотонии и пути ее решения //Психофизиологические основы физического воспитания и спорта. /Ред. Е.П. Ильин, Л. 1972, С. 127-141

99. Ильин Е.П. Оперативный покой и оптимальное регулирование работоспособности человека. //Очерки психологии труда оператора. М. Наука, 1974. 186с.

100. Ильин Е.П. Теория функциональных систем и психофизиологических состояний. //Теория функциональных систем в физиологии и психологии. М. Наука, 1978,1. С.325-346.

101. Ильин Е.П. Стили деятельности: новые подходы и аспекты. //Вопросы психологии, N 6, 1988. С.95-99.

102. Ильин Е.П. Мотивация и мотивы. СПб, ПИТЕР, 2000.

103. Иоселиани К.К. Рыжов Б.Н. Информационно-активационное соотношение и психическая работоспособность операторов.//Косм. биол. и авиакосм. мед. 1987, 21, 1, 65-67.

104. Ительсон Л.Б. Психологическое содержание и методы изучения контрольных функций в трудовой деятельности рабочего. //Проблемы индустриальной психологии. Ярославль, 1972, 211с.

105. Калабро С.Р. Принципы и практические вопросы надежности. М. 1966.

106. Калин В.К. Воля и психологическая устойчивость профессиональная психологическая устойчивость профессиональной деятельности. М. Одесса. 1984. С. 71-75

107. Карпов A.B. Психологический анализ трудовой деятельности. Учебное пособие. Ярославль, ЯрГУ, 1988.

108. Китаев-Смык Л.А. Психология стресса. М. Наука, 1983, 368 с. 107.

109. Клейнзорге X. Клюмбиес Г. Техника релаксации. М.„ Медгиз, 1965, 200 с.

110. Климов Е.А. Индивидуальный стиль деятельности. Казань: КГУ. 1969, 278 с.

111. Климов Е.А. Введение в психологию труда. М. 1988.

112. Климов Е.А. Образ мира в разнотипных профессиях. М. 1995.

113. Климов Е.А. Психология профессионала. Воронеж, 1996.

114. Коган А.Б. Ермаков П.Н. Электрическая активность мозга человека в экстремальных условиях деятельности. ПЖ, 1987, 8, 5, 138-145.

115. Ковач Д. Проблемы психической регуляции поведения. Методология, теория, эксперимент.//Психол. журн. Т.1, N3, 1980, С.47-57.

116. Ковингс П. Аутогенная тренировка с обратной связью. //Бюлл. косм, биологии и медицины. М. 1981, С.33-47.

117. Конопкин O.A. Психологические механизмы регуляции деятельности. М. Наука, 1980, 240с.

118. Конопкин O.A. Функциональная структура саморегуляции деятельности и поведения. //Психология личности в социалистическом обществе. Активность и развитие личности. М. Наука, 1989, с.158-172.

119. Конопкин O.A. Психическая саморегуляция произвольной активности человека (структурно-функциональный аспект.)//Вопросы психологии, 1995, № 1 С. 5-12.

120. Конопкин O.A. Моросанова В.Н. Стилевые особенности саморегуляции деятельности. //Вопросы психологии, N 5, 1989. С.18-26.

121. Коровикова И.А. Личностный фактор в обеспечении продуктивной операторской деятельности. Автореф. канд. психол. наук. М. 1989. 23 С.

122. Каширина Л.В. Чайнова Л.Д. Чопорова М.Г. Дифференциальная оценка эмоционального состояния напряженности по показателямэнцефаллограммы.//Техника экономической информации. Серия Эргономика. 1983, М„ Вып.1

123. Котик М.А. Саморегуляция и надежность человека-оператора. Таллинн, Валгус, 1974, 167с.

124. Кочубей Б.И. Психофизиология личности (физиологические подходы к изучению активного субъекта). М. ВИНИТИ. 1990.

125. Крапивинцева С.М. Активный отдых в учебном процессе. М„ 1971.

126. Крылов A.A. Экстремальные условия деятельности //Эргономика. Л. ЛГУ, 1988. С. 92-116.

127. Краткое руководство к применению шкалы реактивой и личностной тревожности Ч.Д. Спилбергера, Л. 1976, 15 с.

128. Космолинский Ф.П. Эмоциональный стресс при работе в экстремальных условиях. М. 1976.

129. Котик М.А. Саморегуляция и надежность человека-оператора. Таллин, Валгус. 1974, 167с.

130. Крепелин Э. К вопросу о переутомлении. Одесса, 1898

131. Круглова Н.Ф. Произвольная регуляция как средство повышения надежности деятельности при утомлении. //Автореф. канд. дисс. М. 1979, 24 с.

132. Кузнецов О.Н. Лебедев В.И. Психология и психопатология одиночества. М. Медицина. 1972. 336 С.

133. Лазарус Р. Теория стресса и психофизиологические исследования.// Кн. Эмоциональный стресс. Под. ред. Л. Леви, Л. Медицина, 1970, с. 178-208

134. Лебедев В.И. Этапы психической адаптации в измененных условиях существования. //Вопросы психологии. N 4, 1980, С.50-59.

135. Лебедев В.И. Личность в экстремальных условиях. М. Политиздат. 1989. 304 с.

136. Лебедев В.И. Экстремальная психология. М. Юнити, 2001, 431 с.154Левин Я.И. Изменение ЭЭГ в условиях однократной депривации сна и в период восстановления.//Физиол. чел. 1986,12,6, С. 56-62.

137. Левитов Н.Д. О психических состояниях человека. М. Просвещение. 1964. 344 С.

138. Лейтес Н.С. Голубева Э.А. Кадыров Б.Р. Динамическая сторона психической активности и активированность мозга. //Психофизиология исследования интеллектуальной саморегуляции и активности. М. 1980. С. 114-124.

139. Леонова А.Б. Медведев В.И. Функциональные состояния человека в трудовой деятельности. М. МГУ, 1981.110 с.

140. Леонова А.Б. Психодиагностика функциональных состояний человека. М. МГУ, 1984. 199 с.

141. Леонова А.Б. Кузнецова A.C. Психопрофилактика неблагоприятных функциональных состояний человека. М. МГУ, 1987, 103 с.

142. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М.-.МГУ, 1981,583 с.161 .Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М. Политиздат, 1975, 304 с.

143. Леонтьева Н.Г. Психологическая структура рабочих в различных условиях контроля его качества. //Автореф. канд. дисс. М. МГУ, 1990.

144. Линдеман X. Аутогенная тренировка: путь к восстановлению здоровья и работоспособности. М. ФиС, 1980,133с.

145. Лицов А.Н. Влияние длительной однонаправленной миграции фазы ритма сон-бодрствование на физиологические функции, психическую работоспособность и сон человека. //Косм. биол. авиакосм. мед. 1979 ,13,1, С. 28-36.

146. Лобзин B.C. М.М. Решетников. Аутогенная тренировка. Л. 1986

147. Ломов Б.Ф. Человек и техника. Л. 1963.

148. Ломов Б.Ф. Прохоров А.И. К вопросу о контроле за состоянием человека-оператора.//Вопросы бионики. М. Наука, 1967, С.249-254.

149. Ломов Б.Ф. О системном подходе в инженерной психологии. //Вопросы психологии, 1975, № 2, С. 31-45

150. Ломов Б.Ф. Проблема социального и биологического в психологии. //Биологическое и социальное в развитии человека. М. Наука, 1977,С.34-65.

151. Ломов Б.Ф. О системном подходе в психологии. //Психол. журн. 1982, Т. 3, N1, С.18-30.

152. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М. Наука. 1984. 444 С.

153. Ломов Б.Ф. О системной детерминации психических явлений и поведения. //Принцип системности в психологических исследованиях. М. Наука, 1990. С. 1018

154. Лукьянова Н.Ф. Лобова E.H. К вопросу об индивидуально-психологических характеристиках операторов, обнаруживающих недостаточную профессиональную надежность // Проблемы диагностики и управления состоянием человека-оператора. М„ 1984. С. 66-69.

155. Лукьянова Н.Ф. Личностные характеристики и успешность деятельности летчиков и космонавтов. //Проблемы космической биологии. Психологический отбор летчиков и космонавтов. М. 1984, Т. 48. с.201-217.

156. Магнуссон Д. Ситуационный анализ: эмпирические исследования и соотношения выходов и ситуаций // Психол. журн. 1983. Т. 4. N. 2. С. 28-33.

157. Магомед-Эминов М.Ш. Мотивация достижения: структура и механизмы. Дисс. канд. психол. наук. М. МГУ, 1986.

158. Майзель Н.И. Небылицин В.Д. Теплов Б.М. Психологические вопросы отбора. //Инженерная психология. М.,МГУ, 1964, С. 381-387

159. Марищук В.Л. Функциональные состояния и работоспособность.//Методология исследований по инженерной психологии и психологии труда./Крылов A.A.,1. Л.,ЛГУ, 1974.

160. Марищук В.Л. Перераспределение функциональных резервов в организме спортсмена как показатель стресса //Стресс и тревога в спорте. М. ФиС. 1983. С. 72-87.

161. Марьин М.И. Комплекс средств психологического обеспечения деятельности пожарных // Автореф. докт. психол. наук. М„ 1992. 53 С.

162. Мартене В.К. Щебланов В.Ю. Талалаев A.A. Оценка адаптации человека-оператора. ПЖ, 1980, 4, 45-52.

163. Махач М. Махачева Е. Целенаправленное формирование актуального психофизиологического состояния спортсмена с использованием методов саморегуляции. //Стресс и тревога в спорте. М. 1983, С.237-249.

164. Махнач A.B. Компонентный анализ психического состояния человека в особых условиях деятельности // Психол. журп. 1991. Т. 12. N. 1. С. 66-75.

165. Медведев В.И. Устойчивость физиологических и психологических функций человека при действии экстремальных факторов. JI. Наука, 1982.

166. Медведев В.И. Функциональные состояния оператора. //Эргономика. Принципы и рекомендации. М„ 1970.

167. Медведев М.И. Физиологические принципы разработки режимов труда и отдыха. JI. Наука, 1984, 140с.

168. Мейстер Д. Роль факторов инженерной психологии в обеспечении надежности. //Справочник по надежности. Т. 3. М. 1970, с.90-146.

169. Мерлин B.C. Очерк интегрального исследования индивидуальности. М. Педагогика, 1986,256с.

170. Методики исследования и диагностики функционального состояния и работоспособности человека-оператора в экстремальных условиях. М. ИПАН, 1987, 265 с.

171. Методики анализа операторской деятельности и диагностики психических состояний, М. ИП РАН, 1994, с. 207.

172. Методология исследований по инженерной психологии и психологии труда. Л. ЛГУ, 1974,4.1, 141с.

173. Методы и критерии оценки функционального комфорта. М. Изд. Кибернетика, 1978

174. Милерян Е.А. Эмоционально-волевые компоненты надежности оператора. //Очерки психологии труда оператора. М. 1974, С.5-83.

175. Миролюбов A.B. ЭЭГ-корреляция качества работы оператора при различных функциональных состояниях. /Физиология человека, 1977, N 3, 475 с.

176. Моросанова В.И. Индивидуальный стиль саморегуляции. М. Наука, 2001, 192 с.

177. Моросанова В.И. Агафонова А.О. Личностные особенности саморегуляции и личностные защиты. // Психология психических состояний. Казань, Набережные Челны, 2001, С. 64-85.

178. Мясников В.П. Рыжои Б.11. Режим труда и отдыха и эффективность деятельности оператора. //Функциональные состояния и эффективность деятельности человека-оператора в РНД. М„ ИПАН СССР,1987, с.92-110.

179. Наенко Н.И. Психическая напряженность. М. МГУ, 1976, 112 с.

180. Небылицын В.Д. Психофизиологические исследования индивидуальных различий. М. Наука, 1976, 336с.

181. Некрасов В.П. Хударов H.A. Пиккенхайн Л. Фрестер Р. Психорегуляция в подготовке спортсменов. М. ФиС, 1985, 176с.

182. Немчин Т.А. Состояния нервно-психического напряжения. Л. ЛГУ, 1983, 166 С.

183. Никифоров Г.С. Самоконтроль как механизм надежности человека-оператора. Л. ЛГУ, 1977, 112с.

184. Никифоров Г.С. Филимоненко Ю.И. Польшин А.К. Психологические аспекты саморегуляции состояния. Л. 1986.

185. Никифоров Г.С. Самоконтроль человека. Л. ЛГУ. 1989,191 с.

186. Никифоров Г.С. Надежность профессиональной деятельности. СПб, СПбУ. 1996. 208.0бознов A.A. Егоров C.B. Кострица В.Г. Психический образ и надежностьоператора в условиях монотонной обстановки. //Психологический журн. Т. 12, N 2, 1991. С. 156-163.

187. Образ в регуляции деятельности. (К 90-летию со дня рождения Д.А. Ошанина ).

188. М„ РПО. 1997, 241 с. 210.Орлов Ю.М. Восхождение к индивидуальности. М. Просвещение, 1991. 211.Основы инженерной психологии /Б.А.Душков, Б.Ф.Ломов, В. Ф. Рубахин. М.

189. Павлов И.П. Полное собрание сочинений. Изд. 2, М.-Л. 1951-1952.

190. Палей А.И. Модельностная структура эмоциональности и когнитивный стиль. //Вопросы психологии. 1982, N 1,С. 118-126

191. Платонов К.К. Вопросы психологии труда. М. Наука, 1982, 264 с.

192. Платонов К.К. Система психологии и теория отражения. М. Наука, 1982, 309с.

193. Платонов К.К. Структура и развитие личности. М. Наука, 1986, 255 с.

194. Польшин А.К. Психологические факторы произвольной саморегуляции состояния. Харьков, 1983, 191с.

195. Пономаренко В.А. Егоров C.B. Дикая Л.Г. Обознов A.A. Кострица В.Г. О принципах выбора активирующего сигнала для поддержания надежности человека.• //Психологические проблемы профессиональной деятельности. М. Наука, 1991,1. С. 156-163

196. Попов А.К. Общие и частные аспекты проблемы работоспособности человека. //Психологические проблемы деятельности в особых условиях. / Ломов Б.Ф. Забродин Ю.М. М. Наука, 1985, С.50-104.

197. Практикум по основам физиологии труда. М. МГУ, 1988, 132 с.

198. Проблемность в профессиональной деятельности: теория и методы психологического анализа. М. ИП РАН, 1999, 356 с.

199. Проблемы диагностики и управления состоянием человека-оператора. //Тез. научн. сообщений Всес. конф. Москов. Общества психологов СССР, 1985, 206 с.

200. Проблемы системного исследования состояния напряженности человека.Юргономика. 32. М.,Труды ВНИИТЭ, 1986, 110 с.

201. Проблемы функционального комфорта. М. Изд. ВНИИТЭ, 1977

202. Прохоров А.О. Психология неравновесных состояний. М. 1988.

203. Прохоров А.О. Неравновесные (неустойчивые) психические состояния. //Психол. журн. 1999, №2, С. 115-124

204. Психическая напряженность в трудовой деятельности. //Сб. науч.статей. /Ред. Л.Г. Дикая. М. ИПРАН, 1989231 .Психические состояния. Л. 1981, вып. 10, с 159-167

205. Психическая напряженность в трудовой деятельности, М. ИП РАН, 1989, с. 300

206. Психическая саморегуляция, /ред. Ромен A.C. М. 1983, 539с.

207. Психические состояния и эффективность деятельности, /ред. Забродин Ю.М. М. 1983, 168с.

208. Психологические вопросы регуляции деятельности. // Ошанин Д.А. Конопкин O.A. М. Педагогика, 1973.2361 кихологические механизмы регуляции социального поведения. // Шорохова Е.В. Бобнева М.И. М„ Наука, 1979, 335с.

209. Психологические проблемы деятельности в особых условиях. М. Наука, 1985, 231 с.

210. Психологические проблемы профессиональной деятельности. /Ред. Л.Г. Дикая. М. Изд. Наука, 1991

211. Психологическое обеспечение профессиональной деятельности, /под ред Г.С. Никифорова. СПб. СПбу, 1991.

212. Психология и психофизиология индивидуальных различий в активности и саморегуляции поведения человека, /ред. Крупнов А.И. Свердловск, СвГПИ, 1980, 193 с.

213. Психологи я личности в социалистическом обществе. Активность и развитие личности. М. Наука, 1989, 183с.

214. Психология личности в социалистическом обществе. Личность и ее жизненный путь. /ред.Ломов Б.Ф. Абульханова-Славская К.А. М. Наука, 1990, 212с.

215. Психология психических состояний. // Под ред. А.О. Прохорова. Казань, набережные челны, 2001, 380 с.

216. Психология и психофизиология индивидуальных различий в активности и саморегуляции поведения человека, /ред. Крупнов А.И. Свердловск, ГПИ, 1980, 193с.

217. Психофизиологические исследования интеллектуальной саморегуляции и активности./ред. Голубева Э.А. Русалов В.М. М„ Наука, 1980, 207с.

218. Рагулин А.П. О возможности применения метода аутогенной тренировки при подготовке космонавтов. //Актуальные вопросы космической биологии и медицины. М. 1971.

219. Рождественская В.И. Индивидуальные различия работоспособности. М. Педагогика, 1980.

220. Реан A.A. Локус контроля делинквентной личности. //Психол. журн. 1994. Т. 15, № 2. С. 52-56.

221. Рейковский Я. Экспериментальная психология эмоций. М. Прогресс,1979,- 392 с.

222. Роттенберг B.C. Аршавский В.В. Поисковая активность и адаптация. М. Наука, 1984, 192с.

223. Рубахин В.Ф. Принятие решения в деятельности оператора. //Основы инженерной психологии. М. 1977, с.64-75.

224. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. М. изд-во АН СССР. 1957. 328 С.

225. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии, в 2-х т. Т. 2. М. Педагогика. 1989. 323 С.

226. Русалов В.М. Биологические основы индивидуально-психологических различий. М. Наука, 1979.

227. Русалов В.М. Дифференциальная психофизиология. Основные достижения и перспективы изучения индивидуальности человека. //Психол. журн. 1980, Т. 1, N 2, С.61-76.

228. Русалов В.М. Природные предпосылки и индивидуально-психофизиологические особенности личности. //Психология личности в социалистическом обществе. Личность и ее жизненный путь. М. Наука, 1990, С. 18-33.

229. Русинова В. Зависимость психического напряжения от некоторых характеристик личности // Актуальные вопросы психологии личности. М. 1988. С. 167-181.

230. Рыжов Б.Н. Оценка психической напряженности у оператора. Методичесикие рекомендации ИМБП МЗ СССР. Д-5513, 1984, 36 с.

231. Селиванов В.И. Волевая регуляция активности личности. //Психол. журн. Т. 3, N4, 1982, С. 14-25.

232. Селиванов В.И. Гаврилина С.А. Взаимосвязь воли и самоконтроля в учебной деятельности студентов. //Психол. журн. 1991, 12, N 5.

233. Селье Г. На уровне целого организма. М. Наука, 1972, 122 с.

234. Селье Г. Стресс без дистресса. М. Прогресс, 1979, 125 с.

235. Семикин В.В. Щедров В.И. Методика обучения саморегуляции как целенаправленной деятельности. //Методики анализа и контроля трудовой деятельности и функциональных состояний. М. ИП РАН, 1992, С.261-268.

236. Семикин В. В. Щедров В. И. Дикая Л.Г. Исследование индивидуального стиля саморегуляции психофизиологического состояния. //Психол. журн. 1994, Т. 15, № 6, С. 28-38

237. Сергеюк П.И. Захарова Л.Н. Психическая напряженность в моделируемых экстремальных условиях деятельности. //Психол. журн. 1986, Т. 7, N. 6, С. 61-67.

238. Сеченов И.М. Избранные произведения. Т. 1, М„ АН СССР, 1952, 771с.

239. Симанов А.Л. Понятие состояние как философская категория. Новосибирск, Наука, 1982. 128 С.

240. Симонов П.В. Психофизиологический стресс космического полета./Юсновы космической биологии Т.2 М. Наука, 1975

241. Сиротин O.A. Экспериментальное исследование психофизической природы эмоциональной устойчивости. //Автореф. канд. дисс. М. 1972.

242. Системный подход в инженерной психологии и психологии труда, /ред. Бодров В.А. Венда В.Ф. М. Наука, 1992, 154с.

243. Скотникова И.Г. Системная взаимосвязь сенсорных отражений и свойств индивидуальности: анализ с привлечением категории когнитивного стиля. //Системный анализ сенсорно-перцептивных процессов. М. ИПАН, 1989.

244. Скрыпников А.И. Прогнозирование состояния оператора при длительной непрерывной деятельности. // Проблемы оценки и прогнозирования ФС организма в прикладной физиологии. Фрунзе, 1988.

245. Смирнов С.Д. Психология образа: проблема активности психического отражения. М. 1985.

246. Смит К. Смит Т. Механизмы обратной связи управления поведения человека. //Человеческий фактор. T.l, М. Мир, 1991, С.486-563.

247. Собчик Л.Н. Введение в психологию индивидуальности. М. 1997.

248. Сосновикова Ю.Е. Психические состояния человека, их классификация и диагностика. Горький, 1975, 117 с.

249. Спилбергер Ч.Д. Концептуальные и методологические проблемы исследования тревоги. //Стресс и тревога в спорте. М. ФиС, С. 12- 24.

250. Спиркин Г.А. Сознание и самосознание. М. 1972, 303с.

251. Степанский В.И. Влияние мотивации достижения на регуляцию деятельности.// Вопр. психол. 1981,21,6,16-23.

252. Стрелков Ю.К. Психологическое содержание операторского труда. М. РПО, 1999.

253. Стрелков Ю.К. Инженерная и профессиональная психология. Учебное пособие. М. Академия, Высшая школа, 2001.

254. Стрюков Г.А. Долголенко Т.Н. Конопкин O.A. Психофизиологическая характеристика состояния утомления на основе показателей активации. //Вопросы психологии, 1981, N 3,

255. Суворова В.В. Некоторые проблемы прогноза деятельности человека в экстремальных условиях. //Вопросы психологии, 1973, N 4, С.34-41.

256. Суходоев В.В. Методика диагностики активационного компонента ФС оператора с использованием нелинейных шкал. //Методики исследования и динамики функционального состояния человека-оператора в экстремальных условиях. М. 1989, С. 154-172.

257. Сухо дольский Г.В. Основы психологической теории деятельности. JL, ЛГУ, 1988.

258. Тарабрина Н.В. Лазебная Е.О. Зеленова М.Е. Психологические особенности посттравматических стрессовых состояний у ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС.//Психол. журн. 1994, № 5, С. 67-77

259. Теплов Б.М. Проблемы индивидуальных различий. М. АПН РСФСР, 536с.

260. Толочек В.А. Стили деятельности: модель стилей с изменчивыми условиями деятельности. М. 1992.

261. Туровская З.Т. О соотношении психологических особенностей высшей нервной деятельности с некоторыми характеристиками вегетативного реагирования. //Проблемы дифференциальной психофизиологии. М. Наука, 1974, С.228-242.

262. Филимоненко Ю.И. Юрьев А.И. Нестеров В.М. Экспресс методика для оценки эффективности аутотренинга и прогноза успешности деятельности. //Личность и деятельность. Л. 1982, С.52-57.

263. Филимоненко Ю.И. Цветовой тест Люшера: устойчивость и изменчивость его диагностических показателей // Психологические проблемы индивидуальности. Вып. 2. М. 1984. С. 70-72.

264. Фролов М.В. Хачатурьянц Л.С. Использование системы обратной психофизиологической связи в интересах оптимизации деятельности. //Деятельность космонавта в полете и повышение ее эффективности. / Береговой Г.Т. Хачатурьянц Л.С. М. 1981,1. С. 58-74.

265. Фролов М.В. Контроль функционального состояния человека -оператора. М. Наука. 1987. 196 С.

266. Функциональные состояния человека и методы его исследования. М. Наука, 1992, с. 269

267. Функциональные состояния и эффективность деятельности человека-оператора в режиме непрерывной деятельности. М„ ИПАН, 1987.

268. Ханин Ю.Л. Краткое руководство к применению шкалы реактивной и личностной тревожности Ч.Д. Спилбергера. Л. 1976.

269. Хачатурьянц Л.С. ГримакЛ.П. ХруновЕ.В. Экспериментальная психофизиология в космических исследованиях. М. Наука, 1976.

270. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность. // Под ред. Б.М. Величковского. Т. 1,2, М. Педагогика, 1986.

271. Хессет Дж. Введение в психофизиологию. М, 1981.

272. Чайнова Л.Д. Функциональный комфорт и его место в проблемефункциональных состояний. //Методы и критерии оценки функциональногокомфорта. М. 1978, С.7.

273. ЗОЗ.Чайнова Л.Д. Напряженность как ведущее функциональное состояние работающего человека // Проблемы системного исследования состояния напряженности человека. Тр. ВНИИТЭ. Сер. Эргономика. Вып. 32. 1986. С. 8-19.

274. Чайнова Л.Д. Чопорова М.Г. Дифференцированная оценка состояния напряженности человека при решении прикладных задач эргономики //Психическая напряженность в трудовой деятельности. М. 1989. С. 160-171.

275. Чебыкин А.Я. Проблема эмоциональной устойчивости //Психическая напряженность в трудовой деятельности. М. 1989. С. 197-216.

276. ЗОб.Чебыкин А.Я. Систематизация методов регуляции эмоций применительно к условиям учебной деятельности // Диагностика и регуляция эмоциональных состояний. М„ 1990. С. 142-149.

277. Чернякова В.Н. ЭЭГ-исследование процесса приспособления человека к измененному суточному режиму.// Косм. биол. авиакосм. мед. 1972, 6, 1, 32-39.

278. Чеснокова И.И. К проблеме психических состояний личности //Проблемы диагностики и управления состоянием человека-оператора. М. 1984. С. 111-113.

279. Чирков В.И. Праксические состояния и мотивация деятельности //Проблемы индустриальной психологии. Ярославль: изд-во Ярослав, ун-та. 1989. С. 20-31.

280. ЗЮ.Черниговская Н.В. Адаптивное биоуправление в неврологии. JI. Наука, 1978, 134с.

281. Черникова O.A. Дашкевич О.В. Активная саморегуляция эмоциональных состояний спортсмена. Институт физкультуры. М. 1970.

282. Шадриков В.Д. Введение в психологическую теорию профессионального обучения. Ярославль, 1981.

283. Шадриков В.Д. Проблемы системогенеза профессиональной деятельности. М. Наука, 1988,185с.

284. Шапкин С.А. Гусев А.Н. Дикая Л.Г. Особенности адаптации операторов с асомнией: анализ динамики биопотенциалов мозга и поведенческих показателей. //Журн. Физиология человека, Т. 18, № 1, 1992, С 42-50

285. Шапкин С.А. Дикая Л.Г. Деятельность в особых условиях: компонентный анализ структуры и стратегий адаптации.// Психол.журн. Т. 17. N 1. 1996, С. 19-35.

286. Шапкин С. А. Опросник мотивации достижения:новая модификация. //Психол. журн. 2000, Т. 21 № 2, С. 113-127.

287. Шипош К. значение аутогенной тренировки и биоуправления с обратной связью электрической активностью мозга в терапии неврозов. Автореф. канд. мед. наук. М„ 1980. 28 С.

288. Щукина Е. Г. Эмоциональная неустойчивость как ведуий фактор формирования дезадаптивного поведения студентов. Автореф. канд. мед. наук. М. 1998. С.32

289. Шульц И.Г. Аутогенная тренировка. М. 1985

290. Эйдман Е.В. Волевая регуляция деятельности в условиях предельных физическихнапряжений. //Автореф. канд. дисс. М. МГУ, 1986, 27с. 323.Экспериментальная психофизиология в космических исследованиях. /Ред. Хачатурянц J1.C. и др. М. Наука, 1976, 397 с.

291. Юдин Э.Г. Системный подход и принцип деятельности. М. 1978.

292. Юрченко В.Н. Исследование психического состояния человека в процессе производственной деятельности. Автореф. канд. психол. наук. Л. 1980.

293. Юрьев А.И. Оценка отрицательных практических состояний человека-оператора на основе данных теста Люшера. //Проблемы инженерной психологии. Тез. VI Всес.конф.по инженер.психол. Вып. 2, Л. 1984, С.214-239.

294. Якунин В.А. О связи психических состояний и свойств личности. //Психические состояния. Эксперим. прикл. психол. Вып. 10. Л. изд-во Ленингр. ун-та. 1981. С. 17-23.

295. Atkinson, J.W. Strength of motivation and efficiency of perfomance. //Motivation and Achievement. Atkinson J.W. Rainor (Eds.) Wash. Winston 1974. 193-218.

296. Adam G. Visceroception, Awareness and Behavior. Conscionsness and Research and Theory. New York, 1978. Vol. 2, P. 199-213.

297. Adams F.M. Osgood C.E. A cross-cultural of the affective meaning of colour//J. Cross-Cult. Psychol. 1973. V. 4.N. 2. P. 135-156.


298. AdlerA. Understanding human nature. N-Y, 1927.

299. Allen B.P. Potkay Ch.R. On the arbitrary distinction between states and traits //J. Person. Soc. Psychol. 1981. V. 41. N. 5. P. 916-928.

300. Almagor M. Ben-Porath Y.S. The two-factor model of self-reported mood: a cross-cultural replication// J. Person. Assess. 1989. V. 53. N. 1. P. 10-21.

301. Allport G. Personality. A psychological interpretation. N-Y, 1937.

302. AIlport G.W. Odbert H.S. Trait-names: a psycholexical study //Psychol. Monogr. 1936. V. 47 (N. 1. whole N. 211).

303. Antonovsky A. Conceptual and methodological probllems in the study of resistance resources and stressful life events //Stressful life events: their nature and effects. N.Y. Willey. 1974. P.245-258.

304. Beckman, J. Erhohte Leistung unzureichender Motivationskontrolle. //Z. exp. angew. Psychol.,1989,36,1,1-15.

305. Beckman, J. Wann wirken sich ungunstige Bedingungen leistungs fordernd aus? //Z.exp.und angew.Psychol. 1990, 37, 1, 16-30.

306. Birren F. The emotional significance of color preferences //Am. J. Occupat. Ther. 1952.V. 6. P. 61-63.

307. Bishop D. Jeanrenaud C. End-of-day moods on work and leisure days in relation to extroversion, neurotism, and amount of change in daily activities//Can. J. Behav. Sei. 1976. V. 8. P. 388-400.

308. Blankstein K. Self-control and self-modification of emotional behavior. N.Y. 1982.

309. Borgatta E.F. Mood, personality and interaction//J.Gen. Psychol. 1961. V. 64. P. 105137.

310. Campbell J. D. Chew B. Scratchley L. S. Cognitive and emotional reactions to daiiy events: The effects of self-esteem and self-complexity. Special Issue: Personality and daily experience//J. Person.- 1991.- Vol. 59 (3).- P. 473 505.

311. Carver C.S. Scheier M.R. Attention and self-regularation: A control-theory approach to human behavior. N.J. Springer-Verlag, 1981.

312. Carver C.S. Scheier M.R. Control theory: A useful conceptual framework for personality-social, clinical and health psychology. Psychological Bulletin, 1982, 92, 111135.

313. Cattell R.B. Personality and mood by questionnaire. Jossey-Bass. San Francisco, 1973.

314. Cattell R.B. Barton K. Changes in psychological state measures and time of day //Psychol. Rep. 1974. V. 35. P.219-222.

315. Clark L.A. Watson D. Leeka J. Diurnal variation in the positive affect // Mot. Emot. -1989.- Vol. 13, № 3.- P. 205-234.

316. Cooper, C.L. The stress of work: an overview. //Aviat.

317. Space Environ.Med. 1985,56,p.627-632.

318. Curran J.P. Cattell R.B. The seven-state questionnaire. Champaign, Institute for Personality and Ability Testing. 1968.

319. Daniel V.P. The Effect of perceived locus jf control and psycological stress on intuitive problem solving.//Diss. Abstr. Intern.-1976.-Vol.37,N 1-B.-P.456.

320. Day D.V. Silverman S.B. Personality and job performance: evidence of incremental validity // Pers. Psychol. 1989. V. 42. N. 1. P. 25-36.

321. Deaton, M. Tobias, J.S. R.T. The effect of sleep deprivation on signal detection parameters. //Quart.J.Exp.Psychol. 1971,23,449-452

322. Digman J.M. Personality structure: emergence of the five-factor model//Annu. Rev. Psychol. 1990. V. 41. P. 417-440.

323. Diener E. Iran-Nejad A. The relationship in experience between various types of affect//! Person. Soc.Psychol. 1986. V. 50. P. 1031-1038.

324. Donnelly F.A. The Luscher Color Test: a validity study // Percept. Mot. Skills. 1977. V. 44. N. l.P. 17-18.

325. Emmons R.A. Diener E. Personality correlates of subjective well-being // Person. Soc. Psychol. Bull. 1985. V. 11. P. 89-97.

326. Engel B.T. Clinical applications of operant conditioning techniques in the control of the cardiac arrhythmias. Sem. Psychiatr. 1973, 5, P.433-438.

327. Everly G.S. Girdano D.A. Controlling Stress and Tension. New York, 1979, 238p.

328. Everly G.S. Rosenfeld R. The nature and Treatment of the stress Response. New York -London: Plenum Press, 1981.

329. Eysenck M.W. Effects of noise, activation level, and response dominance on retrieval from semantic memory // J. Exper.Psychol. Hum. Learn. Mem. 1975. V. 104. P. 143 -148.

330. Eysenck H.S. The biological basis of personality. Springfields, 1967.

331. Eysenck, H. J. Dimensions of personality: 16, 5 or 3? criteria for a taxonomic paradigm. //Pers. Indiv. Diff. 1991, 12(8), 773-790.

332. Eysenck S.B.J. Eysenck H.J. On the dual nature of extroversion //Br. J. Soc. Clin. Psychol. 1963. V. 2. N. 1. P. 46-55.

333. Eysenck H.J. Eysenck S.B.G. Manual of the Eysenck Personality Questionnaire. L. Hodder time of day and caffeine: some theoretical and conceptual problems in Revelle at al. // J. Exp. Psychol. Gen. 1980. V. 109. P. 32-41.

336. Gerard R.W. Color and emotional arousal // Am. Psychol. 1958. V. 13. P. 340.

337. Glenville, M. Broughton, R„ Wing, A.M. R.T. Effects of sleep deprivation on short duration performance measures compared to the Wilkinson auditory vigilance task.//Sleep, 1978, 1,2, 169-176

338. Gray J.A. The psychophysiological basis of introversion extroversion //Behav. Res. Ther. 1970. V. 8. P. 249-266.

339. Greenberg M.S. Saxe L. Bar-Tal D. Perceived stability of trait labels //Person. Soc. Psychol. Bull. 1978. V. 4. P. 59- 62.

340. Guilford J.P. Factors and factors of personality //Psychol. Bull. 1975. V. 82. P. 802814.

341. Freeman G.L. The energetics of human behaviour. N.Y. 1948

342. Furman S. Interstinal biofeedback in functional diarrhea;A preliminary report. J. Behav. Ther. Psychiatr. 1973, 4, P. 317-321.

343. Hansen J.E. Harris C.W. Evans W.O. Influence of origin, rate of ascent and a physical conditioning program on symptoms of acute mountain sickness // Milit. Med. 1967. V. 132. P. 585-592.

344. Hartig M. Selbstkontrole. Munchen, 1972.

345. Hewitt T. The complete yoga book. New York: Schocken, 1977, 387p.

346. Haslam, D.R. Sleep loss, recovery sleep, and military performance. //Ergonomics, 1982, 25, 2, 163-178.

347. Heckhausen, H. Metavolutionales Wissen und Anstrengung-skontrolle. //PsychoLBeitrage, 1988,30,3,255-268.

348. Heckhausen. H. H. Efficiency under record perfomance demands: Exertion control an individual difference variable? //J.Person.Soc.Psychol. 1988, 55, 3, 489-498.

349. Heckhausen, H. J. Intentional action and action slips. //Psychol. Rev. 1990, 97, p.36-48.

350. Heckhausen, H. Motivation und Handeln. Der 2. Auflage, Goettingen/Toronto. Hogrefe. 1990.

351. Hepbern L. Eysenck M.W. Personality, average mood and mood variability //Person. Individ. Diff. 1989. V. 10. N. 9. P. 975-983.

352. Hobfoll S. Conservation of resources: A new attemp at conceptualizing stress. American Psychologist, 1989, 44,513-524.

353. Hodap V. Nenser K.W. Weyek G. Job stress emotion and work environment toward a caused model. //Person. Individ. Diff. 1988, vol. 9, №5, h. 851-859.

354. Home, J.A. A.N. High incentive effect on vigilance performance during 72 hours of total sleep deprivation. //Acta Psychol. 1985, 123-139.

355. Howarth E. Psychoticism, neuroticism, and control as major dimensions of mood variations // Psychol. Rep. 1979. V. 44. N. 2. P. 480-482.

356. Hockey G.R. A state control theoryn of adaptatin to stress and individual differece in stress. //Energetics and human information processing./ Ed. Hockey G.R. A.W. Gaillard, M. G. Coles/ Hockey G.R iDordrecht, 1986

357. Imagery: its many dimonsiens and applications. /Ed. D.Shers, New York, 1980.

358. Johnson, L.C. Sleep deprivation and performance. //Webb, W. (Ed.) Biological rhythm, sleep and performance. 1982

359. Jung C.I. Personality and stress: Traits, Types and Biotypes // P.L.Rice (Ed). Stress and Health Brooks / Col. Pablishing Company, Pacific Crove.-Colifornia, 1992.- P. 85-115.

360. Kahn R.L. Some propositions toward and researchable conceptualisation of stress. //Social and psychological faktors /Ed. J.E. Mc Grafh, N.Y, Holl Rinehart 1970

361. Kirkcaldy B.D. The interrelationship between state and trait variables //Person. Individ. Diff. 1984. V.5. P. 141- 150.

362. KIar H. et.al. Luscher-Test. Die Psychologie der Farben. Basel: Test Verlag. 1970.// ВЦП. M. 1975. 200 C.

363. Koppman J.W. McDonald R.D. Kunsel M.G. Voluntary regulation of temporal artery diameter by migraine patients. Headache, 1974, 14, 133p.

364. Krona L„ Laux L. (Eds.). Wash. D.C. 1980.

365. Krueger G.P. Sustained work, fatigue, sleep loss and performance: a review of the issues//Work J. J. (Eds.) Volition and Personality. Action versus state orientation. Goettingen/Toronto, Hogrefe. 1991,4-44.

367. Kuhl, J. Action and state orientation: Psychometric properties of the Action Control Scale. //Kuh. J. J. (Eds.) Volition and Personality: Action versus state orientation. Goettingen/Toronto, Hogrefe. 1991, 45-69.

368. Kuhl, J. Hogrefe. 1991, 4-44.

369. Larkin K.T. et al. Heart rate feedback-assisted reduction in cardiovascular reactivity to a videogame challenge. //Psychol. Record, 1989, 39, 3, 363-371.

370. Larsen R.J. Ketelaar T. Extroversion, neuroticism and susceptibility to positive and negative mood induction procedures // Person. Individ. Diff. 1987. V. 10. N. 12. P. 12211288.

371. Larsson G. Personality, appraisal and cognitive coping processes, and performance during various conditions of stress // Milit. Psychol. 1989. V.l. N. 3. P. 167-182.

372. Lazarus R.S. Psychological stress and the coping process. N.Y. Mc Graw-Hill, 1966

373. Lazarus R.S. Cognitive and coping processes in emotion. // Stress and Coping. N.-Y. Columbia Unev. Press. 1977, P. 144-157.

374. Lazarus R.S. Launier R. Stress-related transactions between person and environment. In L.A. Pervin, M. Lewis (Eds.). Perspectives in interactional psychology (pp.287-327).N.Y. Plenum, 1978.

375. Lazarus R.S. Thoughts on the relations between emotion and cognition // Am. Psychol. 1982. V. 37. N. 9. P. 1019-1024.

376. O.Lazarus R.S. Progress on a cognitive motivational.- Relational theory of amotion. // American Psychologist.- 1991.- Vol. 46,- P. 819-837.

377. Lester, J. Knapp, T.M. R. Sleep deprivation, personality, and performance on a complex vigilance task. //Waking and Sleeping 1976, 1, 61-65.

378. Levy R.A. Jones D.R. Carson E.H. Biofeedback rehabilitation of airsick aircrew. Aviat. Space and Environm. Med. 1981,52,2, P. 118-121.

379. Lobel T.E. Extroversion, trait-anxiety and expression of positive feelings //Person. Individ. Diff. 1987. V. 8. N. 6. P. 955-956.

380. Lubin, A. Performance under sleep loss and fatique.//Sleep and altered states of consciousness. S.S. Kety, E.V.Evarts, H.L.Williams (Eds.) 1967, 506-513

381. Luscher M. The Luscher color tets. (Transl. and ed. by I.A. Scott), London Sydney: Pan books, 1983, 203p.

382. Luscher M. The Luscher colour test. L.-Sydney: Pan Books. 1983.207 p.

383. Magnusson D. The person and situation in an interactional model of behavior //Scand. J. Psychol. 1976. V. 17. P. 253-271.

384. Maslow, A.H. Motivation and personality NY Harper. 1959.

385. May, J. P. Measuring the effects upon cognitive abilities of sleep loss during continous. //Brit. J. Psychol. 1987,78,443,4

386. Mayr, U. P. Simultane Effekte und Nachwirkungen des Intensitaets-und Efolgsphases bei der Bewaeltigung von Belastungen. //Z.Exp.Angew.Psychol. 1991, 38(3), 429-456.

387. Miksik, O. Zjistovani a hodnoceni psychicke integrovannosti, predpokladu a procesu desintegrace osobnosti (vyzitim diagnostickych nastroju IHAVEZ, SPIDO, SPIDO-MS a SUPOS 7). Praha, Zprava. 1985. 132 s.

388. Mischel W. Processes in delay of gratification. //Bercovitz L. (Ed.) Advances in experimental social psychology.Vol.7, N.Y. 1974.

389. Naitoh, P. Sleep deprivation. Waking and Sleeping 1976, 1, 53-60.

390. Newman R.W. Autogenerati on of finger temperature. Am. J. Physical Anthrop. 1975, 43, 320p.

391. Nuttin J. Futur time perspektive and motivation. Louvain, France 1985.

392. Patrick A.W. Zuckerman M. Masterson F.A. An extension of the trait-state distinction from affects to motive measures // Psychol. Rep. 1974. V. 43. P. 1251-1258.

393. Patrick A.W. Zuckerman M. An application of the state-trait concepts to the need for achievement // J. Res. Person. 1977. V. 11. P. 459-465.

394. Pawlik K. Don’t worry, traits exist: new evidence on interindividual consistency from in-field observational data // Sixth Conference of European Association for PersonalityPsychology. Groningen. 1992. P. 73.

395. Pickenhain L. Analytic vs. holistic approach methodological problem in prospective neuroscience // Activ. nerv. super. 1988, 30(2), 87-88.

396. Rama S. Yoga and Psychotherapy. Glenview. Himalayn Institute, 1976.

397. Rotter J.B. Generalized expectancies for internal versus external control of reinforcement. Psychol. Monogr. 1966, V. 80, 1 (whole N 609).

398. Rushton J.P. Endler N.S. Person by situation interactions in academic achievement // J. Person. 1977. V. 45. P. 297-309.

399. Sargent J.D. Green E.E. Walters E.D. The use of autogenic feedback training in a pilot study of migraine and tension headaches. Headache, 1972, 12, P. 120-124.

400. Schachter S. Singer J.E. Cognitive, social and physiological determinants of emotional state // Psychol. Rev. 1962. V. 69. N. 5. P. 379-399.

401. Schultz I.H. Ubungsheft fur das autogene Training Stuttgart, 1973.

402. Schwartz G.E. Shapiro D. Biofeedback and essential Hypertension: Current Findings and Theoretical Concerns. Sem. Psychiat. 1973, 5, P.491-503.

403. Schwartz G.E. Weinberger D.A. Patterns of emotional responses to affectivesituations: relations among happiness, sadness, anger, fear, depression, and anxiety // Motiv. Emot. 1980. V. 4. P. 175-191.

404. Schwartz D.E. Testing the biopsychosocial model: The ultimate challenge facting behavioral medicine. J. of Consulting and Clinical Psychologist, 1982, 50, 1040-1053.

405. Schwartz D.E. Disregulation theory and disease: Application to the repression /cerebral disconnection/cardiovascular disorder hypothesis.// International Review of Applied Psychology, 1983, 32, 95-118.

406. Sharit J. Salvendi G. Occupational stress: Rview and reappraisal. /Human Facrors, 1982, vol. 24, N2, p. 129-162

407. Shapiro D. Tursky B. Schwarts G.E. Control of blood pressure in man by operant conditioning. Suppl. I to Circ. Res. 1970,P.l-27.

408. Smith T.W. Rhodenwalt F. On states, traits, and processes: alternative to the individual difference assumptions in the Type A behavior and physiological reactivity // J. Res. Person. 1986. V. 20. P. 229-251.

409. Sommers S. Emotionality reconsidered: the role of cognition in emotional responsiveness // J. Person. Soc. Psychol. 1981. V. 41. P. 553-561.

410. Stagner R. Individual Style. N-Y, 1962.

411. Strelau J. Personality dimensions based on arousal theories // Personality dimensions H.Y. Eysenck (eds.). N.Y.- L. Plenum Press. 1987. P. 269-286.

412. Stress at work. //Ed. By Cooper C.L. Payn R. X. 1978.

413. Stress, work, design and productivity. //Ed. By Corlett E.M. Richardson J. N.-Y. 1981

414. Tencka B. Jour body: Biofeedback atits best. Chicago: Mel son-Hall, 1977, 208. Vroom, V.H. Work and Motivation, NY, Willey, 1964, 336

415. Wallnofer H. Der Luscher-Farbtest zur Diagnose des vegetativen Verhaltens//Arzt. Prax. 1966. B. 18. N. 70. S. 2348 -2352.

416. Watson J.B. Rayner R. Conditioned emotional reaction. J.of Experimental Psychology, 1920,3,1-14.

417. Watson D. Clark L.A. Negative affectivity: the disposition to experience aversive emotional states // Psychol. Bull. 1984. V. 96. N. 3. P. 465-490.

418. Watson D. Tellegen A. Toward a consentual structure of mood // Psychol. Bull. 1985. V. 98. N. 2. P. 219-235.

419. Watson D. Clark L.A. Self-versus peer ratings of specific emotional traits: evidence of convergent and discriminant validity // J. Person. Soc. Psychol. 1991. V. 60. N. 6. P. 927-940.

420. Wenger, D.M. D.W. Depression and mental control: the resurgance of unwanted negative thoughts. //J.Pers.Soc.Psych. 1988, 55, 6, 882-892.

421. Wilkinson, R.T. Effects of up to 60 hours sleep deprivation on different types of work. //Ergonomics, 1964, 7, 175-186.

422. Williams D.G. Personality and mood: state-trait relationships // Person. Individ. Diff. 1981. V. 2. P. 303-309.

423. Witkin H.A. et ab. Psychological Differentation. N-Y-, 1974.

424. Williams D.G. Personality effects in current mood: pervasive or reactive? // Person. Individ. Diff. 1989. V. 10. N. 9. P. 941-948.

425. Wong M.M. Csikszentmihaly M. Motivation and academic acievement: the effects of personality traitsand the quality of experience. //J.Person. 1991, 59, 3, 560-574.

426. Zuckerman M. Traits, states, situations and uncertainty // J. Behav. Assess. 1979. V. 1. P. 43-54.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.

В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Диагностика саморегуляции

Содержание

Введение 3

Глава I. Общая характеристика саморегуляции 5

1.1. Определение саморегуляции 5

1.2. Как справится с эмоциями? 7

1.3. О единстве души и тела 11

1.4. Самовнушение 14

Приложение 34

Введение Тема саморегуляции на сегодняшний день достаточно раскрыта и в тоже время достаточно актуальна.

Мне очень понравились виды саморегуляции и влияние этих видов на повышение трудоспособности.

Специально подобранные книги существенно воздействуют на эмоциональное состояние человека.

Одни книги отвлекают от дурного влияния и направляют нашу энергию на достижение положительных целей, избавляют от скуки, пробуждают интерес к познанию; другие — заставляют нас пересмотреть всю свою жизнь, изменить не только наше отношение к чему-либо, но и все поведение.

Книги необходимо тщательно подбирать в соответствии с задачами, которые встали перед человеком, и обязательно с учетом его психологических особенностей, так как одно и то же художественное произведение может вызвать у разных людей совершенно разные реакции.

Для этих же целей может использоваться искусство танца, тренирующего не только мышечную, но и сердечно-сосудистую и нервную системы.

Публикации американских врачей и психологов показывают, что на Западе наиболее распространено использование танцтерапии для создания лечебно-охранительного режима.

При этом танец выступает в роли средства бессловесного общения и разрядки эмоционального напряжения.

В данной работе выдвигается гипотеза о том, что саморегуляция благоприятно влияет как на психическое, так и на физическое состояние человека, но при этом важно знать методы саморегуляции и обязательно знать какие методы вам подходят, а какие нет.

Многие методы саморегуляции важно использовать в работе с детьми, а также где — нибудь на производстве, чтобы люди могли расслабиться тем самым, повышая свою работоспособность.

В данной работе поставлено несколько задач:

1. Узнать теоретически, что же такое саморегуляция

2. Освоить все методы саморегуляции.

3. Провести эксперимент, для выявления повышения работоспособности с помощью методов саморегуляции.

4. Проанализировать все предложенные методы саморегуляции и их влияние на работоспособность.

Данный эксперимент проводился в Городской больнице Г. Златоуста.

В экспериментальную группу входило 50 врачей, медсестер и другого медицинского персонала.

Были проведены две методики направленных на расслабление человека.

Список литературы 1. Агаджанян Н. А. Резервы нашего организма. М. 1979 г.

2. Куликов Л. Мозаика радости. СПб. 1997 г.

3. Ладанов И. Д. Управление стрессом. М. 1989 г.

4. Лобзин В. С. Решетников М. М. Аутогенная тренировка. Л. 1986г.

5. Никифоров А. С. Эмоции в нашей жизни. М. 1974 г.

6. Обучение, тренинг, досуг.// Кн. 5: Педагогические игры. М. 1996 г.

7. Пекелис В. Д. Твои возможности человек!. М. 1984 г.

8. Рувинский Л. И. Самовоспитание личности. СПб. 1984 г.

9. Свит К. Соскочить с крючка. Спб. 1997 г.

10. Симонов П. В. Эмоциональный мозг. М. 1981 г.

11. Телешевская М. Э. Учитесь властвовать собой. Киев. 1983 г.

12. Алексеев В. А. Себя преодолеть!. М. 1985 г.

13. Теппервайн К. Как противостоять превратностям судьбы?. СПб. 1996г.

14. Андреева Г. М. Социальная психология. М. 1994.

15. Петровский А. В. Введение в психологию. М. 1995.

16. Рогов Е. И. Общая психология. М. 1995.

17. Аткинсон Р. Человеческая память и процесс обучения. М. 1980.

18. Гороболин Ф. Н. Внимание и его восприятие. М. 1972.

Всемогущий разум или простые техники саморегуляции психики

Название: Всемогущий разум или простые техники саморегуляции психики

Автор: Васютин А.М.

Издательство: Самиздат

Год: 2009

Формат: pdf, doc, rtf

Размер: 70 Мб

Качество: eBook

Количество страниц: 237

Описание:

Дорогой мой читатель! В данной книге я представляю на твой суд итог своей многолетней работы по изучению проблемы саморегулирования организма. Я глубоко убежден, что до тех пор, пока человек ждет помощи извне, его проблемы не решить. Только тогда, когда человек поймет свою собственную роль в деле оздоровления своей жизни, он сдвинется с мертвой точки.

Книга рассчитана на тех, кто хочет стать хозяином своего организма; кто хочет своими руками строить более здоровое и счастливое будущее.

МЕТОДЫ САМОРЕГУЛЯЦИИ

Введение

оказывающих негативное воздействие на состояние здоровья и настроение человека. Это стрессы, интенсивный ритм работы и городской жизни, создающий значительное психо-эмоциональное напряжение и нагрузки. Справиться со стрессом, улучшить настроение и сформировать более позитивный взгляд на жизненные ситуации помогают методы саморегуляции.

налаживать) — это заранее осознанное и системно организованное воздействие индивида на свою психику с целью изменения ее характеристик в желаемом направлении.

и право же, стоит приложить немного времени и сил на его поддержание – этому поможет саморегуляция и самопрограммирование. Самопрограммирование – основной метод саморегуляции, когда мы сами задаем своему организму программу действий. Занятия саморегуляцией не требуют специального оборудования, денежных затрат, легко подбирается индивидуальная программа, они не имеют противопоказаний.

что стоически переносить удары судьбы и любые жизненные невзгоды – дар богов. Сознательному контролю собственных жизненных процессов, выработке необходимых качеств характера, позволяющих личности более гибко реагировать в тех или иных жизненных ситуациях можно научиться, овладев методами психологической саморегуляции. Это система обучающих методик, направленных на формирование навыков управления собственными состояниями. К ним относятся методы медитации, переключения внимания, самогипноз, дыхательные упражнения и др.

известных в виде психологических эффектов. Сюда можно отнести:

— активирующую роль мотивационной сферы, порождающей деятельность (в широком смысле слова) индивида, направленную на изменение своих характеристик;

— управляющий эффект психического образа, произвольно или непроизвольно возникающего в сознании индивида;

— структурное и функциональное единство (системность) всех психических познавательных процессов, обеспечивающих эффект воздействия индивида на собственную психику;

— единство и взаимообусловленность сфер сознания и бессознательного как объектов, через которые индивид реализует регулирующие воздействия на себя;

— функциональную взаимосвязь эмоционально-волевой сферы личности и ее телесного опыта, речи и мыслительных процессов.

стресс. И у нас есть два пути избавления от напряжения: сокращение объемов работы или увеличение энергетического уровня. В современном мире невозможно сократить объемы работ, и к тому же они растут изо дня в день. Как альтернатива — это увеличение внутренней энергии. Существуют различные источники энергии. Пища, которую мы едим — это первый источник энергии. Она должна быть качественной, ее должно быть ни много ни мало. Второй источник — сон. Третий и очень важный источник энергии — это дыхание, о котором мы обычно забываем или игнорируем. Девяносто процентов загрязнений выводятся из организма через дыхание. С каждым выдохом мы выбрасываем углекислый газ, токсины уходят из организма и очищается кровь. Дыхание — такой важный источник энергии, а мы так мало знаем о своем дыхании. Дыхание — связующая нить тела и ума. Каждой эмоции соответствует определенный ритм дыхания. Можно заметить, что в депрессии, несчастье, беспокойстве или напряжении течение дыхания разное.

негативных ощущений и создания гармоничных эмоций. Для этого существуют специальные дыхательные упражнения. Еще один источник энергии — это позитивное состояние ума. Что значит позитивное состояние ума? Сюда мы можем отнести все, что приводит человека в восторг, что вызывает радость, восхищение, а также различные способы релаксации, медитации, аутогенную тренировку и многое другое. Вот что пишет один из буддийских учителей: «Когда вы научитесь расслаблять тело, дыхание и сознание, тело станет здоровым, сознание — ясным, а восприятие — гармоничным». Еще одна цитата из Бхагавад-Гиты: «От гнева происходит полное искажение восприятия. От искажения восприятия — потеря памяти. От потери памяти — потеря энергии сознания. Потеряв энергию сознания, человек деградирует». Опытным путем доказано, что если все мускулы тела пребывают в расслабленном состоянии, в состоянии покоя, то абсолютно невозможно ощутить страх, раздражение, тревогу, вообще любые негативные эмоции. Научиться расслаблению (релаксации) — это возможность качественно изменить свою жизнь, войти в гармонию с природой. Одна из наиболее интересных технологий саморегуляции, на мой взгляд, разработана профессором, кандидатом медицинских наук Х. М. Алиевым. Она названа «Методом Ключа» и позволяет эффективно контролировать здоровье и повышать творческие, волевые, адаптивные и физические возможности человека.

помогающая управлять своим психофизическим состоянием. Суть методики предельно проста и выражается фразой — найди свое движение. Для изменения собственного состояния не нужно ни специальных условий или оборудования, ни чьей-либо помощи.

а силой своего желания. К примеру, он предлагает медленно поднять руки. Но при этом объясняет: Не нужно для этого напрягать мышцы, а нужно просто захотеть, чтобы руки твои это сделали. И не волнуйся, они сами пойдут вверх обязательно, если это движение — твое. Но сделают они это хоть и по твоей воле, но как бы сами собой, автоматически.

можно попробовать другое движение. Не получается — третье. Свое движение находят абсолютно все. И больше трех попыток для этого еще никому не требовалось.

который создает связь между умом и телом. Как работает КЛЮЧ?

полуавтоматические. Они сродни тем, что люди сами инстинктивно совершают в состоянии волнения или напряжения. Кто-то в волнении начинает ходить, кто-то — качать ногой, постукивать пальцами, покачиваться всем телом. Дети часто на стульях раскачиваются. Потому что мозг заставляет и нас, и детей наших делать эти неосознанные автоматические движения не случайно — так он подсказывает способ снять напряжение, восстановить утраченное внутренее равновесие. Но приемы Ключа отличаются от обычных нервных движений тем, что осуществляются в иной — сознательной форме. По-научному эти движения называются идеомоторными. Научившись управлять идеомоторными движениями, человек обретает способность управлять своим состоянием. Другими словами, человек сознательно вводит себя в трансовое состояние, в котором становится возможным управлять своими психофизиологическими реакциями и процессами.

работавших с микроскопами. Это позволило предприятию выпускать более качественные микроэлементы и при этом сохранять здоровье работающих в условиях интенсивного монотонного производства.

используя методику Ключ. Такая подготовка помогает тем, кто принимает участие в военных операциях на Кавказе. Позволяет быть более выносливым и работоспособным, помогает поддерживать состояние бодрости на протяжении длительного времени и очень быстро восстанавливать силы. Ключ применяется в подразделениях ФСБ, МВД, МЧС, а также при подготовке кадров руководителей госслужбы, менеджеров, диспетчеров, лиц опасных и творческих профессий.

которые лежат в основе способности человека управлять собственными действиями: побуждать или тормозить их. С его точки зрения, чувственные возбуждения, мысли и моральные чувства придают действиям человека определенный смысл, тем самым осуществляют их регуляцию. Огромная заслуга в постановке и раскрытии важных аспектов проблем психической саморегуляции принадлежит В.М.Бехтереву. Согласно его исследованиям, психическая саморегуляция — это сознательное воздействие человека на собственную сферу психических явлений (психических процессов, состояний, свойств) с целью поддержания или изменения характера их функционирования. В работах Н.С.Лейтеса (1974, 1980) саморегуляция выступает как динамическая характеристика общей активности. Н.С.Лейтес пишет: «Саморегуляция, как и активность, выступает во всех психических актах. », и далее: «. наиболее общие умственные способности — активность и саморегуляция. Эти две стороны первоосновы способностей вполне определенным образом изменяются от одной возрастной ступени к другой». Но если умственная активность при переходе от младших классов к старшим может, как возрастать, так и убывать (например, живость и непосредственность реакций на окружающее), то способность к саморегуляции вместе с ростом нервных возможностей человека возрастает и качественно преобразуется. «Так, непосредственность, поспешность и подражательность в действиях младших школьников сменяются в средних классах готовностью к более длительным усилиям, тяготением к делам, требующим постепенного освоения и самостоятельности; старших школьников отличает особая расположенность к сознательной саморегуляции. В отличие от хода развития некоторых черт умственной активности возможности саморегуляции во всех отношениях повышаются, увеличиваются с возрастом».

стресс. И у нас есть два пути избавления от напряжения: сокращение объемов работы или увеличение энергетического уровня. В современном мире невозможно сократить объемы работ, и к тому же они растут изо дня в день. Как альтернатива — это увеличение внутренней энергии.

Существуют различные источники энергии. Пища, которую мы едим — это первый источник энергии. Она должна быть качественной, ее должно быть ни много ни мало. Второй источник — сон. Третий и очень важный источник энергии — это дыхание, о котором мы обычно забываем или игнорируем. Девяносто процентов загрязнений выводятся из организма через дыхание. С каждым выдохом мы выбрасываем углекислый газ, токсины уходят из организма и очищается кровь. Дыхание — такой важный источник энергии, а мы так мало знаем о своем дыхании. Дыхание — связующая нить тела и ума. Каждой эмоции соответствует определенный ритм дыхания. Можно заметить, что в депрессии, несчастье, беспокойстве или напряжении течение дыхания разное. Дыхание — ключ для устранения эмоциональных токсинов, негативных ощущений и создания гармоничных эмоций. Для этого существуют специальные дыхательные упражнения. Еще один источник энергии — это позитивное состояние ума. Что значит позитивное состояние ума? Сюда мы можем отнести все, что приводит человека в восторг, что вызывает радость, восхищение, а также различные способы релаксации, медитации, аутогенную тренировку и многое другое. Вот что пишет один из буддийских учителей: «Когда вы научитесь расслаблять тело, дыхание и сознание, тело станет здоровым, сознание — ясным, а восприятие — гармоничным». Еще одна цитата из Бхагавад-Гиты: «От гнева происходит полное искажение восприятия. От искажения восприятия — потеря памяти. От потери памяти — потеря энергии сознания. Потеряв энергию сознания, человек деградирует». Опытным путем доказано, что если все мускулы тела пребывают в расслабленном состоянии, в состоянии покоя, то абсолютно невозможно ощутить страх, раздражение, тревогу, вообще любые негативные эмоции. Научиться расслаблению (релаксации) — это возможность качественно изменить свою жизнь, войти в гармонию с природой. Во все времена люди стремились найти мир и покой внутри себя. Одна из методик психогигиены — аутогенная тренировка (AT). Видный советский психотерапевт Г.С.Беляев характеризует аутогенную тренировку как активный метод психотерапии, психогигиены и психопрофилактики, повышающий возможность саморегуляций. Этот метод завоевал популярность и признан как научный. Его используют в инженерной психологии, в клинической практике, авиационной и космической физиологии, при обучении актерскому мастерству, подготовке спортсменов, операторов, в ряде профессий, связанных с острыми или хроническими стрессовыми ситуациями. Почти все специалисты, изучающие вопросы аутогенной тренировки, рекомендуют заняться ею широким массам населения. AT основывается на самовнушении в состоянии расслабления. При расслаблении мышц, дыхания, сосудов, сердца сознание не мешает подсознанию воспринимать самовнушение в виде целевых формул. AT — это методика самовнушения, которая позволяет посредством психических процессов, прежде всего представления, внимания и эмоциональных состояний, влиять на деятельность органов, управляемых вегетативной нервной системой. Ею можно заниматься в любом месте и в любое время. Слово «аутогенная» произошло от греческих слов «аутос» — сам, и «генос» — род, рождающий, и означает сам себя рождающий. Человек, освоивший аутогенную тренировку, чувствует себя «заново родившимся». Он становится более терпимым к окружающим, изменяются его поведение, отношение ко многим вещам, которые раньше могли вывести из равновесия. AT — представляет собой воздействие человека на самого себя посредством формул самовнушения в состоянии релаксации с целью благотворного влияния на свое настроение, чувства, намерения, волю. AT имеет набор приемов, позволяющих каждому из нас произвольно саморасслабиться, чтобы прийти к состоянию релаксации через расслабление мышечного тонуса. С помощью AT можно научиться преодолевать боль, усталость и упадок сил, различные негативные эмоции, застенчивость, всевозможные комплексы и многое другое. AT поможет нам расслабить мышцы, концентрировать или отвлекать внимание, управлять вегетативной нервной системой, а через нее — деятельностью внутренних органов, создавать состояние покоя, внушать себе желаемые модели поведения.

стрессы, связанные с проблемами в семье и на работе, в личной жизни, отрицательно влияют на самочувствие, на настроение и на работоспособность человека. Для того, чтобы избавиться от негативных последствий переутомления и нервноэмоционального перенапряжения и привести в норму свое психическое и физическое состояние, в повседневной жизни чаще всего используются:

отдохнуть, но также и как бы «заспать» те или иные переживания. Повышенная сонливость некоторых людей в те жизненные периоды, которые сопряжены со стрессами и высокой эмоциональной нагрузкой, – явление весьма распространенное.

помогает расслабиться. Холодный или контрастный душ, помогают взбодриться, преодолеть вялость и чувство усталости.

вязание, футбол или музыка – является лучшим способом снять напряжение и восстановить силы.

которая накапливается после рабочей недели.

смена обстановки, которая происходит во время отпуска, когда они уезжают отдыхать, на дачу, на курорт, едут в туристическую поездку, является наилучшим способом восстановить необходимый запас физических и душевных сил.

однако у них есть один недостаток: требуется довольно много времени для того, чтобы добиться требуемого результата. Не для всех ситуаций эти методы одинаково эффективны. Например, горячий или холодный душ не избавит человека от переживаний, связанных с неприятностями на работе или в личной жизни. Аутогенная тренировка позволяет быстро, без посторонней помощи за 510 минут добиться необходимого результата восстановления работоспособности, улучшения настроения, повышения концентрации внимания и др. не ожидая, пока усталость, тревога или какоелибо иное неблагоприятное душевное или физическое состояние само собой пройдет. Методы аутогенной тренировки универсальны, они позволяют человеку индивидуально подобрать адекватную реакцию для воздействия на свой организм, когда необходимо устранить возникающие проблемы, связанные с тем или иным неблагоприятным физическим или психологическим состоянием.

что реакция тревоги является непредсказуемой и небезопасной и по-другому человек не может реагировать на стресс. Однако многолетний опыт свидетельствует: гораздо полезнее, используя резервные возможности организма, овладеть методам сознательной и активной саморегуляции. Это позволит реагировать на стресс более спокойно. Это означает — научиться управлять стрессом вопреки естественной автоматической реакции и отвечать на него ауторегуляционно, или, как говорят медики, релаксационно.

характеризующееся пониженной психофизиологической активностью, которое ощущается либо во всем организме, либо в любой его системе.

2) стресс, 3) адаптация.

Иными словами, если наступает адаптация, то стрессовое состояние вскоре идет на убыль — человек, так или иначе, успокаивается. Если же адаптация нарушается (или вообще отсутствует), то возможно возникновение некоторых психосоматических заболеваний или расстройств. С помощью релаксации человек в состоянии вмешиваться в любую из трех фаз стресса. Тем самым можно помешать воздействию стрессового импульса, задержать его или (если стрессовая ситуация еще не наступила) ослабить стресс, предотвратив тем самым психосоматические нарушения в организме.

Активизируя деятельность нервной системы, релаксация peгулирует настроение и степень психического возбуждения. Это позволяет ослабить или сбросить вызванное стрессом психическое и мышечное напряжение.

имеющих достаточный опыт использования методов релаксации. Измерялись

связанные с активностью мозга)

дыхание успокаивалось. потребление кислорода снижалось в среднем на 16 % (с исходным 251 см/мин до 211 см/ми.н), уменьшалось количество выделяемого углекислого газа. Электроэнцефалограмма показала успокоение, проявлявшееся в увеличении количества альфа-волн. В ходе релаксации снижался уровень лактата в крови. Интересно отметить, что по окончании релаксации уровень лактата в крови оставался пониженным в течение некоторого времени, а затем довольно медленно возвращался к исходному. Данные этих замеров согласуются с опытом многих людей, которые утверждают, что после релаксации в течение определенного времени они чувствуют себя спокойными и уравновешенными. Объясняется это сравнительно просто. Дело в том, что источником лактата является гладкая мускулатура. Естественно, при релаксации мышц она вырабатывает гораздо меньшее его количество, что, в свою очередь, благоприятно для здоровья. Эти объективные показатели, полученные в результате измерений, еще раз доказывают, что релаксация снижает активность симпатической нервной системы, в то время как при стрессе активность резко возрастает.

поскольку овладеть ею довольно легко — для этого не требуется специального образования и даже природного дара. Правда, есть все же одно непременное условие — мотивация, каждому необходимо знать, для чего он хочет освоить релаксацию. Разумеется, релаксация не решит всех забот и проблем, но, тем не менее, ослабит степень их воздействия на организм, что очень важно. С помощью релаксации невозможно устранить негативные воспоминания или впечатления, хранящиеся в подсознании, не надо ждать какого-то особенного, чудодейственного эффекта. Но благодаря релаксации можно активно бороться со стрессами. При регулярности занятий релаксационные упражнения; постепенно становятся привычкой и ассоциируются с приятными впечатлениями. Естественно, что эти впечатления возникнут не сразу — для овладения физической и психической саморегуляцией требуются усердие, упорство и терпение. Миллионы лет наш организм совершенствовал защитный механизм против микробов и химических веществ. Этот механизм поразительно эффективен, поскольку нам удалось выжить при самых страшных эпидемиях. Целительная сила, которой наделила людей природа, контролирует функции всех органов без нашего сознательного участия в процессе. Эта сила заставляет сердце биться, кровь циркулировать, глаза видеть и т. д. она обновляет заболевшие клетки и очищает тело от вредных веществ. Возможности живого организма к саморегуляции и самовосстановлению издавна привлекают внимание ученых. Германский доктор медицины Ханнес Линдеман в одиночку переплыл Атлантический океан в надувной резиновой лодке, чтобы доказать силу аутогенной тренировки. Опираясь только на собственные силы, на умение воздействовать на функции организма через психику и самовнушение, тысячи его последователей избавились от мучивших их недомоганий без врачей и медикаментов. Полновластным хозяином своего тела позволяет стать и йога, методы которой направлены на достижение гармоничной совокупности физического, умственного и духовного начал. Дыхательная гимнастика, различные формы медитации и рефлексотерапии, всевозможные виды массажа — все они эксплуатируют одни и те же резервы человеческого организма. И сколь ни отличны методы, направленность одна — разбудить дремлющие в человеке подспудные силы. В 1964 г. вышла книга канадского нейрофизиолога У. Пенфилда о жизни Гиппократа. Оказывается, еще отец медицины применял физические упражнения при таких недугах, как истерия и эпилепсия. Возможности больного купировать, а иногда не только облегчать, но и предотвращать приступы эпилепсии волевым усилием и стремительным бегом не раз отмечались в современной клинической практике терапии с использованием условных рефлексов по И. П. Павлову.

как с помощью «13 энергетических коктейлей» — эффективных дыхательных упражнений, которые доступны каждому практически всюду (за рабочим столом, в автомобиле, в очереди, у телевизора), можно сбросить лишние килограммы. Ключ к похудению без сложных ограничений в еде заложен в технике правильного дыхания. Уже ни для кого не секрет, что мы и наша жизнь зависит от наших преобладающих мыслей. Поэтому такая методика как аффирмации, может также успешно применяться для саморегуляции.

содержащая вербальную формулу, которая при многократном повторении закрепляет требуемый образ или установку в подсознании человека, способствуя улучшению его психоэмоционального фона и стимулируя положительные перемены в его жизни.

необходимо придерживаться следующих правил:

1. Утверждение должно быть сформулировано как факт, причём в настоящем времени.

2. Используйте только позитивные слова, избегайте негативных утверждений.

3. Аффирмация должна рождать позитивные эмоции, радость, драйв и страсть.

4. Аффирмация должна быть краткой и в то же время яркой, образной. Избегайте двухсложных слов и размытых понятий.

5. Конкретизируйте. Для этого спросите себя, кем вы хотите стать, чтобы чувствовать счастье и любовь.

6. Нужно выбирать аффирмацию, которая подходит вам лично. Ещё лучше самому сформулировать её для себя.

7. Верьте в то, что говорите. Чтобы усилить веру, нужно фиксировать любые свои победы.

чем ожидаю».

Существует еще один способ лечения от жизненных перипетий: арт-терапия. Этот вид терапии как один из способов саморегуляции сейчас получает широкое распространение и является очень модным направлением. Сейчас используются различные виды терапии: все виды рисунка (рисунок, живопись, графика, монотипия и др.), мозаика и коллажи, работа с гипсом и боди-арт, лепка, фотография, музыкотерапия, танцевальная терапия, этнотерапия, драматерапия, сказкотерапия и т.д. Методами арт-терапии успешно пользуется, в частности, педагогика.

который отличается гармоническим развитием и хорошо адаптирован к окружающей его физической и социальной среде. Здоровье не означает просто отсутствие болезней: это жизнерадостное и охотное выполнение обязанностей, которые жизнь возлагает на человека”.

школьные учителя как профессиональная группа занимают по уровню заболеваемости среднее положение – более благоприятное, чем, например, шахтеры или работники химических производств, но значительно худшее, чем банковские служащие и научные работники. В результате воздействия профессиональных и других факторов состояние здоровья большей части педагогов оказывается неблагополучным.

в том числе и учителя физической культуры, заслуживает большого внимания, так как от состояния здоровья педагога зависит успешность учебно-воспитательного процесса.

сердечно-сосудистые заболевания, заболевания костно-мышечной системы педагогов. Постоянное перенапряжение приводит к ряду соматических заболеваний (язва желудка, сахарный диабет, ишемическая болезнь сердца, гипертония).

а также через самосохранительное поведение и здоровый образ жизни самих представителей данной профессии.

овладев ими, он обязан ознакомить учеников, которым нужно заботиться о своем здоровье в детства, так как, они живут в мире стрессов и перенапряжений.

помимо общей программы, элементы ритмической гимнастики «хип-хоп», фитнес-йогу для начинающих, включаю фрагменты арт-терапии (подвижные игры cо сказочными персонажами, например, которые очень приветствуются детьми). Это — начало знакомства детей с простейшими методиками саморегуляции. Считаю, что это укрепляет не только физическую культуру моих подопечных, но что также немаловажно, формирует положительный эмоциональный фон.

что он реагирует не только на реальную опасность, но и на угрозу и некоторые символы испытанной в прошлом опасности, используя свой прошлый опыт.

тревога и т. д.) вызывает напряжение мышц и изменение ритма дыхания, другие физиологические реакции, готовящие организм к борьбе или бегству, то есть к интенсивной мышечной, физической нагрузке, которая является естественной разрядкой этого процесса. Этот древний, гораздо древнее человека биологический механизм не предусматривал особенностей современной жизни: для эволюции сотни лет истории человечества срок ничтожный.

присущие современной жизни. Они редко приводят к естественной физической разрядке. Гораздо чаще человеку современному приходится «держать себя в руках», то есть подавлять эмоции. Подавленные эмоции имеют мало шансов «разрядиться», и организму требуется длительное время, чтобы восстановить нарушенное равновесие.

наступает такой момент, когда истощаются приспособительные механизмы и изменения, вызванные эмоциональным напряжением, становятся хроническими. Человек оказывается в состоянии хронического стресса. Его органы не могут, не успевают вернуться в обычный режим работы. Когда все резервы исчерпаны, развивается болезнь. Эти болезни называют психосоматическими, то есть в основе телесных изменений лежит нарушение нормальной психической деятельности. К счастью, наш организм очень пластичен, способен меняться. Только в худшую сторону все меняется само собой, а в лучшую – требует определенных усилий.

живущего обычной современной жизнью? Условия задачи таковы: куча проблем материальных, экономических, психологических, семейных и т. д. дефицит движения, физической нагрузки или нагрузка однообразная, питание и условия жизни и работы, весьма далекие от идеала. Но не будем забывать, что эволюция человека как вида происходила отнюдь не в райских условиях. Наши предки смогли преодолеть невероятные трудности своего этапа развития, сможем и мы. Резервы для этого есть, нужно знать и уметь воспользоваться ими.

С уважением, Виноградов Виктор Борисович

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *